Кузьма Минин – спаситель Отечества и освободитель России от польских захватчиков

Кузьма Минин - спаситель Отечества и освободитель России от польских захватчиков

Вероятно, за всю многовековую историю Русской земли таких людей можно насчитать не много. Один из таких великих россиян – балахонец Кузьма Минин, который, следует сказать без малейшего преувеличения, спас русский народ в далеком XVII веке, избавив государство от Смуты. Все имеющиеся документы в один голос называют нижегородского земского старосту Кузьму Минина инициатором создания II Нижегородского ополчения. Именно он обратился к нижегородцам с идеей создания ополчения.

Да, идея была не нова. И прежде города отсылали друг другу грамоты с предложениями организоваться и выступить против врагов Московского государства. В феврале 1609 года пермяки писали нижегородцам об их желании соединиться с поморскими и иными городами и идти »на богоотступников, на Государевых изменников, на воров, и на Литовских людей стояти единомышленно»[1]. Однако Кузьма Минин сумел не только убедить нижегородцев собирать ополчение, но и первым назвал имя Д.М. Пожарского на место воеводы, »честного мужа, кому заобычно ратное дело», »кто б был в таком деле искусен» и, более того, »который бы во измене не являлся»[2]. Только он смог убедить раненого полководца возглавить ополчение и рассеять опасения стольника. И, в конце концов, Кузьма Минин весь период деятельности ополчения (военные действия и период усмирения »воровских элементов» до избрания царя и даже после этого, вплоть до своей смерти, последовавшей в мае 1616 г.), располагая чрезвычайными полномочиями, которые были на него возложены еще осенью 1611 года, вел финансовые дела большого войска. В это войско входили представители разных сословий и разных городов. До этого лишь царскому правительству было под силу вести столь сложную деятельность. Причем часто случалось, что военные операции, проводимые государством, часто прекращались именно из-за отсутствия денег. А торговец Кузьма Минин более года вел дела: собирал налоги, платил жалованье ратным и вел себя столь мудро, что снискал всеобщую народную любовь.

Даже польский писатель-юрист Казимир Валишевский в XIX веке был вынужден признать, что »с начала до конца (здесь имеется в виду организация Нижегородского ополчения и изгнание им из Москвы поляков. – М.К.) скромный мясник, как его обзывали, был душой, главным двигателем и руководителем великого дела»[3].

Однако современники подчеркивали не только мудрость, но и твердость характера Минина и даже жестокость. Потребовав от нижегородцев подписать »приговор», фактически присягу на верность, что уже было исключительным случаем (ни до, ни после этого »мир», население посадскому торговцу присягу не подписывали!), он объявил, что ополченцы должны »слушаться меня и князя Димитрия Михайловича во всем, ни в чем не противиться, давать деньги на жалованье ратным людям, а если денег не станет, то я силою стану брать у вас животы, жен и детей отдавать в кабалу, чтобы ратным людям скудости не было»[4]. Что же это был за человек? Какое-то уникальное явление в русской жизни?

Вид Балахны с Волги.
Трудности воссоздания биографии одного из величайших сынов России кроются в отсутствии документов, указывающих время и место его рождения – исповедальных и метрических церковных книг (частые пожары деревянной городской застройки, частые нападения врагов и уничтожение церквей, где хранились документы), социальный статус его отца, деда, их имущественное положение. И эти вопросы не праздны. На протяжении столетий историки ломали головы над тем, кем же по рождению был человек, который вместе с полководцем князем Д.М. Пожарским заслужил честь быть увековеченным на главной площади страны в прекрасном памятнике И.П. Мартоса. В какой среде, в каких условиях мог родиться и вырасти человек такой силы воли, отваги, чести (которой могли бы у него поучиться представители многих княжеских, боярских семей, чьи родословия вели свое начало от благородных защитников Русской земли князей Владимира Мономаха, Александра Невского, Дмитрия Донского, и которые без зазрения совести присягали на верность »ворам» и полякам), духовной чистоты и в то же время казначейской расчетливости, твердости характера и ненависти к врагам православной веры и предателям. И, оказывается, такой человек родился не в стольной Москве, не в купеческом Нижнем Новгороде, не в древнем Великом Новгороде, а в небольшом городе – живущей соляным промыслом Балахне, которая, как пишет архимандрит Макарий, издревле славилась благочестием.

