Русь Полабская – Поморское Царство – Варяжское море !!!

Полабско-поморские (или балтийские) славяне, проживали   некогда в северных частях современной центральной Европы – по южному берегу Балтийского моря и по рекам Лаба, Солава, Одра, Хобола, а также по низовьям Вислы. Здесь Вы можете найти редкие, подчас уникальные, и надеюсь, по-настоящему интересные, материалы об этих народах. Многие из представленных на сайте данных для кого-то могут оказаться настоящим откровением. Тем не менее, они абсолютно правдивы и верны. И мы видим одной из своей целей – чтобы Вы, сами лично, смогли в этом убедиться.
Помимо всего прочего, на нашем ресурсе размещены сведения об очень близком родстве балтийских славян с русским народом, особенно с северными русскими. Для некоторых, это может показаться неожиданным, но, тем не менее, это также правда. Кроме того, мы публикуем, видимо одними из первых, почти не изученные, но тем не менее, чрезвычайно красноречивые (даже в самом первом приближении) топонимистические (сравнивающие географические названия) аргументы близкого родства русских и балтийских славян. Совпадения между названиями полабско-поморских земель и России часто по-настоящему ошеломляют! Также на сайте представлены некоторые мысли и наблюдения о том, почему настолько яркие, важные и ключевые сведения о нашей с вами истории, в настоящее время столь катастрофически мало известны, причём не только массовой публике, но и «профессионалам». Хотя, в последние годы, наметилась тенденция распространения данной информации в самых широких кругах. Её уже невозможно просто отрицать или замалчивать. Что, конечно же, является очень отрадным. Предлагаем Вам познакомиться с этими данными. Очень может быть, что Вы узнаете что-то абсолютно новое для себя! Перед Вами то, что усилиями некоторых нечистоплотных и ангажированных историков прошлых времен, совершенно искусственно, держалось в тайне! Это наша древнейшая история!

полабско-поморским (или балтийским) славянам, проживавшим некогда в северных частях современной центральной Европы – по южному берегу Балтийского моря и по рекам Лаба, Солава, Одра, Хобола, а также по низовьям Вислы. Здесь Вы можете найти редкие, подчас уникальные, и надеюсь, по-настоящему интересные, материалы об этих народах. Многие из представленных на сайте данных для кого-то могут оказаться настоящим откровением. Тем не менее, они абсолютно правдивы и верны. И мы видим одной из своей целей – чтобы Вы, сами лично, смогли в этом убедиться.
Помимо всего прочего, на нашем ресурсе размещены сведения об очень близком родстве балтийских славян с русским народом, особенно с северными русскими. Для некоторых, это может показаться неожиданным, но, тем не менее, это также правда. Кроме того, мы публикуем, видимо одними из первых, почти не изученные, но тем не менее, чрезвычайно красноречивые (даже в самом первом приближении) топонимистические (сравнивающие географические названия) аргументы близкого родства русских и балтийских славян. Совпадения между названиями полабско-поморских земель и России часто по-настоящему ошеломляют! Также на сайте представлены некоторые мысли и наблюдения о том, почему настолько яркие, важные и ключевые сведения о нашей с вами истории, в настоящее время столь катастрофически мало известны, причём не только массовой публике, но и «профессионалам». Хотя, в последние годы, наметилась тенденция распространения данной информации в самых широких кругах. Её уже невозможно просто отрицать или замалчивать. Что, конечно же, является очень отрадным. Предлагаем Вам познакомиться с этими данными. Очень может быть, что Вы узнаете что-то абсолютно новое для себя! Перед Вами то, что усилиями некоторых нечистоплотных и ангажированных историков прошлых времен, совершенно искусственно, держалось в тайне! Это наша древнейшая история!

Балтийские, полабско-поморские славяне в древности и средневековье проживали в землях, расположенных по южному берегу Балтики – которые в настоящее время, поделены между Польшей и Германией. На иллюстрации пунктирной линией примерно обозначена область, которую населяли эти племена. А также указаны современные немецкие федеральные земли и польские воеводства, частично или полностью расположившиеся в их землях.

В своё время, славянские народы жили по всему южному берегу Балтики – примерно от современного немецкого города Киль и до самого устья реки Вислы. А также по берегам рек Одры (Водры, Одера) и Эльбы (Лабы) с их притоками – такими, как Заале (Солава), Шпрее (Спрёва), Хафель (Хобола или Гавола), Икер (Укра), Нейсе (Ныса или Нижа), Пене (Пена) и т.д. Многочисленное славянское население, в эпоху раннего средневековья, также проживало в Скандинавии – и в Норвегии, и в Швеции, и в Дании. Составляя там, как минимум, очень существенную диаспору. Но центром их земель было именно южное побережье Балтийского моря.

Политически, поморские и полабские славяне представляли собой несколько довольно крупных военно-племенных союзов – ободритов, лютичей, лужичан и поморян. По сообщениям немецких хронистов и католических проповедников, бывавших в их землях, некоторыми из них правили собственные короли (обладавшие всей полнотой власти и передающие её наследству правители – в отличие от «вождей», «князей» или «герцогов», которые обладали относительно ограниченной властью и получали её от королей, или императоров, либо избирались на время самим народом). Свои короли, в частности, были у ободритов и у жителей острова Рюгена – руян.

Западные славяне в 800-950 годах.

Самым западным из этих союзов, был союз ободритов – в него входили племена самих ободритов, а также вагры, или варны, древане, линяне (или глиняне), смоляне и полабы. Их земли простиралась от современного Киля и Любека (Любицы) до Шверина (Зверина), Висмара и Ростока. Их столицами были Старигард (Ольденбург), Рерик и Велегард.

Валы Старигарда, столицы одного из ободритских племен, которое немцы называли «варны», «вагpы», видимо, на самом деле, просто, те самые «варяги». (Подробней о варинах-варягах см. здесь) Современное состояние. Ныне город называется Ольденбург, дословно «Старая крепость» – это название является немецкой калькой со славянского исходного варианта. Находится город на полуострове Вагрия, в земле Шлезвиг-Гольштейн. Это тот самый город, который был упомянут одним из известных немецких описателей поморских славян, Адамом Бременским, как столица вагров, «Альдинбург» (что дословно также означает «Старая крепость»).

Чуть восточнее и южнее от них проживали лютичи (они же вильцы). В состав их союза входили племена черезпенян, резан, долечан, редарей, и иногда спреван, стодорян, моричан и гаволян. Их земли располагались на территории от современных Ростока и Нойбранденбурга, до Одры, а на юге – до современного Берлина и Бранденбурга на Хафеле (Бранибора). Одной из столиц лютичей была знаменитейшая Ретра, она же Радегощь, или Радогощь, располагавшаяся в землях редарей, в районе Доленского озера (ныне Толлензе), в которой находился храм Радегаста.

Ретра. Urbs triсornis (Трёхрогий город) с высоты птичьего полёта. Рисунок-реконструкция ХХ-ого века, из книги немецкого археолога К. Шухардта «Аркона, Ретра, Винета». Средневековые немецкие источники сообщают, что Ретра была известнейшей и славнейшей крепостью в земле редарей. В ней находился храм Радегаста – одного из самых почитаемых славянских богов. Известно что от неё до Гамбурга было 3 дня пути. Крепость также называлась «Трёхрогий Радегаст». (Перевод названия упомянутого в немецком источнике. Исходный славянский вариант, скорее всего, выглядел как «Трёхрогая Радегощь».) Она носила такое имя из-за своих трёх башен. Ретра была типичной средневековой североевропейской деревянной крепостью. На рисунке видны два ряда стен на холме, на берегу озера, три башни и храм. По одной версии Ретра стояла на Замковой Горе около современной деревни Прильвиц (Prillwitz, славянское название Прилойце). В XVII веке в этой деревне был найден клад, состоявший из множества литых статуэток, а также прочих предметов, видимо, культового назначения. Правда, чуть позже, все они были провозглашены некоторыми немецкими чиновниками «расследовавшими» обстоятельства находки «фальшивкой». В настоящее время, эти фигурки, до сих пор, официально числятся фальшивыми, хотя данный «вывод» очень жёстко критиковался некоторыми исследователями, ещё во времена того самого «расследования», приведшего к такого рода «выводу». По-настоящему научного исследования этих фигурок, включая радиоуглеродный анализ, никогда так и не было сделано. До настоящего времени, Замковая гора в Прильвице не сохранилась, она была срыта по приказу немецких властей. При этом, по другой версии Ретра находилась там же, недалеко от Прильвица, но чуть восточней – в местечке Фельдберг (Feldberg). На берегу озера Луцин (Лужино). Шухардт в своей книге упоминает оба варианта. Причем под Фельдбергом он обнаружил большое городище, описал и сфотографировал его валы, каменные основания стен, а также составил подробную схему.

Ещё южнее жили лужичане (они же, лужицкие сербы). В их союз входили племена лужичан, сербов, мильчан, нишан, гломачей, сусулей, плоней и жаровян, а иногда так же – и пограничные с лютичами спреване и гаволяне (хоболяне). Жили они к югу от современного Берлина, через Лейпциг (Липск), Дрезден (Дрежджаны) и Эрфурт (Яроброд), до севера современной Баварии. На востоке лужичане занимали берега Одры и Нейсе (Нижы), гранича там со слензянами, бобрянами и любушанами – западными славянскими племенами, в последствии составившими население Герцогства Силезия. С юга лужицкие сербы граничили с чехами. Ещё одним союзом полабско-поморских славян были собственно поморяне, жившие в Поморье – от устья Одры и современного города Щецин до Гданьска, стоящего в устье Вислы. В их союз, помимо самих поморян, входили племена укрян, словинцев, волынян и пырычан. Их городами были Вольгаст (Вологощь), Колобжег (Колобрег), Бялогард (Белгард), Гданьск, Щецин (Штетыно), Старгард, Славно, Камень и знаменитейший Волин (во время землетрясения в начале XIV века ушедший, к сожалению, на дно моря). На границах их земель находилось и небольшое поселение Быдгощь, в последствии ставшее крупным и знаменитым городом. На юге поморяне граничили с польскими племенами, а позже и с польским королевством.

Особняком среди полабско-поморских славян стояли жители священного острова Руяны (современного Рюгена) – руяне (они же ране, ругии, рены, рутены, или, видимо, просто русы). Они не подчинялись никому и, подчас, сами диктовали свою волю окрестным племенам. Именно в их землях, на севере острова Рюген располагалась одна из самых главных славянских языческих святынь – крепость Аркона с храмом Свентовита.

Аркона. Видны остатки внешних валов древней славянской крепости. Значительная часть мелового мыса, на котором стоит крепость (включая внутренние валы, а также огороженную ими территорию) к сожалению, за прошедшие столетия, в результате оползней и землетрясений, обвалилась в воду. Только в XX веке было 2 серьезных оползня.

Там же, на острове находилась столица руян – город Кореница. Помимо этого острова, руяне владели также землями на материке – по соседству с Рюгеном, в том числе и землями племени хижан. Руянам, в частности, принадлежал, в своё время, город Штральзунд (Стрелово).

Соседние с полабскими и поморскими славянами, немцы, долгое время, со средневековья, называли их всех, обобщённо, «вендами». Это же слово, немцы и сейчас, иногда, используют в отношении потомков поморских и полабских славян. Его же, немцы применяли по отношению почти ко всем славянам центральной и западной Европы, включая племена жившие в Австрии, Баварии, а также к славянским народам Силезии, более того – они называли так иногда даже словаков. В общем, этим словом, немцы именовали всех соседних с ними славян, кроме, разве что, чехов и поляков. В средневековье, слово «венды» также использовали для обозначения западных и северных славян англичане, датчане, шведы, норвежцы и некоторые другие соседние с ними неславянские народы.