В XIX веке историки не раз поднимали вопрос о месте рождения Кузьмы Минина. Однако даже один из первых нижегородских исследователей П.И. Мельников (А. Печерский) в середине XIX века отрицал его балахнинское происхождение: »В Балахне утверждают, что Козьма Минин был балахонец и что потомки его родственников до сих пор существуют в этом городе как фамилии Мининых. Об этом несколько раз говорили и печатали. Но все это несправедливо»[5]. Таким образом, в Балахне всегда знали, что Кузьма Минин их земляк, но Мельников (Печерский), обнаружив в Сотной грамоте 1632 года Мину Редозубова, отказал Балахне в праве считаться родиной организатора Нижегородского ополчения. Однако и он был вынужден согласиться с тем, что балахнинские солепромышленники Минины »происходят от Мины сына Анкудинова».

Данные о семье Кузьмы Минина чрезвычайно скудны. Важнейшее историческое открытие сделал И.А. Кирьянов, установивший, что отец Кузьмы Минина, по данным Писцовой книги дворцовой Заузольской (или Узольской) волости 1591 года, являлся »балахонским посадским» человеком и владел деревнями »Протасьевой Щекиной на Микольском истоке», Сорвачевой на речке Чуди и Лютиковой Казариновой, которые включали в себя 14 десятин пахотной земли, 7 десятин хоромного леса и сенокосные угодья. Большой вклад в исследование мининской родословной внес профессор В.П. Макарихин, установивший не только имена деда и прадеда Кузьмы, Анкудина и Власа, брата Анкудина – Коски Власова, но и владения Анкудиновых, которые находились выше Балахны по обеим сторонам Волги, возле рек Шмили, Мичи, Ширмокши [6].
В настоящее время легко определить местоположение земель деревень Мины Анкудинова. Деревня Протасьева Щекина со временем утратила первое слово в своем названии, и сейчас Щекино находится около села Николо-Погост, бывшего в XVI-XVII вв. центром Заузольской волости, входившей в состав Балахонского уезда. Щекино и Николо-Погост разделяет овраг, оставшийся от русла речки, истоком которой был Николин ключ (в Писцовой книге – Миколин исток). Речка Чудка (Чуда), просыпающаяся сейчас лишь с весенним паводком, хорошо известна жителям окрестных деревень. Она впадает в реку Узолу на северо-востоке от санатория »Городецкий». Еще во второй половине XIX века деревня Сорвачева (Сорвичева) входила в приход церкви в честь Преображения Господня в селе Иконниково (V Благочиннический округ Балахнинского уезда). Каменная церковь сохранилась до сих пор.

Что касается земельных владений старшего сына Мины Анкудинова – Федора, то он, несомненно, деревнями не владел. В.П. Макарихин пишет, что земли Мины Анкудинова перешли »во владения его сына – Федора Минина, который активно занялся торговлей рыбой и мясом»[7], и владеть не мог, будучи тяглым посадским человеком (т.е. он жил на Балахнинском посаде и платил в государственную казну тягло – госналог). А были у него на оброке сенные покосы в дворцовой Заузольской волости Балахонского уезда – пожня Сафарина, что располагалась »с сторону Юрьева заводь а по другую сторону озеро Клоковское а с верхнюю сторону Юрьев исток впал в Юрьеву заводь», площадью 12 десятин, причем совместно с Безсонком Обаниным[8], и пожня Новоросчистная Грива »в Юрьеве заводи на матером берегу подле озера Чернца», площадью в 2 десятины вместе с братом Иваном[9]. За этот своего рода найм Федор и Б. Обанин платили в казну 2 рубля »по полуосму денги» в год.

И Мина Анкудинов деревнями не владел, владел ими царь, а так же, как и сыновья, имел их на оброке, следовательно, »своеземцем» не являлся, а был таким же тяглым посадским человеком – балахонцем, как и его дети 30-40 лет спустя. Гробница Кузьмы Минина в Спасо-Преображенском соборе Нижегородского кремля.

Лучший исследователь Смутного времени в Российском государстве на рубеже XVI-XVII вв. Р.Г. Скрынников пишет, что »Кузьма происходил из богатой посадской семьи. Его отец держал соляной промысел в Балахне и владел несколькими деревнями»[10]. Богатство Мининых подтвердить возможно. Еще в начале 80-х годов XVI века Мина Анкудинов был совладельцем рассольной трубы Каменки[11]. В 1618 году, вскоре после освобождения Москвы от поляков, Минины – Анкудиновы, по данным П.И. Мельникова (А. Печерского), являлись крупнейшими солевладельцами на Балахонском усолье, владея 925 бадьями рассола и двумя варницами. По количеству рассола они уступали лишь Спирину (2200 бадей и 5 варниц, кроме 4 сгоревших) и Троицкому Сергиеву монастырю (1025 бадей и 1 варница)[12]. Через 10 лет Минины еще более упрочили свое положение. По Писцовой книге 1628 года, Федору уже принадлежало 1050 бадей рассола в следующих трубах:
1. Лунинской – 500 бадей,
2. Каменке большой – 200 бадей,
3. Золотухе – 75 бадей,
4. Дубровинской – 175 бадей,
5. Поспеловской – 500 бадей (совместно с В. Суровцовым, Е. Милютиным, П. Трофимовым, Т. Трубниковым).

Если учесть, что на Балахонском усолье в это время было 55 солевладельцев и лишь 13 из них, по подсчетам В.И. Снежневского, имели более пятисот бадей, то станет очевидным,

что Федор Минин оставался крупнейшим солепромышленником, наряду с купцами гостиной сотни Герасимом Михайловичем Потетиным, скупившим много рассола у Спирина, Степаном Марковым Добрыниным, Троице-Сергиевым монастырем. Лубочная картинка, посвященная К. Минину и Д. Пожарскому.

Таким образом, Федор Минин являлся крупным солепромышленником. Он обеспечивал работой многих балахнинских посадских людей, способствуя тем самым поступлению в казну налогов. По Писцовой книге Балахны 1674-1676 годов, владельцами части бадей в тех же трубах Федора Минина числятся его внуки – Иван и Петр Ивановы, дети Минины, и Андрей и Сергей Григорьевы, дети Минины, т.е. эти рассолы перешли к ним по наследству. Следовательно, во второй половине XVI века некоторая часть этих рассолов была во владении Мины Анкудинова.

Как фиксируют источники, в 20-е годы XVII века Федор Минин вел торговлю в Балахне. Он имел два лавочных места в Большом торговом ряду, одно место в Рыбном ряду, два места в Щепном ряду. Балахнинский торг в XVII веке располагался в междуречье Волги и Нетечи справа от дороги, ведущей от крепости к Волге. Там же стояли съезжая и таможенная избы и церковь Воскресения. В настоящее время эта территория не застроена, так как она в весеннее половодье заливается водой. Лавочное место в Большом центральном ряду занимало в длину 6,5 сажени (более 13 метров), то есть представляло из себя прообраз современного магазина.