В настоящее время, из всех этих племён и народов, продолжают существовать, не растворившись окончательно среди соседей, лишь горсточка лужицких сербов (в современной Германии) и остаток поморов – кашубы (в Польше). Все остальные их собратья за прошедшие века, к сожалению, либо онемечились, либо полонизировались. Однако, многие из них, пересилившись в своё время на территорию соответствующую нынешней северо-западной России, сыграли очень существенную роль в формировании современного русского народа.

Современные лужичане (или по-другому, сербы, лужицкие сербы) живут на востоке современной Германии в Лужице – небольшой области, которая осталась от их изначального ареала. Расположена она в землях «Саксония» и «Бранденбург», и «зажата» между Дрезденом и Берлином с одной стороны, и Польшей с другой. Сама эта область делится на Горную и Дольную Лужицы. Дольная находится в пределах совеременного «Бранденбурга», горная в пределах «Саксонии».

Лужичане уникальны тем, что это последние исконные жители Германии, которые всё ещё помнят, что они славяне. И, пусть на очень маленькой территории, но сохранили собственную самобытность и свою культуру. И это несмотря на века военно-политического господства немцев и на часто проводившуюся в отношение них политику ассимиляции. (Что немцы иногда пытались делать даже насильственно). Нынешние остатки лужицких сербов – это, фактически, последние жители наших исконных, некогда, чисто славянских, земель в центре Европы, которые до сих пор не согласились стать немцами. Хотя современные лужичане – это люди, которые очень сильно интегрированы в немецкий народ. Тем не менее, они помнят своё происхождение и гордятся им.

В VIII-XIII веках новой эры, в северных и восточных – ранее чисто славянских, землях современной Германии, а также на других, соседних территориях постоянно шли войны. Дело в том, что созданная на юге по новому, сначала просто западному христианскому, а потом и уже собственно католическому образцу, немецкая империя, военным образом пыталась закрепиться в славянских землях Полабья и Поморья. В общей сложности, местные славяне, сопротивлялись ей с оружием в руках, около 500-от лет! Видимо, это были самые длинные в истории человечества, с одной стороны, завоевание, а с другой, оборона какой-либо земли.

Начал попытки немецкого вторжения ещё Карл Великий, который намеревался присоединить к своему государству все соседние племена – как немецкие (такие, как саксы и тюринги), так и славянские. Именно он основал на границах с ободритами город Гамбург. Карл заключил союз с ободритами, которые поначалу, сотрудничали с немецкой империей, надеясь на помощь в борьбе с лютичами. Карл, защищая их, действительно отправлял свои войска против лютичей. Он же впервые попытался захватить земли лужицких сербов. Началось это в конце VIII-ого века. Хотя войны, приграничные стычки и столкновения между полабскими племенами и немецкими раннегосударственными образованиями, конечно случались и до этого. Например, ещё в начале VII-ого века, а точнее, в 631 году, князь лужицких сербов Дерван разбил войска франкского короля Дагоберта. Но централизованная имперская политика по покорению и присоединению этих земель начинается именно с эпохи Карла. Интересно, что войско посланное им на завоевание лужичан было разбито немецким племенем саксов, которые, в то время сами, вместе со славянами, боролись против присоединения к империи Карла и против насильственного крещения. Однако, в конце концов, все независимые немецкие племена в данном регионе оказались разбиты и порабощены. В том числе и саксы. По приказу Карла были вырублены их священные рощи. А сами они крещены западными священниками. Тоже самое произошло и с тюрингами. Таким образом, земли славян в данном регионе остались единственной не покорившейся территорией, единственной мишенью для организованного наступления молодой христианской немецкой империи. Которая стала вести с ними постоянные войны.

Поначалу они шли с переменным успехом. Немцы нападали, и если одерживали какую-то локальную победу в какой-то битве – объявляли какую-то землю покорённой, учреждали там свою особую административную имперскую единицу – «марку» (от слова «марк» – «знак»). Например, «Икер Марк» (Укрянская марка) или «Лаузицер Марк» (Лужицкая марка) «Мейсен Марк» (Мейсенская марка), Норд марк (Северная марка) Славен марк (Славянская марка) и т.д. Ну, а разных «Остмарк» или «Остермарк» (Восточных марок) а также всевозможных Ноймарк (Новых марок) в разных местах и в разное время, в славянских, в том числе, полабских и поморских землях, было основано довольно много. Некоторые из этих марок были довольно маленькими – не больше района (как Укрянская марка), некоторые довольно крупными (как марка, а позже маркграфство Бранденбург). Всего подобных областей, именовавшихся «марками» существовало (или существует до сих пор) несколько десятков. И кстати, даже сама будущая Австрия, хотя и чуть южнее интересующего нас района, но всё равно, на землях славян (хорутан-словенцев) в своё время, ещё при Карле Великом, была основана именно как «Остмарк» – «Восточная марка». Это была одна из первых «Восточных марок».

Немцы также обкладывали местных жителей «покорённых» областей налогом (данью). Кроме того, они обычно учреждали епископство, или другие церковные власти. Затем происходило славянское восстание, или приходили славянские отряды, и немцы из захваченного места изгонялись, а их гарнизоны и латинские проповедники уничтожались. Следовавшая за этим освобождением независимость могла длиться пятьдесят, семьдесят, сто, и даже больше, лет. Но, в конце концов, всё повторялось снова. Немцы, накопив силы, снова нападали. Бывало что им опять, причём сразу, давали отпор, но если они захватывали какую-то крепость, городок, или область, то опять «основывали» на его месте какое-то немецкое поселение (например на месте Ратибора – «Ратцебург», на месте Дрежджан – «Дрезден», на месте Бранибора – «Бранденбург», на месте Липска – Лейпциг, на месте Любицы – «Любек»). Далее они опять «обзывали» округу «маркой такой-то», или «епископством таким-то» – учреждали центральную имперскую и церковную власть, и ставили там кирху. Таких примеров в истории войн за полабские земли очень много. Это повторялось везде – и у ободритов, и у лужицких сербов, и у руян, и у лютичей. Некоторые немецкие города, марки и епископства, таким образом, на самом деле, были «основаны» в славянских землях по нескольку раз. При этом, в дальнейшем, уже в новое время, при написании немецкой истории, датой основания той или иной немецкой административной единицы в славянских землях, немецкими историками, нередко объявлялась именно первая сохранившаяся дата – когда немцам на некоторое время удалось закрепиться в какой-то области. Хотя, на самом деле, после этого, они могли несколько раз, и очень на долго терять контроль над данной территорией. Но немецкие хвалебные тексты, написанные в новые времена, часто этого не учитывают и не упоминают.

Славянские рати так же, поначалу, часто ходили в ответные походы на немцев. В немецких документах зафиксированы многочисленные нападения славян на немецкие города и монастыри, разграбление и уничтожение немецких поселений и церквей, угон немецких пленников. Например, один только город Гамбург, в ходе этих войн, был сожжён ободритами больше пятнадцати раз. В таком виде ситуация развивалась не одно столетие. Но в конце концов, славянское вооруженное сопротивление постепенно угасает, и к тому же, видоизменяется, преобразуясь всего лишь во внутреимперские феодальные стычки между различными лендлордами, герцогами, маркграфами, князьями, епископами и прочими вассалами немецкого императора – когда существенная часть знати славян Поморья и Полабья принимает подданство немецкого императора, получает от него имперские титулы, и постепенно превращается в обыкновенную знать средневековой немецкой империи.

Печать одного из славянских князей немецкой империи – Святополка (Свантопелка) Гданьского, князя восточной части Поморья. Иллюстрация из публикации Йозефа Спорса Политическое значение происхождения названия Кашубы.

Дело в том, что немцы шли в эти земли всё таки с определённой, новой по тем временам политикой, стремясь создать там фактически провинции своей империи, славяне же, несмотря на то, что они действовали в военном смысле подчас очень успешно, воевали по старинке, на уровне обычных для тех мест конфликтов и войн – за добычу или дань.

У славян не было организующей политики, с которой немцы познакомились на юге – в бывшем Риме, приняв христианство, и фактически усвоив многие принципы, по которым строилась Римская империя (не даром же основатель немецкой империи Оттон I – во времена которого немцы тоже воевали в Поморье и Полабье, назвал своё государство «Священная Римская империя» и с этим названием, оно просуществовало около тысячи лет). Фактически, средневековые немцы, после принятия христианства, прямо рассматривали себя как продолжателей дела Рима. Славяне же воевали тогда на уровне межплеменных конфликтов – также, как воевали в течении предыдущих столетий, не имея объединяющей, направленной на расширение идеологии и не пользуясь богатым римским опытом в деле создания больших империй.

Подчас в ходе этих жестоких войн, немцы вели себя также поистине вероломно и предательски. Например, однажды, «маркграф» (руководитель одной из немецких «марок», основанных, в очередной раз, немцами в полабских землях) некий Герон, служивший императору Оттону I, пригласил к себе для переговоров 30 полабских князей. Он устроил им пир, напоив до пьяна. А когда гости отправились спать в специально построенный для них деревянный дворец – приказал поджечь его! Гибель такого значительного числа военных и политических лидеров полабских славян дала ощутимое преимущество немцам, которым удалось подавить последовавшее за этим событием восстание. Этот трусливый, и позорный поступок – лег поистине несмываемым пятном на немецкую воинскую честь той эпохи.

Но Герон, видимо, совершенно не задумывался об этом. В общем, некоторые из немцев, не гнушались практически ничем ради достижения своих целей – построения империи и латинской христианизации всего окрестного населения, а также своего личного обогащения, достижения высокого положения в рамках этой новой системы. Причём, подобные события – с сожжением приглашённых в гости врагов, описываются и во время чуть более поздних немецких войн в Прибалтике. Хотя даже киевская княгиня Ольга, приказала однажды поджечь мывшихся в бане древлянских послов. Так что – видимо, это не было, по тем временам, чем-то совсем невозможным. Но, правда, Ольга мстила за своего любимого мужа, убитого древлянами. Так что, предательская расправа Героном над приглашёнными для переговоров гостями, всё таки выглядит подлее…

При этом, у немцев бывали и действительно успешные военачальники, которые добились некоторых значимых побед на поле брани – например, знаменитые Альбрехт Медведь, или Генрих Лев. Хотя и с их стороны тоже бывали нарушения клятв и договорённостей, но они прославились и, собственно, на поле брани. При этом у славян, конечно же, также были свои успешные воеводы и князья – надо отдавать себе отчёт, что эти постоянные пятисотлетние войны, для немцев отнюдь не были подобны прогулке в весеннем парке. Скорее, это напоминало постоянный, не прекращающийся столетиями кошмар. Если попытаться посмотреть на это всё с немецкой точки зрения – это были постоянные столкновения, восстания, убийства священников, сожжение крепостей, разграбление монастырей, разбой, мятеж и неподчинение. Надо думать, не один немецкий император, бессонными ночами ломал голову из-за ситуации в полабских землях. Конечно, немцев туда никто не звал, и со стороны славян, это всё было справедливым и адекватным. Однако немцы, после того, как ввязались в эти войны, получили головную боль на несколько веков. Тем не менее, конкретных имён и подвигов славян мы знаем относительно мало. Дело в том, что история этих войн писалась почти исключительно немцами – и естественно, они сообщили нам в деталях только то, что посчитали необходимым (в основном, конечно же – о своих успехах, о своих героях и об их подвигах). Хотя справедливости ради, надо отметить что немецкие хронисты и христианские проповедники, писавшие летопись этих войн оставили довольно много сведений о полабских славянах, об их городах, об их обычаях, верованиях и бытовой жизни. А также об их военных деятелях. Но тем не менее – надо помнить что почти вся письменная информация, которой мы располагаем об этих событиях, является информацией только с одной, с немецкой, стороны.

И кстати, если мы вспомним позднюю античную историю – ведь это сам Рим, начиная ещё с языческих времён, пытался завоевать земли к северу от своей империи. Римские легионы пытались ходить и на Эльбу и за Дунай – в современную Баварию и на север от современной Австрии. Римляне называли все эти обширные территории Германией.

Кстати, слово это кельтского происхождения, попало к римлянам от галлов. Исходное слово, видимо, имело значение «соседняя земля» или «соседняя страна» – так кельты Галлии, покорённой римлянами ещё при Юлии Цезаре, называли, на самом деле, земли своих свободных собратьев – кельтов за Рейном, ещё не покорённых Римской империей. (В современных кельтских языках сохранились похожие слова – в валлийском ger, в ирландском gearr – оба имеют значение территориальной близости.) Затем сами римляне, переняв это слово у кельтов, расширили его значение на всю область к северу от своих владений. Они то и стали называть «германцами» все населявшие эту самую «Германию» разноязыкие, но похожие и внешне, и по укладу жизни, племена. В том числе, например, тех же самых кельтов.

Вспомните знаменитое «германское племя» тевтонов, жившее как раз где-то в «Германии». Это название, на самом деле, содержит в себе кельтский корень «teute», который означает, всего лишь, «народ». Корень этот встречается, также, во многих кельтских словах, а кроме того, в именах кельтских богов. Видимо, на самом деле, происхождение названия этого племени выглядит примерно следующим образом: какая-то группа кельтов, с которой контактировали римляне, просто называла себя «мы народ», а римляне поняли и записали это как «самоназвание» «племени». Вот и получилось это «германское племя».

Правда, позже, это слово, уже в средневековье, настолько полюбилось немцам, что они даже, на некоторое время, приняли его в качестве самоназвания. Вспомните – ведь знаменитое средневековое немецкое государство, та самая «Священная Римская Империя», основанная Оттоном, известная также как «Священная Римская Империя Германской Нации» (русский вариант её чуть более позднего названия) на официальном средневековом языке – латыни, называлась «Священная Римская Империя Тевтонской Нации» («Sacrum Imperium Romanum Nationis Teutonicae»). Предполагалось, что эти самые тевтоны, якобы, и есть немцы. Вспомните также средневековый Тевтонский Орден, укомплектованный в основном, немцами. В общем, в средневековье, немцы нацепили на себя этот этноним, заодно, конечно и приплюсовав к себе историю античных «тевтонов» и их взаимоотношения с римлянами. А уж в новые времена немецкими историками про этих тевтонов было понаписано столько всего, что даже до сих пор, часто, под словом «тевтоны» понимаются «немцы», хотя, видимо, самые первые, настоящие «тевтоны» к немцам не имели никакого отношения.

Тоже самое произошло, видимо, и с самими словами «Германия» и «германцы». Немцы фактически их себе присвоили. На самом деле, слово «Германия» НЕ ОЗНАЧАЕТ «страна немцев», как его в основном, понимают сейчас. Оно даже не означает «страна населенная племенами родственными немцам». Германия – это всего лишь соседняя с Галлией (ныне Францией) земля. Или, в самом широком смысле, «земли к северу от римских владений». Некоторые римляне, такие как Плиний, расширяли «Германию» аж до Дона! Тоже самое «германцы» – не означает «немцы», или «родственные по языку немцам народы», как это, опять же таки, понимается в настоящее время. Конечно, среди германцев античности были немцы (или их прямые предки), были конечно среди них и предки других «германских» (в современном смысле этого слова) народов – англичан, голландцев и т.д. Но ДАЛЕКО НЕ ТОЛЬКО ОНИ населяли ту «Германию».

Вся эта жесткая привязка слова Германия и термина германцы к немцам, или к их ближайшим языковым родственникам, это дело рук средневековых хронистов, писавших летопись немецкой империи, исследовавших её древнюю историю, и трактовавших, определенным образом, древние римские тексты, и особенно!!! западных, главным образом, немецких, «историков» нового времени.

При этом, конечно среди племён римской «Германии», (повторимся) были и немецкие по этнической принадлежности племена – непосредственные предки современных немцев. Некоторые фрагменты римских текстов, посвящённые населению «Германии» довольно определённо можно трактовать как описания именно древних немцев. Но далеко не все! И, видимо, в древности, к северу от западных римских провинций, на самом деле, также проживали и славянские, точнее ещё праславянские, если не протославянские племена. И они также, наряду с остальными, были отмечены римлянами, в их землеописательных текстах – в качестве светловолосых, светлокожих, пеших, воинственных дикарей «германцев», занимавшихся примитивным сельским хозяйством, живших родо-племенными устоями – и населявших ту самую «холодную», северную страну «под пасмурным небом» – известную у римлян как «Германия».

Не верите? Существует больше пятнадцати названий древних античных «германских» племен, практически полностью идентичных названиям «более поздних» средневековых славян, проживавших примерно в тех же самых землях. Вспомните например, чрезвычайно воинственные племена «германцев» – лугиев, селингов, или велетов, войны и столкновения с которыми описывают некоторые римские тексты, времён попыток экспансии языческого Рима в эти северные земли.

В этом же ряду – племя «германцев» варинов, которые, по сообщению римского историка Корнелия Публия Тацита, жили где-то по соседству с англами. Давайте сравним эти названия с названиями племён из чуть более поздних времён. И это уже точно славянские племена – лужичане, слезяне (слензяне, жившие по реке Слезе или Слезке), вильцы (они же лютичи). Все они спустя несколько веков, в начале средневековья, жили примерно там же, где и упомянутые античными авторами одноимённые «германцы». И при этом, все как один, продолжали оставаться вполне воинственными! О чём пишут уже немцы. А, если рассмотреть, например, конкретно, «варинов» Тацита – конечно, это не кто иные, как варны – племя в начале средневековья входившее в ободритский союз, которое жило как раз, именно рядом с прародиной англов. Земля варнов находится недалеко от полуострова Ютландия (также известного как Ангельн), откуда, собственно, племена англов, в своё время, и переселились в Британию…

И надо обязательно учитывать, что между лугиями времен Тацита (начало 2 век н.э.) и лужичанами, которые разбили немецкого короля Дагоберта (начало 7 века) – прошло всего-то около 500 лет! Это не так много – примерно как от Владимира Мономаха до Ивана Грозного, или от Ивана Грозного до нас. С точки зрения временной дистанции, между этими племенами вполне могла существовать прямая преемственность.

Ещё один фактор, который следует помнить, рассматривая этот вопрос – это то, что названия германских племен, которые заканчивались в латинском написании на «-ti», читались самими римлянами, скорее всего с окончанием «-ци». Например, слово «veleti», читалось видимо, как «велеци». Сравните, с названием одной из римский провинций – Roetia, оно читалось как «Реция». Или вспомните многочисленные русские слова с окончанием «-ция», происходящие от соответствующих латинских слов. Например, русское «демонстрация» от латинского «demonstratio». Русское «контрибуция» от латинского «contributio» и так далее. Можно вспомнить сотни подобных примеров. Это просто правила написания и произношения, существовавшие когда-то в латинском языке. Часто буквой «t» римляне передавали звук «ц». И если, читая в римских текстах названия «германских» племен, мы всё это учитываем, это ещё больше выводит нас от «велецов» античных текстов, прямо к славянским вильцам. Хотя в настоящее время существует своего рода традиция читать окончания подобных латинских названий как «-ти», при этом, повторимся, на наш взгляд, это не очень правильно – не совсем адекватно истине, и следовательно эта норма нуждается в пересмотре.

Здесь же уместно вспомнить ещё одно, крайне любопытное племя, упоминавшееся в некоторых римских текстах, и имевшее в окончании своего названия также частицу «-ti». Встречается оно, например, в тексте конкретно того же самого Тацита. Название его было записано как «nemeti». И что, интересно, это за «немеци»? Хочется просто воскликнуть! Что это такое, как не зафиксированное римлянами наше, славянское название немцев?! Ведь именно «немцами», все без исключения славяне, с незапамятных времен и до настоящего времени называли и называют немцев. (Конечно, тех, которые остались примерно в тех местах, в которых славяне контактировали с ними в древности, ибо отпочковавшихся от основной массы немцев, или, переселившихся на новые земли, славяне называют уже их новыми, локальными именами – англичане, голландцы, австрийцы, фламандцы, африкандеры и т.д. Но немцев вообще – все славяне с давних пор зовут «немцами».) Судя по упоминанию в римском источнике, это слово существует, на самом деле, с очень древних времен. Похоже, что ещё наши древние – «праславянские», а то и «протославянские» (Это современные, принятые в научном мире наименования наших непосредственных предков, соответствующие разным эпохам. За основу подобного деления берутся некоторые предполагаемые характеристики их языка в тот или иной период времени.) предки называли так своих иноязычных (не умеющих разговаривать «по-человечески») соседей. Кто-то из тех наших далеких предков – контактируя с римлянами (с солдатами, или с купцами, а может, с какими-то путешественниками) поведал им это слово. И в конце концов, оно попало к описателю окрестностей римского мира Тациту, и было им записано в качестве названия одного из «германских племен». Хотя источником его информации могли быть, в том числе, и пленники, непосредственные представители каких-то древних, родственных нам с вами племён, с которыми видимо, в некоторых областях той древней «Германии», на самом деле, в те годы и воевали римские легионы. И это могли быть уже упоминавшиеся «воинственные» лугии (лужичане), селинги (слензяне), варины (варны) и прочие. В любом случае, слово «немеци» в римском тексте, посвящённом Германии, на наш взгляд, является ещё одним (и довольно красноречивым) доказательством того, что в «Германии» времен Рима, проживали и прямые родственники современных славян. И помимо того, что их племена, сами, были в качестве «германцев» описаны в римских текстах, римлянами же было также зафиксировано и то слово, которым эти самые предки славян, называли некоторые соседние себе иноязычные племена. Одну из работ Тацита, в которой он упоминает и «лугиев» и «варинов» и «немецов».

Это всё очень простые данные. Они известны очень многим. Но, почему-то, очень мало людей готовы «сложить два плюс два» и сделать трезвые выводы из этих достаточно понятных данных. Почему-то в настоящее время в качестве подходящего объяснения принимается всё то, что понаписали по этому поводу разные немецкие «учёные» – «историки» (а если честно, скорее просто политически ангажированные пропагандисты) XVIII-XX веков. И, в особенности, XIX-ого.

Дело в том, что очень многие немецкие учёные указанного периода однозначно утверждали и «доказывали» – что, якобы, все «германцы» римских текстов, это исключительно немецкие по этнической принадлежности племена. И, якобы, все эти древние народы, с так похожими на более поздних славян именами – тоже, все, как один, по языку были родственны современным немцам! Они придумали объяснения как именно ВСЕ эти названия «перешли» к «более поздним» славянам. (Хотя приведенный выше перечень таких племён далеко не полон – и он существенно шире. Всего таких совпадающих парных антично-средневековых названий (в которых средневековые названия относятся именно к славянам) известно больше пятнадцати.) При этом, то, что среди «германцев» римских текстов были не только немецкие племена – немецкими авторами, в принципе, не отрицается, это не особо афишируется, но явно и не отрицается. Хотя используется это обстоятельство против признания вероятной славянской природы некоторых из тех племён. Например, у некоторых немецких авторов, иногда, встречается утверждение, что германское племя «nemeti», якобы, являлось «кельтским». И что, якобы, их названием, славяне, стали называть самих немцев. При этом, по нашему мнению, подобное утверждение делается исключительно в виду полного отсутствия возможности объяснить слово nemeti с точки зрения немецкого языка, и заодно для того, чтобы исключить вероятность славянской природы этого слова. Короче, немецкие авторы приложили много усилий, чтобы это всё «объяснить», в выгодном для себя свете. И то, почему многие античные «германские» племена, и многие средневековые славянские племена имели почти идентичные названия, и то, кто такие «немеци» из римских текстов и многое другое. Немцы упорно над этим работали! О да – они понаписали толстые книги об этом. Хотя, если честно, при не предвзятом, простом взгляде, все эти их «объяснения» и аргументы – очень похожи на один старый советский анекдот… Но это всё отдельная и очень большая тема.