Вопрос о месте жительства в Балахне Мины Анкудинова и месте рождения Кузьмы до сих пор остается открытым. В связи с этим можно выдвинуть ряд предположений. По Писцовой книге Балахны 1674-1676 годов, дворы посадских тяглых »середних» людей (т.е. людей среднего достатка), каковых в Балахне насчитывалось лишь 17, а именно, Гордеевых, Мининых, Ляпиных, Утятниковых и других, находились на Боровской Гриве. О расположении этой средневековой »улицы» – Боровской Гривы – пишет археолог, кандидат исторических наук Т.В. Гусева: »Скорее всего Боровская Грива соответствует современной улице Лесопильной»[13]. Лесопильная улица в настоящее время проходит с восточной стороны от мебельной фабрики, где в начале XX века были лесопилки Ф.П. Волкова и И.П. Щепетильникова. Однако, заметим, что »Бором» в XVI веке называли земли по правую сторону от Нетечи. Так, Благовещенская церковь располагалась »вверх по реке Нетече на Бору». П.И. Мельников (А. Печерский) пишет более конкретно: »Благовещенская, или Ильинская, каменная недалеко от ярославского выезда. Существовала в XVI столетии на теперешнем месте «вверх по Нетече на Бору»». Благовещенская, наряду с другими церквями, зафиксирована на планах Балахны 1781 и 1798 годов. Каменная Благовещенская церковь, построенная в 1796 году купцом Я.П. Латухиным на месте деревянной, вплоть до 30-х годов XX века находилась на месте современного Дома культуры НиГРЭС (РДК). Еще одно подтверждение расположения Боровской Гривы справа от Нетечи и Большой дороги, которая вела из Петровских ворот крепости в сторону села Кубинцева, можно найти в документах балахнинского бургомистра П.С. Латухина, где, в частности, сказано, что П.С. Латухин имеет дом, »при нем каменные и деревянные покои и службы на покупной земле по купчей в Балахне на Воздвиженской Гриве, через дорогу река Нетеча»[14]. Грива, то есть возвышенность, в низменной Балахне по документам известна только одна – Боровская, которая с начала XVIII века, когда там была построена Крестовоздвиженская церковь, стала называться Воздвиженской. »Бором», то есть лесом, в XVI веке именовали территорию за Нетечей в отличие от посада, расположенного в междуречье Волги и Нетечи, где добывали соль (там находились рассолоподъемные трубы и варницы). И лес там вырубили, несомненно, уже в первые десятилетия существования соляного промысла, скорее всего еще в XV веке. Следовательно, можно с уверенностью утверждать, что сейчас Боровскую Гриву, где жили Минины, внучатые племянники Кузьмы Иван и Петр, можно определить как улицу Дзержинского по левую сторону по направлению от автостанции к поселку НиГРЭС.

Современный вид Никольской церкви, построенной в 1552 году.
К сожалению, на этом месте в настоящее время преобладает современная застройка, сохранился лишь трехэтажный каменный дом Латухиных, построенный на рубеже XVIII-XIX веков, и воссоздать облик городской застройки XVI-XVII веков практически невозможно. Однако вполне вероятно, что двор Ивана и Петра Ивановых детей Мининых »в длину двора их и с огородом 33 сажени поперег 17 сажени»[15]. (1 сажень = 2,12 метра) мог перейти к ним по наследству от их деда Федора, а ему от отца Мины Анкудинова. На Балахнинском посаде располагался и двор другого внука Федора – купца гостиной сотни Андрея Григорьева сына Минина, который был сыном старшего сына Федора. Двор имел в длину 18 саженей »по переднему концу поперег 8 саж. По заднему 14 саженей»[16]. Где находился этот двор, к сожалению, пока неизвестно.

Интересны для нас еще два исторических памятника – Крестовоздвиженская (в ряде документов она называется также Козмодемьянской) церковь, построенная около 1742 года, и Знаменская, построенная в 1748 году П.С. Латухиным. Ранее, вконце XVI-начале XVII века, деревянные церкви стояли: Воздвиженская на Нетече, а Космы и Домиана – на берегу Волги, а потом были объединены и построены на новом месте. Кроме того, Крестовоздвиженская церковь имеет придел во имя Божьей Матери в честь иконы ее Казанской. Возможно, сочетание этих фактов не случайно: двор Мининых, церковь с приделами Космы и Домиана и иконы Божьей Матери Казанской, которая покровительствовала Нижегородскому ополчению во время похода за освобождение Москвы от поляков, концентрировались примерно в одном месте – на Большой дороге (современная улица Дзержинского), по которой шло ополчение зимой 1612 года. Однако доказать источниками факт рождения Кузьмы Минина на этом месте пока невозможно. Но как версию, вероятно, принять можно.