Немецкие учёные явно имели в те годы политический заказ! Может быть выраженный со стороны их власти вербально, а может быть самостоятельно ими формулируемый – рождённый из добровольных, патриотических мыслей и переживаний немецких авторов. В общем, удивительно не то, что немцы это всё заявляли, делая так категорично, такие ОЧЕНЬ спорные выводы из достаточно не выгодных для такого рода выводов римских источников. Удивительно то, как это всё было принято теми, кого с этими теориями ознакомили! Как это всё «проглотили» – и публика и даже деятели науки! Действительно поразительно, как эти, довольно странные немецкие трактовки, мало того, что просочились в академические круги, но и закрепились там в качестве «настоящей науки»! Вот именно так! Возможно, это связано с тем, что большинство учёных историков той поры просто физически были немцами. И они просто продолжали и продолжали писать то, что они писали, гнуть свою линию, основываясь на трудах друг друга, всё углубляя и углубляя сказки о величии древних германцев, и в конце концов дописались до уж совсем диких вещей. И в виду того, что подобные авторы составляли большинство в самой этой науке в те годы – такого рода труды, собственно и формировали саму зарождавшуюся дисциплину «История», как таковую. В особенности это относится к древним и ранне-средневековым европейским её разделам. И именно в реалиях древней и ранней средневековой Европы немцы пытались найти опору появлению и становлению своего единого государства новых времён.

Но всё равно – это довольно удивительно, такое впечатление, что этих работ никто и не читал! И никто не сравнивал их с первоисточниками. И, вообще, с доказательной базой по данной проблематике. Их просто приняли как «науку» – в том числе и в России! Хотя, если честно, при элементарном трезвом анализе этих утверждений, от них камня на камне не остаётся… Все наши «учёные», «академики» и «профессора» – они что, вообще никакому критическому осмыслению никогда не подвергали ничего, что приходило от немцев? С тех самых пор, как Миллер с Баером уничтожили Ломоносова, растоптав ростки самостоятельной российской исторической науки и, фактически, полностью поработив её?

Немцы прямо присвоили себе всю древнюю историю Европы севернее Римских провинций, не имея для этого, на самом деле, никаких оснований – и с нашей стороны не последовало почти никаких возгласов. Хотя конечно, что касается русской, и вообще восточноевропейской науки, не следует забывать что значительную часть XX века – она развивалась в рамках очень жестокого режима, в котором ЛЮБОЕ неосторожное слово могло стоить произнесшему его даже жизни. И видимо, наши учёные могли предпочитать просто «не соваться» ни в какие сферы, без прямого на то указания власти. Не безосновательно опасаясь, что какая-то деятельность, не санкционированная властью, или какой-то (любой) новый, непривычный взгляд, может закончиться для них очень плохо. А у самой нашей власти в те годы была своя собственная трактовка истории, основанная на «всесильном, потому, что верном», но при этом, мягко говоря, не очень точном в вопросах истории, да и вообще, откровенно бредовом, марксистском учении. Да к тому же, и сам Маркс, подобно многим публицистам Германии XIX века – был откровенным русофобом и мало симпатизировал славянам вообще. А что касается изучения и описания славянами своей древней истории в чуть более ранний период – XVIII, XIX веках – в те годы, как мы все прекрасно знаем, по объективным причинам, большая часть славянских народов решала совсем другие задачи, чем адекватное понимание и отображение своей роли в древней истории. Зачатки же самостоятельной российской исторической науки, к большому сожалению, были уничтожены Миллером, Баером и Шлёцером.

И вот когда славяне безмолвствовали – именно тогда, все эти немцы и писали свои «труды», закладывая фундамент современной истории, как таковой. В общем, повторимся, это всё, на самом деле, отдельная и очень большая тема, которая требует тщательного изучения и осмысления. Хотя при этом, конечно, нужно отметить, что отдельные труды, пытавшиеся объективно рассматривать древнюю и средневековую историю, равно как и роль славян в ней, иногда появлялись, в том числе и в немецких государствах, в таких, как Австро-Венгерская империя, да и в северных немецких, бывших славянских землях, а потом и в едином немецком государстве, тоже.

Но если возвращаться к «Германии» – можно резюмировать, что попыткам проникновения в эти земли и покорения их, положил начало ещё сам Великий Рим! Немцы лишь подхватили знамя погибшего в войнах с варварами «старого бойца», каким-то образом «решив», что «теперь они будут цивилизованными», а «остальные будут» варварами. Точнее, если выразиться более соответственно римским реалиям – немцы подхватили не знамя, а аквилу (изваяние орла укрепленное на древке, с которыми ходили в бой римские легионы). Поставив себе, видимо, задачу «доделать то, что не доделали римляне». И кстати, римского орла же – немцы выбрали в качестве своего собственного символа. Но, в общем, оставив метафоры, можно сказать, что немцы принялись строить свою собственную империю, активно перенимая и применяя для этого организационный и идеологический опыт римлян.

При этом, то, что немцы сформулировали такую идею и начали её воплощать – это поразительно. Ибо, если просто почитать того же самого Корнелия Публия Тацита, который безусловно в своих работах в качестве «германцев», описывал в том числе и предков немцев (хотя конечно же, далеко не только их) – вели они во времена римлян достаточно примитивный, если не сказать убогий образ жизни. У них наблюдались только самые первые зачатки выделения родовой знати, они обладали совершенно примитивными технологиями, и самого общества, как такового – у них практически не существовало! И то, что через несколько столетий после этого, они начинают рассматривать себя цивилизующей силой (и именно так и действуют), преемниками Рима, во главе с собственным императором – достаточно удивительно!

Это, действительно, достойная восхищения метаморфоза, произошедшая с немцами на рубеже поздней античности и раннего средневековья. Которая определила суть европейской истории на многие столетия вперед. И кстати – немцы в деле покорения и упорядочения центральной Европы оказались куда эффективней, чем римляне. Ученики превзошли учителей. В отличие от римлян, им таки удалось покорить и организовать во что-то и значительную часть Дуная, и Везеру (Везер), и Лабу, и Одру, и даже Вислу.

Однако, это всё не отменяет того факта, что при римлянах, прямые предки немцев, существовали и действовали в «Германии» далеко не в одиночестве, и многие описанные римлянами могущественные и воинственные «германские» племена, совсем не обязательно были немецкими по языку! Также, это не отменяет факта, что немецкие «учёные – историки» новых времён, писавшие свои возвеличивающие немцев и их родственников с самых древнейших времён работы, игнорируя остальные народы, в частности славян – просто врали!

Настоящая эпоха величия немцев – это средневековье. Вот тогда они, действительно, несли Европе новые социальные отношения. Да и то – даже в те годы, их преимущество не было безоговорочным и непреодолимым для славян. Они были всего лишь чуть-чуть более организоваными, чуть-чуть более последовательными, и к тому же их наступление шло из гораздо более спокойных областей, нежели те, на которых выпало жить славянам. Немцы не испытали в средневековье катастрофического нашествия монголов, которое помимо полного уничтожения и закабаления нашей Руси, также очень серьезно разорило славянские Силезию, южную и восточную Польшу, Словакию и славянские государства на Балканах, немцы не испытали также и всей тяжести турецкого завоевания, которое выпало южным славянам. Лишь отдельные армии турок иногда докатывались до Вены, в которой к тому времени уже обосновались немцы. А однажды Вену от разгрома турецкой армией, вообще, спас подоспевший со своей армией польский король. Но это всё также отдельная и очень обширная тема. В любом случае, на протяжении средневековья, немцы были лишь на самую малость сильнее, чуть более развитей и чуть более цивилизованней, чем в среднем славяне – и продвигались они в земли славян с очень большими усилиями. Их «превосходства» хватало лишь на то, чтобы еле-еле продвигаться вперед, в наши земли. Единственное – они делали это довольно долго, постепенно всё дальше и дальше «вгрызаясь» и закрепляясь в славянских пределах.

Маркграфство Бранденбург в динамике. Показано развитие данного немецкого образования в славянских землях в период с XII по XVI века. Причем собственно покорение и завоевание независимых или, как минимум, время от времени, неподконтрольных славянских земель, ограничено началом XIV века. Далее – расширение или сужение границ Бранденбурга, равно как и других немецких образований в полабских землях связанно исключительно с внутрифеодальными процессами в рамках немецкой империи. Славянское по языку население ещё довольно долго преобладает на большей части Бранденбурга, а последний ареал славянского языка в этой земле существует до сих пор – это часть Нижней (или Дольной) Лужици (на карте район назван «Нижние Лужицы» на территории «Верхних Лужиц» славянский язык также существует до сих пор, но сами они в настоящее время входят в состав земли «Саксония»). При этом, земли восточней Одры, отторгнутые в своё время от Польши, которые были присоеденены к Бранденбургу в середине XIII века (так называемая Новая марка, район Кюстрина-Кострина и Кроссена-Кросно) сейчас снова принадлежат полякам и поделены между их Западно-Поморским, Любушским и Великопольским воеводствами.

Моментом же, когда немецкая средневековая экспансия окончательно иссякла, видимо можно признать Грюнвальдскую битву (XV век, 1410 год) когда объединенные польско-литовские войска (с большим количеством русских ратников в своих рядах) наголову разбили немецкие полки, пытавшиеся продолжить экспансию Тевтонского Ордена. А именно Орден был в те годы в авангарде немецкого наступления. Тогда были вырезаны около 700-от немецких рыцарей. Фактически, поляки с литовцами, единовременно, уничтожили весь цвет немецкой знати. И это остановило средневековую немецкую экспансию. Поставило на ней жирный крест! Вскоре после чего – по итогам Тринадцатилетней войны (1454-1466) и сам Орден лишившись своих восточнопоморских владений, которые были вычленены из его состава и подчинены непосредственно польскому королю – потерял независимость и признал себя вассалом Польши.

То, что было позже – это уже другие отношения. Это уже государства и политика эпохи нового времени. Но в это самое новое время, немецкие учёные – историки, создавая «теоретический фундамент» для нового, нарождавшегося единого немецкого государства, усиленно пытались включить в него наступление средневековой немецкой империи, а заодно и «пририсовать» туда же «древние успехи германцев», для чего они эти «успехи» усиленно изобретали. Включая в них – достижения всех подряд. Ну буквально всех, кто жил севернее Рима, а потом и ходил на сам Рим, немцы провозглашали тогда – «древними германцами», имея в виду под этим термином, «древних немцев»! И конечно, славяне на этом «пиру немецкой славы», были совершенно «лишними». Особенно, если учесть их потенциальную связь с могущественной Россией. Которая, имей она исторические обоснования, по логике тех немецких писак от истории, видимо могла сама предъявить претензии на многие европейские земли, на которые тогда претендовала Германия. В виду чего, единственная роль, которая могла достаться славянам в тех немецких работах – это, естественно, только роль побеждённых. Да и то – это в «лучшем» для нас случае. Оптимальным же, с точки зрения немцев, было чтобы – никаких славян в Европе никогда не существовало! И они туда лишь откуда-то «пришли» – да и то «ненадолго». Что на самом деле – полнейшая дикость. Славяне – чистейший, плоть от плоти, европейский народ. Который появился, обособившись, выделившись из более ранних индоевропейских общностей, как раз в районе центральной Европы, в том числе, в тех землях, которые римляне называли «Германией». После чего, славяне расселились по просторам восточной и южной Европы, но и на своей прародине они также остались. Где в последствии и столкнулись с экспансией «цивилизованных» немцев. Более того, славяне всегда составляли, да и сейчас составляют львиную долю населения нашего континента. Но это тоже отдельная тема.

Центральная Европа около 1786. Границы «Священной Римской Империи Германской Нации», как раз, незадолго перед её упразднением Наполеоном Бонапартом, даны пунктирной линией. «Империя» уже не одно столетие существует лишь чисто формально. От неё давно откололись Швейцария, Голландия, Итальянские земли, а также восточное Поморье и бывшие земли Тевтонского ордена, которые ранее входили в её состав, но были отторгнуты Польшей после победы над Орденом в XV веке. При этом Австрия, формально являясь составной частью Империи – давно по факту представляет собой центр своей собственной империи, её земли простираются далеко на восток. Хотя при этом, она претендует и на главенствующую роль в самой «Священной Римской империи». При этом уже очень отчётливо видна новая экспансионистская Пруссия, которая в XIX веке и создаст новое, агрессивное, единое немецкое государство. Пруссия уже отделилась от Польши (которой пару столетий назад просто принадлежала), также она уже захватила всё Поморье (кроме Рюгена, который в то время принадлежит Швеции). Более того, уже происходят разделы Польши между Россией, Австрией и Пруссией. И Пруссии достаётся бывшая Померелия (Восточное Поморье), которое уже переименовано в «Западную Пруссию», а также собственно корневые земли польского королевства, включая Великую Польшу (у немцев получившей название провинция «Позен») и Мазовию – будущую «Привислинскую Губу» Российской империи – вместе с Варшавой (которые достанутся России только после Наполеоновских войн, во время же самих разделов Польши – России достались в основном украинские, белорусские и литовские земли Польского королевства, а собственно польские земли, включая Мазовию, с Варшавой, Великую Польшу, Куявию и прочие отходят, в основном, Пруссии – почти все коренные польские земли, кроме юга Мазовии, Малой Польши и Карпат, доставшихся Австрии.) Пруссия также уже слилась воедино с Бранденбургом (а прусская правящая династия происходит именно от бранденбургских правителей), также она уже владеет Силезией. Кроме того, Пруссия уже захватила некоторые земли в собственно немецких, западных землях «Германии». Правда Наполеон внесет существенные изменения в столь идиллическую картину, раздавив и Пруссию, и Австрию, и окончательно распустив «Священную Римскую Империю». Но после разгрома наполеоновских армий Россией, Пруссия продолжит накапливать силы и собирать вокруг себя все немецкие или околонемецкие земли. Именно в этих условиях и писались все эти «научные работы» о «великих германцах» и об их заселении в древности якобы всей Европы до самой «Скифии» – немцы, точнее прусаки, усиленно собирали под своей властью многочисленные земли Центральной Европы, и все эти книги – просто являлись лишь «обоснованием» этой их работы. Бывшие славянские земли Полабья и Поморья в данный период поделены в основном между Пруссией (Включая почти всё Поморье и Бранденбург), двумя Мекленбургскими (Шверин и Штрелиц) герцогствами, Курфюршеством (землей, правитель которой имеет право голоса при выборах императора «Священной Римской империи») Саксония (на карте дан английский термин «Electorate of Saxony») Курфюршеством Ганновер и Гольштейном. А также некоторыми мелкими уделами. Рюген с окрестностями, принадлежит Швеции, в дальнейшем он вольётся в прусскую провинцию «Передняя Померания.» Любица (Любек) всё ещё существует как вольный город.

Конечно же, вся эта «история», которую писали немцы, прямо вытекала из целей нарождавшегося немецкого государства. А цели эти сводились к следующему – захват их заново возникающим, единым государством как можно больших территорий внутри Европы, и максимально прочное последующее закрепление этого государства на этих территориях. В том числе, в первую очередь, это относилось к славянским землям центра Европы. Все эти немецкие трактовки древней истории, были ничем иным, как обоснованием их присутствия в некоторых таких землях, а также их претензий на другие подобные области. И конечно же – единственной силой, которая могла составить в те годы реальную оппозицию этим их целям – была славянская Россия. В общем, на самом деле, вся эта история – была просто большой политикой, и тем, как эта большая политика выражалась, воплощалась в написании некоторыми авторами в те годы европейской истории. И, повторимся, никакие конкуренты – славяне, в том числе и в прошлом, немцам, с точки зрения тех их целей, были не нужны!

Померания 1905 года, в свою бытность провинцией в составе кайзеровской империи, созданной прусаками. К востоку от Померании – находится так называемая «Западная Пруссия» – также провинция империи, сформированная в основном на базе Восточного Поморья (или Померелии) после всё тех же разделов Польши, попавшего под Пруссию. К югу от Поморья и «Западной Пруссии» видим растянувшийся за Одру Бранденбург и провинцию империи называющуюся «Позен» – бывшие земли Великой Польши (коренные польские земли), после разделов Речи Посполитой в XVIII веке, доставшиеся Пруссии и таким образом, вошедшие в её новую империю. Всё, что, на данной карте, находится восточней (правее) Штетина (Stettin), Свинемюнде (Swinemünde) и Шведта (Schwedt), включая сам Штетин (Щецин), почти всё Поморье, «Западную Пруссию», «Позен» (Великую Польшу) и прочее, в настоящее время принадлежит Польскому государству.

Вот откуда, на самом деле, растут корни всех этих учений, возвеличивающие немцев с самых древних времён, и полностью игнорирующие очень вероятное, исходя из источников, славянское, или точнее, праславянское влияние на события древности. Но такая немецкая позиция, повторимся, в общем-то понятна! Единственное, что действительно удивляет – так это роль во всём этом наших учёных. А точнее их гробовая тишина. Так, словно немцы не писали тогда всей этой чепухи, потеряв всякий стыд и совесть. Что бы не говорили немцы – со стороны наших учёных была, почти всегда, одна и та же реакция – молчать и засунуть голову в песок. Притворяясь что ничего не происходит. Даже когда немцы начали писать в своих работах уже нечто такое, что скорее напоминало какие-то хулиганские выкрики – как на стадионе, или в подворотне, называя это, тем не менее, словом «наука» (что только немцы не называли этим существительным), многие наши «историки» всё равно предпочитали отмалчиваться. Странно, но факт.

Единственным исключением является непродолжительный период конца XIX-ого, начала XX-го веков, когда нарождавшаяся могучая капиталистическая Россия, пыталась сориентироваться в своем месте в этом мире. И в тот период, тут пытались разобраться, в том числе, и во всех этих немецких нагромождениях, и начали понемножку появляться довольно интересные работы. Но, к сожалению, разгром большевиками всей той России, конечно же, поставил крест и на русских попытках честно разобраться в нашей древней истории. Хотя при условии разгрома и уничтожения всей страны – это было лишь сопутствующим событием. Как говорится, снявши голову, по волосам не плачут.

В остальном же – была почти всегда, либо тишина, либо, даже «аплодисменты» и «поддакивания» немецким сказочникам. Ну а в советские времена, как уже было сказано выше, историческая наука, вообще была в очень специфическом положении, и анализировать слишком серьезно то, что писали тогда, может быть даже и нет особого смысла. Была определённая доктрина, которая устраивала власть и вот в рамках неё очень осторожно «копошились» разные деятели, строили свои карьеры, и о соответствии своих работ тому, что было на самом деле, такое впечатление что никто и не задумывался. Были лишь отдельные люди, которые довольно честно пытались решать некоторые проблемы, но в основном относящиеся к Древней Руси – например небезызвестный академик Рыбаков, исследовавший и описавший на основе археологического материала очень существенные стороны жизни нашей страны, киевской эпохи. Что позволило, помимо всего прочего, аргументированно, с материальным подтверждением, опровергнуть некоторые популярные тогда, славянофобские, германофильские теории. Например о том, что у славян, якобы не существовало никаких ремесел и всё – включая топоры, лезвия ножей, гончарную продукцию, наконечники копий и так далее, якобы ввозилось из-за рубежа. Рыбаков своей работой доказал что это абсолютная ерунда. Он открыл несколько десятков различных ремесленных профессий и специализаций, существовавших в древней Руси. Причём, мастерство некоторых древнерусских ремесленников, достигало поистине высокого профессионального уровня. Так же в Древней Руси производились некоторые совершенно уникальные вещи, которые не умели делать больше нигде.

Были подобные же авторы, которые подробно исследовали Новгород (например, здравствующий до сих пор академик Янин) и другие земли Руси. Можно сказать, что во времена СССР в некоторых разделах древней истории России происходило накопление поистине бесценного фактологического материала.

К одному из достижений исторической науки советских времен можно также отнести и окончательное «снятие» с повестки дня вопроса о, якобы, переселении славян в Европу откуда-то с востока. Эта версия довольно долго муссировалась различными немецкими авторами – утверждалось что славяне, подобно венграм, пришли откуда-то с Урала, или даже из Сибири. И это была довольно популярная идея. Однако в XX-ом веке, в том числе и стараниями советских авторов, этот миф был полностью отброшен. Автохтонность славян на континенте не вызывает сомнений. Дискуссия лишь ведется о конкретной области в центральной Европе, в которой произошло выделение, обособление предков славян из более ранних индоевропейских групп – в самостоятельный этнос. Кто-то говорит о чуть более южных, кто-то о чуть более западных или чуть более восточных землях. Хотя все индоевропейцы, как таковые, в том числе и предки славян – в центральную, западную и южную Европу в своё время пришли откуда-то с востока. Видимо из степей восточной Европы и западной Азии. Есть также очень интересные и убедительные данные о прародине индоевропейцев, располагавшейся во времена одного из климатических оптимумов в области современного русского европейского крайнего севера. Но расселение древних индоевропейцев относится к существенно более ранним эпохам, чем обособление собственно славян, которое произошло в центре Европы. И это два разных процесса.

В общем определённая работа велась. И это всё, конечно было очень важно. Но, тем не менее, тщательное взаимное сопоставление полученных фактов, их полное и детальное осмысление, анализ, систематизация и, главное, сравнение со всеми другими имеющимися источниками и наблюдениями ещё только предстоит. В результате, можно надеяться, что будет выработан действительно обоснованный и адекватный взгляд на древнюю и древнейшую русскую историю.

В общем, честно говоря, за многие действительно базовые, основополагающие вопросы древней и раннесредневековой истории славян вообще и русских в частности, во времена СССР почти никто не брался. Практически никто не пытался выработать нашу собственную, независимую от чужих странных, или своекорыстных идей, точку зрения на этот период. Можно разве что вспомнить довольно осторожные попытки академика Седова поставить вопрос о славянской прародине, имея в виду, что к таковой можно отнести как раз полабские и поморские земли. Также можно вспомнить отдельные возгласы некоторых советских учёных (например уже упоминавшегося академика Рыбакова, хотя и не только его) о том, что многочисленные «германские» племена римских источников, имевшие названия, поразительно похожие с названиями «более поздних» славян – однозначно провозглашать немцами (как это часто делала, да и делает до сих пор, западная наука) по меньшей мере, не очень обосновано.

Но во-первых, это происходило уже в относительно поздние времена, незадолго перед распадом СССР, либо сразу после него. И во-вторых, если какие-то подобные заявления и делались – то в любом случае, довольно осторожно, и в дальнейшем, они практически не имели никакого развития, или продолжения. Другими словами, качественного, полного пересмотра сомнительных трактовок, заложенных в фундамент исторической науки, стараниями немецких авторов XVIII-ого, XIX-ого, начала XX-ого веков, так и не произошло. В результате, после распада СССР, пронемецкая историческая мифология, на правах «настоящей науки», стала повторяться с новой силой, в том числе и в России. Трезвый, по-настоящему научный и всеобъемлющий анализ всего этого – пока лишь, дело будущего.

Пожалуй, единственным ярким исключением, являлись относительно свободные, более поздние советские годы, когда проблемами древнейшей истории и предыстории Европы, России, русского и соседних народов, пытались заниматься настоящие энтузиасты и преданные своему делу историки, которые продолжали исследовать и описывать подлинную историю, невзирая на подчас агрессивное непонимание и нежелание этим заниматься, которые демонстрировал научный истеблишмент тех лет. Когда почти всю научную верхушку вполне устраивали невежественные прогерманские мифы, закрепленные в науке в прошлые эпохи, немецкими же авторами – новый взгляд на описанные проблемы, подчас, к сожалению, совершенно не встречал понимания.