Каким образом балахонец Кузьма Минин стал нижегородцем? В современной исторической литературе господствует следующая точка зрения, поддерживаемая известным историком В.И. Бугановым, о переселении Мины Анкудинова с сыном Кузьмой из Балахны в Нижний Новгород, согласно которой Кузьме, по преданию, было 12 лет, когда он с отцом пришел в Нижний[17]. Однако, если Кузьма родился в конце 60-х-начале 70-х годов XVI века (был на 10 лет старше своего соратника Д.М. Пожарского, родившегося в 1578 г.), то их переезд должен был состояться в конце 70-х-начале 80-х годов[18]. При этом владения в Балахне (рассольные трубы, варницы и другая недвижимость) Мины Анкудинова по логике должны были перейти к его старшим сыновьям Федору и Ивану. Однако Писцовая книга дворцовой Заузольской волости 1591 года называет Мину Анкудинова балахонским посадским человеком, а его сыновей, которым к тому времени было более 20 лет (в те времена возраст взрослых мужчин), не упоминает совсем. Но если Мина был посадским, а следовательно, тяглым человеком Балахны, значит, он платил тягло там, а если он в то время жил уже в Нижнем и занимался торговлей, то должен был платить этот налог и здесь. Почему же он не стал просто нижегородцем? Зачем платить тягло дважды? Конечно, тягло мог за него платить в Балахне и Федор, но тогда почему он не сделал сына балахонским владельцем? Оставил »тылы» в Балахне, если не утвердится в Нижнем?! Может, не доверял детям? Вопросов множество. Ответов мало. Но зато много пищи для размышлений. Навряд ли Мина более 10 лет испытывал сыновей. Скорее всего, Мина с Кузьмой переселились в Нижний в 90-х годах и Кузьма был в то время не отроком, а мужчиной 20 с лишним лет, прожив в Балахне долгие, хотя и быстротечные годы детства и юности. И приехал он в Нижний сформировавшимся человеком с состоятельным отцом, который купил ему дом на Нижнем посаде у Благовещенского монастыря, в весьма престижном месте; приобрел торговую лавку в Мясном ряду и пристроил двоих младших сыновей. И лишь обеспечив своим детям достойную трудовую жизнь, в конце столетия ушел в Печерский монастырь.

Вид реки Волги у Балахны.
Таким образом, Мина Анкудинов во второй половине XVI века являлся балахонским посадским тяглым человеком, богатым солепромышленником и торговцем, державшем на оброке 3 деревни в дворцовой Заузольской волости. В конце XVI столетия Мина Анкудинов с младшим сыном перебрались на жительство в Нижний Новгород, где Кузьма смог заслужить доверие посадских и был избран на должность земского старосты. Уникальный талант Минина раскрылся в период Смуты. Он сумел сделать то, что до него не смогли сделать ни Лжедмитрии, ни Прокопий Ляпунов, ни Заруцкий, ни бояре во время правления печально известной Семибоярщины (1610-1612), – организовать дееспособное войско, которое навело порядок в государстве.

Честь и хвала великому балахнинцу!

Балахнинские Минины (из родословной потомков Мины Анкудинова)

Памятник К. Минину в г. Балахне. (Фрагмент) Скульптор А. Колобов
Минины – балахнинские солевладельцы, купцы и посадские, воины и торговцы. Их жизнь на протяжении четырех столетий, начиная с XVI века, была неразрывно связана с Балахной. Прославил и обессмертил род Мининых Кузьма Минич, сын балахнинского посадского человека Мины Анкудинова.

Имя Кузьмы Минина чтили во все последующие века. Особенно хорошо помнили царствующие Романовы, кому они обязаны своей властью. Первый российский император Петр I, посетив его могилу в Спасо-Преображенском соборе Нижегородского кремля, произнес: »Вот истинный спаситель Отечества». И в XIX веке императоры не хотели отставать от своего великого предшественника. При Александре I »спасителям Отечества» Кузьме Минину и Д.М. Пожарскому в Москве был установлен величественный памятник, правда, русские герои были облачены скульптором И.П. Мартосом в весьма странную для русских одежду.

Николай I »перещеголял» своего брата Александра I, решив почтить даже потомков героического гражданина. Во все губернии срочно был разослан циркуляр о поиске потомков и наследников Кузьмы Минина. В первую очередь, естественно, их стали искать в Нижнем Новгороде, так как »великого гражданина» считали нижегородцем. Однако их там не оказалось, так как сын Кузьмы – Нефедий, проживавший в Нижнем, умер бездетным.

Некоторые исследователи мининской родословной доказывают, что у Кузьмы был еще один сын – Леонтий, ставший родоначальником тульской ветви Мининых[19].