Примером таких отважных историков, продолжавших исследовать не смотря ни на что, может служить профессор А.Г. Кузьмин. Который явился основателем своей собственной научной школы. Но даже он и его ученики, не смотря на то, что они, по нашему мнению, поставили очень важные вопросы, и более того – смогли предложить на них вполне приемлемые ответы, в силу своей относительной малочисленности, оставались скорее на периферии сообщества людей, занимавшихся в те годы исследованием и описанием исторических проблем.

Профессор Кузьмин (1928 – 2004).

Но это ни в коем случае не связано с ценностью или достоверностью их теорий. Скорее – просто их исследования в силу своей честности, и посему, антагонистичности господствовавшим в области истории в те годы учениям (а по-иному быть и не могло, учитывая, что господствовавшие тогда учения целиком опирались на пронемецкое историческое мифотворчество) потенциально способны были обесценить очень многие научные звания, степени и статусы многих людей в тогдашнем научном сообществе. И в итоге, большая часть историков, строившая свои научные карьеры исключительно в рамках господствовавших учений, предпочитала просто не обращать внимания на работы таких учёных и исследователей, как Кузьмин и его ученики. В лучшем случае, ограничиваясь лишь полемикой выражавшейся в поисках каких-то не очень существенных неточностей, допущенных Кузьминым, якобы, по утверждению оппонентов, обесценивавших все находки и мысли Аполлона Григорьевича и его соратников. Но, на самом деле, именно благодаря этим людям, равно как и их предшественникам, пытавшимся развивать независимую отечественную историю, мы всё таки, во многом продвинулись к адекватному и правильному пониманию нашей истории и тех процессов, которые в ней имели место.

Однако, если вернутся к средневековым войнам немецкой империи и славян – можно с уверенностью заявить, что в конце концов, более упорядоченная немецкая политика перевесила упорное славянское сопротивление. В конце этого периода, сама славянская знать постепенно стала понимать плюсы, которые ей несло присоединение к империи. Многие представители славянской знати получили титулы от немецкого императора. Как например, Никлот – представитель ободритского королевского рода, который стал основателем правящей Мекленбургской герцогской династии. Его потомки правили бывшими землями ободритов и лютичей до 1918 года. Сама Мекленбургская династия в средние века разделилась на Мекленбург-Шверинскую (Зверинскую) и Мекленбург-Штрелицкую (Стрелицкую) ветви, и каждая из этих династий правила своей областью в бывших землях ободритов и лютичей.

Многие потомки Никлота – представители Мекленбургских правящих домов, в тот или иной период, вступая в династические браки, породнялись со знаменитыми или ключевыми деятелями своих эпох. Например, Мекленбург-Стрелицкая принцесса Софья Шарлотта (1744 – 1818) родившаяся в городке Миров, выйдя замуж за английского короля Георга III, и будучи сама коронована, родила 15 детей и стала бабушкой знаменитой английской королевы Виктории. Подробней о Мекленбургских герцогах, о Софье Шарлотте и о некоторых сопутствующих её жизни обстоятельствах (а в честь неё был назван один очень красивый цветок) читайте эту статью лужицкого историка Вернера Мешканка (в переводе С. Базлова). Другой представитель мекленбургских герцогов Карл Леопольд некоторое время был женат на племяннице нашего знаменитого императора Петра I, дочери Ивана V, Екатерине. Очень любопытную информацию об этом браке можно прочитать здесь. А уже в XIX веке Георг, великий герцог Мекленбург-Стрелицкий был женат на русской великой княжне и состоял на военной службе в Российской империи. Это лишь некоторые примеры обширных связей, которые на протяжении веков поддерживали Мекленбургские герцоги. И на самом деле, некоторые представители боковых ответвлений этих знатных родов живут и здравствуют до сих пор.

Если же мы вспомним браки потомков ободритских королей ещё до окончательного присоединения их земель к немецкой империи, то никто иной, как Олаф (Олав) Трюгвассон (963-ок.1000), один из самых главных героев скандинавского эпоса, первый настоящий христианский король Норвегии, в детстве попавший в рабство к эстам и выкупленный откуда своим дядей Сигурдом, слугой киевского князя Владимира (Владимир I, Святой – креститель) воспитанный в Киеве, и затем сам служивший Владимиру, был женат на дочери поморского короля Борислава (Бурислава) – Гейре. (В таком виде её имя зафиксировано в саге об Олафе Трюгвассоне, исходный вариант, видимо, был Яра, либо содержал корень «яр», например, Ярослава, Яромира и т.д. Адаптация славянского «яр», в «гер» и вообще чередование и взаимозаменяемость «яр» и «гер» очень характерна для немецких в том числе скандинавских языков.) Однажды во время похода по Балтийскому морю, «из-за сильного встречного ветра» он причалил к «вендским» землям и, женившись на дочери местного правителя, остался ему служить. Этот брак был счастливым, но не долгим – Гейра через несколько лет умерла. Однако Олав успел поучаствовать в составе ратей Борислава на стороне немецкого императора Оттона II – в большом походе в Данию, против датского и норвежского королей Харольда Синезубого и Хокона Могучего. После победы над ними Оттон заставил обоих, принять христианство, в том числе и норвежского – хотя бы формально. После смерти любимой жены, охваченный горем Олав вернулся в Киев, затем посетил Византию и приняв в Ирландии христианство, в конце концов, стал королём Норвегии. Наполовину ободриткой была также жена Ярослава Мудрого (978-1054) – шведская принцесса Ингегерда (1001-1050) в России известная как Ирина, или св. Анна Новгородская. Она была дочерью шведской королевы Астрид – до замужества ободритской принцессы, дочери языческого ободритского короля.

Печать Прибыслава из Пархима, князя Славии, 1289 г. Славия – княжество, в составе Священной Римской империи, в средневековье располагавшееся на севере современной немецкой земли Мекленбург-Передняя Померания, включало в себя некоторые бывшие земли лютичей, а затем и остров Рюген. В последствии было включено в состав Померании-Вольгаст (Западно-Поморское княжество со столицей в Вологощи.) Иллюстрация из публикации Йозефа Спорса Политическое значение происхождения названия Кашубы.

Знаки Витслава III (Wizlaw III) и Самбора (Sambor) князей Рюгена в составе Священной Римской империи. С полным перечнем всех христианских рюгенских князей можно ознакомиться здесь.

Династия князей Рюгена «начинается» с Тецлава – Тетислава (Tezlaw), первого славянского рюгенского правителя, представителя местной королевской династии, который, по сообщениям датчан, в 1168 году, якобы, принявшего титул «князя» от датского короля Вальдемара I. После того, как войскам датчан, в ходе войны между Руяной и Данией, удалось захватить и разрушить Аркону и Кореницу и оккупировать остров. Тогда же произошло первое крещение жителей Руяна. В силу вышеперечисленного, Тетислав считается основателем княжеского рода Рюгена. Хотя, на самом деле, династия руянских королей значительно древнее. И эти правители – это просто последняя, «христианская» ветвь этой династии. В начале XIII века, в 1234 году, при короле Витславе (по «датской» классификации «князе Витславе I») остров освободился от датчан и вернулся к язычеству. Но не надолго.

Один из последующих рюгенских королей, тоже Витслав (князь Витслав II), окончательно включил Рюген в западный христианский мир. Это произошло в 1282 году, спустя несколько веков войн, которые вели его подданные с датчанами и немцами, после разгрома Арконы, и несмотря на повторное обретение руянами независимости, а также после захвата ими земель на материке, в ходе которого, был основан город Стрелово (Штральзунд).

Герб города Стрелово (Штральзунд). Древний герб города – комбинация наконечника стрелы и креста, может быть понят как стрела направленная на крест. Этот знак изначально вероятно мог символизировать борьбу основателей города, руян, с христианской экспансией. Стрелово было основано жителями Руяны после того, как они, на некоторое время, вернули своему острову независимость, изгнав датчан и католических священников. После чего, подчинив себе земли на материке, напротив острова – на севере бывшей марки Биллунгов, где жили хижане, они и основали этот город. В настоящее время, вероятно, у данного изображения существуют какие-то другие, вполне прохристианские трактовки, придуманные в более поздние времена, когда Стрелово столетиями существовал, сначала, как часть католического, а потом и протестантского миров. Однако, вполне возможно, что исходным его значением было именно противостояние христианству, а в более широком смысле – и всей немецкой экспансии, сопровождавшейся латинской христианизацией. А красный цвет поля щита – вполне возможно, это ничто иное, как цвет Свентовита. Именно красной была знаменитая Станица – полотнище материи, олицетворявшее собой бога Свентовита. Её с особым почётом несли на все важнейшие битвы. Это был символ высшей власти на Руяне. По сообщениям немцев – власть Станицы была выше власти княжеской. Также в храме Свентовита, по сообщениям всё тех же немецких проповедников, хранились сундуки, набитые пурпурной материей, иногда полностью истлевшей от времени. Подробней о гербе города, имеющем видимо, древнее языческое происхождение, можно почитать здесь.

В конце концов, этот самый Витслав II снова принял княжеский титул (Fürst von Rügen), на этот раз от немецкого императора Рудольфа I. Он признал власть империи над островом, «получил» от императора в ленное владение свои же собственные земли, и принял дворянскую «должность» главного имперского егермейстера. Вряд ли его можно обвинять в предательстве. Скорее, объективная ситуация на тот момент складывалась таким образом, что это было оптимальным решением – ибо все остальные соседние славянские земли к тому моменту, так или иначе, влились в немецкое государство, и существовать в одиночестве независимый Руян, видимо, уже не мог. Если же вспомнить нашу восточную Русь, которая когда-то видимо очень тесно была связана с поморскими и полабскими землями вообще, а также с Руяной, в частности, то мало того, что на тот момент, она уже не одно столетие была христианской страной. Но в 1282 году, минуло уже больше 40 лет, с тех пор, как наша Русь была полностью уничтожена и разграблена монголами. В общем король Руяны решил пойти на компромисс. Наверное, это было правильно, но к сожалению, это решение привело к полному онемечиванию славянского населения Рюгена. Последнего славянского короля Рюгена (в имперской иерархии «князя») звали также Витслав. (Wizlaw III.) Он правил островом до 1325 года. Его единственный сын умер не оставив наследников. Одна из его дочерей умерла в младенчестве, а другая, выйдя замуж за наследника норвежского престола, стала королевой Норвегии. После того, как этот род прервался, Рюгенское княжество, вместе с подвластными ему землями на материке, в конце концов, попало в состав Поморья (Померании), а конкретно в герцогство Померания-Вольгаст. На протяжении следующих столетий, Рюген пребывая в составе Поморья побывал вместе с ним, также под властью шведов, французов (при Наполеоне), снова датчан, а потом был включен в состав провинции Передняя Померания, образованной в рамках Королевства Пруссия. И уже как часть Пруссии был включен в Немецкую империю. В годы второй мировой войны, 1 мая 1945 года, немецкий гарнизон острова сдался совестким войскам без боя.

Фрагмент немецкой карты. Виден южный берег Балтики по состоянию на 1250 год. Показано герцогство Славия (Slavien) которое в дальнейшем станет ядром Померании-Вольгаст, слившись с более восточными поморскими территориями (на карте указаны как герцогство Поморье). Изображено также епископство Каммин и часть территории Ростока. Рюгенское княжество, вместе с подвластной ему землей на материке показаны как принадлежащие Дании, хотя на самом деле, в это время Рюген был самостоятельным и независимым, но этот нюанс на карте не учтен. И, видимо, так как, Витслав II ещё не присягнул немецкому императору, остров показан как «датский».