Церковь Рождества Христова.
Но нас в данном случае интересуют Минины – балахнинцы. Эта фамилия часто встречается в балахнинских документах XVIII-XIX веков. Являлись ли представители Мининых из Балахны потомками Кузьмы Минина или его отца – Мины Анкудинова? Как выяснилось, да, несомненно.

У Кузьмы, который был младшим сыном в семье »своеземца» Мины Анкудинова, были старшие братья Сергей, Федор, Иван[20]. Одному из них – Федору – после отца достались земельные владения, соляные трубы и варницы в Балахне. Его сыновья – Григорий и Иван продолжали заниматься солянымпромыслом и торговлей, которую вел еще их дед – Мина Анкудинов. Старший сын Григория – Андрей – видная фигура в Балахне, он принадлежал к гостиной сотне, но уже в 70-х годах XVII века, судя по данным Писцовой книги г. Балахны 1674-1676 годов, в Балахне, вероятно, фактически не жил, так как торговля его пришла в упадок и варницы он все распродал. Дети Ивана Федоровича – Иван и Петр, видимо, не получили такого богатого наследства. От деда Федора им достались 75 бадей рассола в трубе Золотухе, а от отца – 533 бадьи в трубе Лунинской. »Ивашка и Петрунька», как они зовутся в Писцовой книге Балахны, были посадскими людьми, но за ними уже закрепилась фамилия Мининых. Если их дед звался »Федка Минин сын Анкудинов», то его внуки: »Андрей Григорьев сын Минин» и »Ивашка Иванов сын Минин». На рубеже XVII-XVIII веков из Мининых в Балахне остаются только дети Ивана Ивановича. В Писцовой книге уже значится его сын Данилко 13 лет[21].

Исповедальные росписи г. Балахны содержат данные о следующих поколениях Мининых. Около 1697 года был рожден Иван Данилович Минин[22].

В течение всего XVIII века балахнинские Минины жили в Борисоглебском приходе, то есть около церкви Святых Бориса и Глеба, которая располагалась на месте здания бывшего кинотеатра »Восток». Можно предположить, что, являясь прихожанами этой церкви, Минины могли быть возле нее похоронены. Так что памятник Кузьме Минину в Балахне поставлен очень удачно, на земле Борисоглебской церкви.

У Ивана Даниловича был один сын – Матвей, рожденный около 1718 года, и еще три дочери [23]. Балахна XVIII века для краеведов остается большой и таинственной загадкой, так как практически все документы за этот период хранятся в Российском государственном историческом архиве в Санкт-Петербурге и балахнинцам недоступны. Поэтому остается неизвестной деятельность балахнинских Мининых в XVIII веке.

Балахнинскую ветвь потомков Мины Анкудинова продолжили дети Матвея Ивановича – Федор (род. около 1748 г.) и Семен. В 1785 году в семье Федора Матвеевича родился второй сын – Павел (первый сын Алексей род. около 1775 г.). Об этом незаурядном человеке можно написать целую книгу (благотворительная деятельность П.Ф. Минина освещена в работе Ю.Г. Галая »Балахнинский благотворитель Павел Минин»).

Балахнинский купец 3-й гильдии, в течение ряда лет городской голова, благотворитель, Павел Федорович, видимо, получил от своего великого предка в наследство те же качества – казначейскую расчетливость, широту души, заботу о людях, которые позволили Кузьме Минину стать душой и сердцем той монолитной силы русского народа, сбросившей с себя ярмо вражеских захватчиков, а Павлу Минину – стать »достойным гражданином, делающим честь городу Балахне». Так охарактеризовал его профессор Казанского университета, сын балахнинского солепромышленника Григорий Николаевич Городчанинов. Быть »достойным гражданином» в период царствования Николая I было тоже своего рода подвигом.

Сам Павел Федорович причислял себя к роду Мины Анкудинова. В его семье хранились выписки из Писцовой книги Балахны 1674-1676 годов и другие документы, подтверждающие родство Мининых XVII и Мининых XIX веков. В 20-е годы XIX века он обращался в канцелярию нижегородского губернатора, пытаясь доказать, что он »есть действительно потомок предков Мининых». Однако документы не были признаны подлинными и их родство не подтвердили. Теперь можно утверждать, что в XIX веке в Балахне жили прямые потомки рода Мины Анкудинова.