Печать Богуслава IV, вологощьского князя (1278-1309) Вологощь (совр. Вольгаст – Wolgast) – некоторое время была столицей Поморского княжества, в составе немецкой империи. (По-немецки Померания-Вольгаст.) Иллюстрация из той же публикации Йозефа Спорса.

Аналогично – славянские правители Поморья приняли титул герцогов и подчинились немецкой империи, основав две правящие династии – Гриффинов, правивших западной частью Поморья – Померанией, и Самборидов (Собеславичей) правивших восточным Поморьем – Померелией. Гриффины (названы по изображению на их гербе – грифону) правили своими землями до середины XVII века, пока их род не пресёкся. Также, масса представителей мелкой и средней немецкой знати вышла из среды славянских элит. В конце концов, сама славянская знать преобразуется просто в обычную знать немецкой империи, и это приводит к тому, что уже и сами столкновения между немцами и славянами начинают носить скорее характер внутриимперских феодальных конфликтов – за более выгодное положение внутри имперской иерархии, за лучшие земли и т.д. Больше напоминая обычные средневековые междоусобицы, чем войны между действительно враждебными государствами или народами.

Печать Богуслава V, правителя Вологощи, 1339 г.В легенде дается пояснение что он являлся принципсом руянов и Померании, а также князем славянским и кашубским. Иллюстрация из той же публикации Йозефа Спорса.

Эрик Померанский (1382-1459) Erik af Pommern, или Erik av Pommern. Потомки и родственники балтийских и полабских славянских правителей, испокон веков принимали участие в европейских междинастических браках. После христианизации данного региона и включения его в немецкую империю эта традиция не прекратилась. Например, Эрик Померанский – король Норвегии, Дании и Швеции, а также первый король возглавивший Кальмарскую унию (объединявшую в средневековье Данию, Щвецию, Норвегию, Исландию и даже Гренландию). Родился в Поморье в Дарлово, при рождении был назван Богуслав. Он был сыном поморского герцога Вартислава VII и его жены, Марии Мекленбург-Шверинской (Зверинской). Через династические браки, его мать была внучкой датского короля Вальдемара IV, а также потомком шведского короля Магнуса I и норвежского Хокона V. В юном возрасте Богуслав – Эрик занимает престол сначала Норвегии, а потом и Дании со Швецией. Также продолжая оставаться герцогом Померании.

Ещё одним примером может служить Елизавета Померанская (1347-1393), дочь Богуслава (Богислава) V Великого, Вологощского, Поморско-Старгардского герцога и его первой жены – дочери польского короля Елизаветы Пяст. Она вышла замуж за императора немецкой империи (Священной Римской Империи Германской Нации) – Карла IV (который, под именем Карел I, был также чешским королём, и, кстати, при рождении получил имя Венцеслав (Вацлав). Став его женой, Елизавета была коронована как императрица Священной Римской Империи. Один из её сыновей – Сигизмунд стал марграфом Бранденбурга, затем королём Венгрии, королём Германии, а позже и императором всё той же Священной Римской Империи. Её старшая дочь Анна – выйдя замуж стала королевой Англии. Другим её детям достались различные уделы и феоды Священной Римской Империи, в том числе, одному из них – Иоганну Маркграфство Бранденбург (после Сигизмунда) и область Гёрлиц (располагалась на землях лужицких сербов, вокруг города Гёрлиц, славянское название которого Згорелец).

А сами внутренние конфликты в пределах Священной Римской империи, между различными конкурирующими кланами – за лены, за власть, за угодья, на религиозной почве, за «наследство», и так далее, не прекращались никогда, вплоть до самого её упразднения Наполеоном Бонапартом! И в конце славяно-немецких войн в этом регионе, славяне, скорее втянулись уже именно в них, на правах равноправных участников. Это произошло постепенно.

Во время завоевания Полабья, некоторые немецкие императоры часто нанимали славянских воевод и князей для своих целей – делая им очень щедрые дары. Они, так или иначе, устанавливали союзнические отношения с теми или иными славянскими правителями. И до окончательного покорения свободных немецких племён использовали их, в том числе и для борьбы с ними – и с саксами, и с остатками вольницы франков. Об этом совершенно недвусмысленно свидетельствуют немецкие источники. Например, долгое время, ещё со времен Карла Великого, ободриты союзничали с франками. И, между прочим, ходили вместе с ними войной против ещё свободных тогда саксов. Некоторых славян немцы подкупали, или заполучали в союзники для участия в войнах, и против других славян. Разжигая и поддерживая междоусобные стычки и столкновения. Ободритов подкупали против лютичей, лютичей против ободритов. Кстати говоря, одной из причин того, почему Карл Великий отправил свои отряды против лютичей, явилось то, что они нападали на союзных Карлу ободритов. При этом, между собой, ободриты и лютичи враждовали с очень давних времён. Их борьба началась ещё задолго до организованной немецкой имперской экспансии. По результатом археологических исследований, установлено, что лютичи пришли в земли современного Мекленбурга с чуть более восточных земель – откуда-то из-за Одры, потеснив уже живших там до этого, ободритов и заняв некоторые их земли. Ободриты в итоге были вынуждены сместиться чуть западнее и потеряли часть своих бывших земель. (Подробней смотрите у Седова.) Это сопровождалось серией войн и столкновений, которые начались примерно в VI-VII веках новой эры, и так до конца и не угасли – ни до начала немецкого наступления, ни даже уже в ходе него самого. Лютичи с ободритами продолжали воевать даже несмотря на немецкую угрозу. Это были конкурирующие примерно равнозначные союзы, которые так окончательно и не объединились под властью какого-то одного из них, и в итоге оба они оказались уничтоженными. И вот на таких противоречиях между враждебными славянскими объединениями, немцы подчас очень умело играли.

Например, один из императоров, добиваясь участия лютичей в войне на стороне немцев одарил их очень щедрыми дарами, что подробно зафиксировали хронисты. В результате немцы одержали свою победу. Причем в ходе этой войны зафиксировано совсем уже некрасивое обстоятельство – когда одни славяне (лютичи) продавали на невольничьи рынки славянских же пленников, происходивших из городов других, враждебных им славян (ободритов), которых они захватили, разгромив совместно с немцами их земли. И происходило это всё в землях ещё одних славян – поморян, в их знаменитом, торговом городе Волине. Лютичей также подкупали для войн с руянами и поморянами. Равно как и наоборот. Тоже самое, делали иногда и по отношению к лужицким сербам.

Кроме того, некоторые немецкие императоры добивались союзничества славян в войнах против других своих соседей, например, датчан. В соответствии с сагой об Олафе Трюгвассоне, в войсках Оттона II, воевавшего с датским королем Харольдом Синезубым, находились рати союзного императору балтийского славянского короля Борислава (Бурислава), которыми руководил, служивший Бориславу и женатый на его дочери Олаф. По итогам этой войны, Харольда заставили принять христианство, после чего, оно закрепилось в Дании. Ирония заключается в том, что один из уже христианских королей Дании, на этот раз, сам союзничая с очередным немецким императором против балтийских славян, нанес смертельный удар уже по славянскому язычеству. И это тот самый Вальдемар I, который в 1168 году, после того, как руяне разорили значительную часть Дании, а один из крупных датских островов Лолланд – обложили постоянной данью, в ходе удачного похода, разрушил языческую славянскую столицу Аркону и сжёг храм Свентовита, вместе с его идолом. А также разорил многие другие языческие места на Рюгене, впервые крестив руян. Дополнительной иронией во всём этом является то, что своё славянское имя, Вальдемар получил в честь прадеда – киевского князя Владимира Мономаха.

А если развивать тему взаимоотношений поморских славян конкретно с датчанами – до войн Вальдемара с руянами, они участвовали, на стороне немцев, и в других походах против балтийских славян, например, в осаде Щетыно (Штетина-Штетыно-Щецина) в ходе так называемого «Крестового похода против славян» (1147 год). Сохранились любопытные и немного забавные описания средневекового хрониста, как, во время этой осады, датчане нерешительно наступали по льду под обстрелом со стен из славянских луков, а потом, после контрудара славян из осажденной крепости – разбежались. Вообще – сам этот «крестовый поход» по оценкам самих же средневековых хронистов, описывавших его, окончился неудачно. Крестоносцы под Щетыно понесли серьёзные потери. К тому же сам город, на тот момент и так, хотя бы формально, но уже был крещён, о чём жители и защитники города недвусмысленно сообщили нападавшим, вывесив на стенах города кресты и отправив к ним в качестве переговорщика местного епископа. В итоге, после переговоров – поморский князь Ратибор с одной стороны и руководители немецких войск, включая знаменитых «Медведя» и «Льва», с другой – исповедались и «поклялись бороться за христианскую веру», на чём данный поход и закончился. Как ещё один интересный штрих – можно отметить что в этом же походе, на стороне немцев принимали участие христианские славянские князья со своими войсками – например Отто Свантопулк (Святополк) и Вратислав из Моравии, а также крестоносцы из Польши, которые «под шумок» пытались подчинить себе ещё не подконтрольные полякам поморские земли.

Немецкие средневековые хронисты, несмотря на то, что оставили довольно много сведений о жизни балтийских славян, описывали все эти события довольно однобоко. И это конечно легко понять. Однако, ещё более «интересно», чем всё это было описано немцами современниками событий – позже эти материалы читались и трактовались немецкими «учёными-историками» новых времён – когда древние и средневековые источники, во времена зарождения и начала становления нового единого немецкого государства, как мы уже сообщали, использовались немцами, в пользу пропаганды и обоснования расширения их страны. Если почитать их труды тех лет (которые иногда до сих пор фигурируют в качестве «научных», и даже, «основополагающих» работ по истории того периода), может создаться впечатление, что «благородные», «великие», «героические», «безупречные», «сильные», «отважные», «во всём превосходные» немцы, громили несчастных, недоразвитых славян по чём зря! И те попросту разбегались от «великих германцев» в страхе – в леса и болота! А те, кто не успел убежать – тех ловили и обращали в рабство, и даже само слово «раб» благородные немцы создали на основе славянского национального имени! И всё это, конечно же, ПОЛНАЯ ЧУШЬ!

Это всё имеет отношение просто к политике, которую пыталась проводить Германия тех лет, сначала пытаясь возродиться на базе почти скончавшейся, но формально ещё живой Священной Римской империи, а потом и просто объединяясь под властью молодой, наглой и дерзкой Пруссии. И добровольными, а также видимо, вполне искренними помощниками немецким политикам в этой деятельности, на самом деле, и являлись упомянутые немецкие «учёные», которые изо всех сил обосновывали немецкое величие, а также претензии новой объединенной Германии на многие славянские земли, центральной Европы, на которые, в те годы, теоретически, могла бы выставить свои претензии в тогдашняя мощная и экспансионистская Россия. Это было просто фактором политики, облачённым в научную мантию.

Хотя справедливости ради, надо отметить, что и среди немцев также были настоящие честные исследователи, которые не писали политически ангажированной, или искренней, но тем не менее, излишне патриотичной, пронемецкой ерунды. И которых, нам совсем не грех помянуть добрым словом. Но при этом, надо отдавать себе отчёт, что общий тон немецкой науки того периода, победившее в ней направление в виденье и описании ранней средневековой истории, были очень далеки от объективности. Но, очень многие, из пронемецких мифов, которые были порождены в те годы, настолько закрепились в научных кругах, и так глубоко проникли в общественное сознание, что многие современные люди, в том числе и специалисты, часто, даже и не догадываются какую немецкую пропагандистскую глупость и ложь, касающуюся ранней европейской истории, они до сих пор принимают за чистую монету!