Балахна – родина Кузьмы Минина Ров бывшей Балахнинской крепости. Фото 2005 года.

Прошло почти 400 лет с тех пор, как Нижегородское ополчение, ведомое мудрым Кузьмой Мининым и славным Д.М. Пожарским, освободило Москву от захватчиков. Но даже в наши дни, уже в XXI веке, несмотря на столь солидный для мировой истории срок, многое в Балахне и Балахнинском районе напоминает дотошному краеведу и любопытному туристу о тех событиях, о народных героях Смутного времени.

1. Никольский храм – главная святыня Балахны. По легенде, Кузьма Минин был крещен в этой церкви Покровского монастыря в конце 60-х-начале 70-х годов XVI века. Балахнинский мужской Покровский монастырь основан в начале XVI века иеромонахом Пафнутием к юго-востоку от Балахнинской крепости, которая начала строиться в 1536 году. В 1833 году в подклети Никольского храма открылась церковь во имя Святого Пафнутия Боровского. Никольский храм построен в Балахнинском мужском Покровском монастыре в честь взятия Казани в 1552 году. Покоритель Казанского ханства, много лет бывшего источником постоянных набегов на русские приволжские города, царь Иван IV Васильевич возвращался из Казани через Нижний Новгород, Балахну, Владимир. Во многих городах по его указу строились церкви, ставшие памятниками взятию Казани. Среди них девятиглавый храм Покрова в Москве на Красной площади, более известный как храм Василия Блаженного, названный так в народе. Взятие татарской столицы произошло на праздник Покрова Пресвятой Богородицы, поэтому выбор Покровского монастыря для строительства храма не случаен.

2. Здание бывшей школы N 1, каменное двух-этажное, построено одноэтажным в начале XVIII века (1738 г.). По указу нижегородского епископа Питирима в этом здании было открыто духовное училище для подготовки лиц в духовную семинарию. По легенде, как писал известный нижегородский писатель П.И. Мельников (А. Печерский) в 1850-м году в Нижегородских губернских ведомостях, на этом месте располагался осадный двор Д.М. Пожарского, который не раз бывал в Балахне. Он владел на Балахонском усолье соляным промыслом. А в ночь с 23 на 24 февраля Пожарский ночевал, несомненно, в нем.

3. Соляной комплекс на берегу Волги – рассолоподъемные трубы XVI-XVII веков, которые принадлежали отцу Кузьмы Минина – Мине Анкудинову и князю Д.М. Пожарскому.

4. Дом на проспекте Революции – принадлежал потомку Мины Анкудинова – Павлу Федоровичу Минину.

5. Памятник защитнику Отечества Кузьме Минину на Советской площади. Скульптор А. Колобов (1943).

6. Ров бывшей Балахнинской крепости (1536) – территория парка. О прибытии в Балахну ополчения историк Р.Г. Скрынников пишет следующее: »Главные силы Нижегородского ополчения вступили на Балахну в великий пост 23 февраля 1612 г. Местные жители встретили Пожарского в воротах. Воевод и дворян поместили в осадных дворах в крепости, прочих ратных людей устроили на ночлег на посаде. Поход Пожарского послужил сигналом к объединению сил, выступивших против Заруцкого. В Балахне к нему присоединился Матвей Плещеев. Воевода этот пользовался большой известностью в первом земском ополчении. При жизни Ляпунова он пытался унять казачье своеволие в полках. После убийства Ляпунова ему пришлось бежать из ополчения и укрыться в своих костромских вотчинах: Покинув Балахну, войско в сумерках добралось до Юрьевца»24.

7. Церковь Рождества Христова на улице Энгельса. По данным Н.Н. Бахаревой, собор был построен в 20-е годы XVII века на территории женского Христорождественского монастыря как памятник воинам-ополченцам, погибшим во время освобождения Москвы в 1612 году.

8. Крестовоздвиженская церковь с приделами Космы (духовного покровителя Кузьмы Минина) и Домиана и Божьей Матери в честь иконы ее Казанской (эта икона сопровождала Нижегородское ополчение и покровительствовала ему). Церковь построена в 1742 году. Около этой церкви находился двор Мининых.

9. Церковь Сретения Господня, построена в 1807 году в селе Кубенцеве. Кубенцевские земли были пожалованы царем Михаилом Федоровичем Романовым князю Д.М. Пожарскому за освобождение Москвы от поляков.

10. Здание (»Аптека»), где с XVIII века располагались Балахнинские городская дума и управа. На этом месте располагалась воеводская изба, откуда Кузьма Минин и Д.М. Пожарский руководили ополчением во время остановки в Балахне.

11. Церковь Божьей Матери в честь иконы ее Казанской в селе Юрине. Построена Д.М. Пожарским.

12. Мининский пруд с ветлами, недалеко от дома, где жил балахнинский меценат Павел Минин, потомок Кузьмы Минина.

13. Спасская церковь, построена в 1668 году на средства солепромышленника, купца гостиной сотни Григория Ефремовича Добрынина. Украшена балахнинскими многоцветными поливными изразцами. Такими же изразцами с фоном цвета морской волны в XVI веке был украшен храм Василия Блаженного (храм Покрова на рву) в Москве на Красной площади.

Примечания

1. Действия НГУАК. Т. XI. Памятники истории нижегородского движения в эпоху Смуты и земского ополчения 1611-1612 гг. Н.Новгород, 1912. С. 25.
2. Скрынников Р.Г. Крушение царства: Историческое повествование // Историческая хроника. М.: АРМАДА, 1995. С. 407.
3. Валишевский К. Смутное время. М.: СП »Квадрат», 1993. С. 284.
4. Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М.: Эксмо, 2004. С. 369.
5. Нижегородские губернские ведомости. Неофициальная часть. 1850. N 2. С. 6.
6. Макарихин В.П. Балахна в истории России. С. 14-16.
7. Макарихин В.П. День памяти гражданина Минина: Научно-методическое пособие. Н. Новгород, 1999. С.8.
8. Писцовая книга города Балахны 1674-1676 гг. // Действия НГУАК. Т. XV. Вып. 1. Н. Новгород, 1913. С. 120.
9. Там же. С. 122.
10. Скрынников Р.Г. Крушение царства… С. 406.
11. Медведева В.А. Род Кузьмы Минина в Балахне // Рабочая Балахна. 1991. 17 октября. С. 3.
12. Мельников П.И (А. Печерский). Балахна // Нижегородские губернские ведомости. Неофициальная часть. 1850. N 1. С. 4.
13. Гусева Т.В. Формирование исторической территории Балахны в XVI-XVII вв. Исследования по истории России: Межвузовский сборник научных трудов. Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 1996. С. 38.
14. ЦАНО. Ф. 931, Оп. 828, Д. 212.
15. Писцовая книга города Балахны 1974-1676 гг. С. 38.
16. Там же. С. 85.
17. Буганов В.И. Выборный человек всею землей Кузьма Минин // Вопросы истории. 1980. N 6.
18. Минин и Пожарский – спасители Отечества. Историческое повествование // Кузьма Минин – Дмитрий Пожарский: Сборник / Автор и составитель Шамшурин В.А. М.: Новатор, 1997. С. 49.
19. Голов И.И. Род Кузьмы Минина // Записки краеведов. Горький, ВВКИ, 1975. С. 108-112.
20. Кирьянов И.А. О Кузьме Минине. Новые материалы к биографии // История СССР. 1965. N 1. С. 144-146.
21. Писцовая книга г. Балахны 1674-1676 гг. С. 38.
22. ГАНО N 3. Ф. 570. Оп. 559 а. Д. 13.
23. Там же.
24. Скрынников Р.Г. Крушение царства… С. 413.

автор статьи  М.В. Карташова –  »Балахна – Минин – Нижегородское ополчение» из журнала Нижегородский музей

22.04.2015 · Богуслав · Комментариев нет
Рубрики: НИЖЕГОРОСКАЯ ОБЛАСТЬ, КРАЕВЕДЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКОГО КРАЯ

Написать комментарий

Это не спам.


Цены на мобильные телефоны roverpc http://mega-technik.ru;вязка спиральная св