Одним словом, в общем и целом, всё это, подчас господствующее до сих пор, направление немецкой науки, мы вполне можем назвать «германофильством», или «патриотическим пронемецким мифотворчеством». Некоторые исследователи предлагают также для этого термин «пангерманизм». Но, в любом случае, работа по пересмотру занесённых в тот период в научный оборот пронемецких мифов и по их вычищению из академических трудов и из массового сознания, лишь только предстоит! Другими словами, это всё отдельный и очень серьёзный разговор. Сама по себе, немецкая историография периода XVII-XX веков, равно как и порожденные ею мифы, а также причины их существования вплоть до наших дней, требуют отдельного, подробного и очень тщательного рассмотрения, изучения и анализа.

Но всё же, несмотря на всё вышесказанное, некоторые имена славянских героев тех древних войн, нам известны. Это, например, вагрский князь Круко (иногда пишут Круто, Крок, Крук и т.д.) – организатор одной из войн ободритов против немцев. Крук был родом с Руяны. Он был избран ободритским народом на вече в качестве князя или воеводы, для войны с немцами. Это ободритский король Готшалк (Годслав), собравший во едино все ободритские земли. Или князь Ратибор, также правивший ободритами, пытавшийся усилить их союз и воевавший с немцами. Это и, уже упоминавшийся, король Никлот, со своими сыновьями Вертиславом (Вартиславом) и Прибыславом, которые долгое время успешно воевали против немцев, и в том числе, сожгли, уже захваченный на тот момент немцами, Любек (хотя до этого, там стояла славянская крепость Любица). Это и рюгенские короли – Яромары (Яромиры), Цветимиры, Ярославы, Буриславы (Бориславы), Витславы и прочие – ходившие войнами на франкские и на саксонские земли, и обкладывавшие данью датчан (это скандинавы платили нам дань, а не мы им).

Это и князья лютичей, которые почти 200 лет сдерживали немецкую экспансию. В 983 году они освободили Бранибор, вместе с соседними землями (в 929 году захваченые немцами) а потом, до 1150 года военным образом, сопротивлялись немецким и польским попыткам вторжения и христианизации. Лютичи сражались даже после того, как ободриты уже были раздавлены и их земли были покорены (правда, это было сделано с ними не без помощи всё тех же лютичей). При этом, даже после окончательного падения Бранибора, в своих более северных землях, лютичи продолжили воевать вплоть до середины XIII века. А что касается самого Бранибора, он ещё некоторое время побыл независимым – князь спреван Якса из Копаницы в 1153 году, снова отвоевал его у немцев, а потом оборонял до 1157 года. Спреване были племенем жившим по реке Спрёве (Шпрее), в том числе там, где сейчас стоит Берлин, иногда они подчинялись лютичам.

Можно вспомнить и поморских князей, например, Вартислава I собравшего воедино поморские земли, и боровшегося как с немецкой, так и с польской экспансией. Или Ратибора, оборонявшего от крестоносцев Щетыно. Было и много других, оставивших свои имена в средневековых текстах, или безымянных, славянских героев тех войн – князей и воевод, а также простых ратников – мечников и стрельцов, копейщиков и всадников. Наших родственников, пращуров, которых нам есть за что помянуть добрым словом, и которыми нам, на самом деле, есть за что гордиться.

Памятник Никлоту в замке столицы Мекленбурга, города Шверин (Зверин).

Однако, если резюмировать, в конце концов, всё вышеперечисленное, привело к поражению полабских славян в войне с немцами. Последнее восстание лютичей против немцев датируется XIII-ым веком. Более поздних проявлений военной независимости полабских славян не зафиксировано. Все остальные стычки и столкновения, носили скорее уже внутрифеодальный характер, например, когда немецкие по происхождению маркграфы Бранденбурга пытались нападать на Поморские земли (уже существовавшие, как герцогство в рамках империи) с целью получить эти земли под свою власть, но поморские (славянские по-происхождению) герцоги, дали им отпор и оставили эти земли под своей властью и т.д. Это уже были не этнические войны и они уже не велись в целях национальной и политической независимости. Это была уже именно средневековая имущественная и статусная борьба. Хотя саму грань между этими, по сути разными, типами конфликтов подчас чётко провести довольно сложно. Ибо национальная и политическая независимость подразумевает и довольно высокий уровень благостостояния, доступный высшему слою народа, обладающего такой независимостью. Равно как и высокий статус внутри имперской иерархии, плюс богатые земли в подчинении – подразумевают некоторую независимость от центральной власти, от воли императора, обладающих всем этим, благородных семейств.

Одним словом, так или иначе, все разрозненные славянские племенные союзы и отдельные племена этого региона, которым так и не удалось создать своё единое централизованное государство, в конце концов, подчинились власти немецкого императора и влились в так называемую Священную Римскую империю – государство, которое заложило основы современного немецкого народа и самой современной Германии. Кое-где, это произошло силой, где-то хитростью и вероломством, а где-то и «милостями» (деньгами, дарами и титулами – королям, князьям и местной знати). Окончательно эти земли были покорены немецкой империей примерно к началу XIV века. Тогда и начался многовековой период их существования в качестве провинций империи.

Немецкая средневековая империя в своих максимальных границах. Конец XIV века. Показаны в основном её центрально-европейские владения. Итальянские земли почти не отображены. Тевтонский орден уже захватил Пруссию. Ему принадлежит даже уже и Восточная Померания (Померелия). Орден ещё не побежден Польшей и не превращен в вассала королевства, а Померелия ещё не вычленена из его состава и не подчинена непосредственно Польской Короне, как это произойдет чуть позже. Однако, после разделов Польши в XVIII в., она вновь попадёт в состав немецкой Пруссии и там будет переименована в «Западную Пруссию». Ныне, в XXI веке, Померелия – это кашубские районы Поморского воеводства Польши. Также на территории Поморья видим епископство Каммин (Bistum Kammin). Руян и его владения уже включены в Западное Померанское герцогство (Померанию-Вольгаст), одним из уделов которого является герцогство Штетин, которое в дальнейшем станет центром всей Западной Померании. Любек (Любица) существует в качестве вольного города. Часть ободритских земель включена в удел Гольштейн. ободритский Ратибор существует как центр епископства Ратцебург (не путать с княжеством Ратибор в Силезии, которое продолжает называться по-славянски). Земли древан входят в состав герцогства Бруансвик-Люнебург. В бывших землях лютичей, и ободритов видим следующие образования: герцогство Мекленбург-Шверин (Зверин) и герцогство Мекленбург-Штаргард (Старгард), которое в дальнейшем будет известно как Мекленбург-Штрелиц (Стрелиц). Причем сам Шверин и окресности выделины в особую область. Также на территории нынешнего Мекленбурга видим ещё несколько удельных княжеств. Южнее, тоже в бывших землях лютичей – видим Бранденбург, в состав которого входят уделы Рупин, Пригниц, Укермарк (Укрянская марка) Альтмарк (Старая марка), Ноймарк (Новая марка), Заодерские земли и некоторые другие. Около города Бранденбург видим независимое епископство Бранденбург. Земли лужицких сербов поделены на маркграфство Лаузиц (Лужица), области Будишин и Гёрлиц (Згорелиц). Также в землях лютичей и сербов видим архиепископство Магдебург, епископство Мерзебург (Мезибор), маркграфство Мейсен (Мишно), маркграфство Остерланд и прочие уделы. Можно резюмировать, что земли полабских и поморских славян поделены на многочисленные лоскутные владения. Но помимо них в империю входят также и некоторые другие славянские земли: Королевство Богемия. Маркграфство Моравия (ныне составляют Чехию), Силезское герцогство (также поделенное на уделы), ныне входит в состав Польши. А также славянские земли Каринтии – на которых видим Великое герцогство Австрию, герцогство Каринтию, герцогство Штирию, герцогство Карниолу, область Гёрц (Горица) и прочие. Ныне эти земли поделены между Австрией, Словенией и Италией. Подобное лоскутное деление славянских земель, видимо, было одним из факторов способствовавших онемечиванию сначала разобщенной славянской знати (там где она осталась), а потом и обычного населения.

Когда полабские и поморские земли оказались поделёнными между различными герцогствами, графствами, епископствами, княжествами, марками и прочими образованиями, входившими в состав той самой немецкой империи, начался процесс онемечивания местного населения. В течение последовавших столетий почти всё славянское население этих земель, постепенно онемечилось. Это был длительный процесс – местами славянские языки продержались до XV-XVI веков (как на Рюгене) местами до XVII-XVIII (как в Мекленбурге и в «Вендланде» – области в Нижней Саксонии, чуть восточней Гамбурга) а местами они просуществовали до XIX и даже XX веков (как в Лужице и Поморье). Например не кто иная, как родная бабка знаменитого немецкого кайзера Бисмарка, фактически, основателя кайзеровской немецкой империи, ни слова не говорила по-немецки, и общалась только «по-вендски» (Бисмарк упоминал об этом в своих письмах). При этом часть лужичан, а также кашубов, до сих пор помнят свои языки – прямые преемники местных древних славянских наречий.

Таким образом, мы должны помнить, что изначально, славянами являлись жители почти всей нынешней восточной и значительной части западной Германии – северных её районов, вплоть до Гамбурга и побережья Северного моря. Славянами также в средние века была заселена, больше чем на половину, современная немецкая Бавария. Следы славянского присутствия видны в Германии практически повсеместно. Но максимальное количество славянских названий очень легко заметить именно на востоке и на севере страны.

Вот эти города и деревни находятся в пределах современной Германии: Дрежджаны, Бранибор, Липск, Барлин, Бела Вода, Будишин, Любица, Старигард, Поступам, Ратибор, Бранибор, Рославль, Переяславль, Седлице, Стрелица, Вологощь, Хотигощь, Любогощь, Велегощь, Сосны, Злы Коморов, Зверин, Медов, Любин, Конецы, Добруша, Добрыня, Житава, Дымино, Луков, Ярин, Яроброд, Зубцов, Любцов, Любков, Колпин, Любов, Панков, Марков, Тетерин, Долгов, Лютов, Кленов, Волков, Белов, Стрелов, Туров, Буров, Бурков, Барков, Раков, Тетеров, Соснецы, Брезецы, Подгардна, Каменица, Брязин, Сальков, Перов, Пухов, Кунцов, Мильцов, Мельцов, Милов, Миров, Малов, Мальцов, Девин, Старгард, Брязегард, Стасов, Стехов, Старков, Старица, Грибин, Грибов, Глазин, Глазов, Гневков, Гольцов, Ежов, Дубравка, Дубов, Хорин, Каменица, Велика Дубрава, Репин, Сербов, Маслов, Сербск, Жилов, Жирков, Жжёнов, Коморов, Бобров, Шилов, Шутов, Растов (у немцев именно через «а»), Клоков, Клинков, Россов, Руссов, Лисов, Лисин, Шапов, Плюшов, Илов, Добров, Писков, Репск, Лесков, Пепелов, Пенков, Тальков, Брусов, Валов, Варин, Вицин, Лосин, Мечов, Мохов, Пиров, Рогов, Крюков, Жаров, Пальцов, Мехов, Неверов, Платков, Пустов, Малин, Лечин, Криков, Колов, Карпин, Камин, Гудов, Буков, Грабов, Волин, Борков, Губков, Бесков, Белин и т.д.

Как видите, некоторые названия буквально (буква в букву) совпадают с соответствующими русскими топонимами. При этом, многие из них представлены в Германии далеко не в единичном числе. Всего подобных названий – буквально совпадающих, или очень близких к русским, автору сайта известно в Германии – больше тысячи. А вот некоторые наши названия тех речек: Спрёва, Ныса, Сала, Водра, Лаба, Хобола, Степеница, Быстрица, Свертава, Травна, Варнов, Укра, Яра, Пена. Или озёр – Морица, Доленское, Колпино, Мирово, Пальцево, Долгино, Ратиборово, Шилово, Лисино, Лужино и т.д. Это названия некоторых возвышенностей – Холм, Свента Гора (Святая Гора), Лисина гора, Жиловские высоты и т.д. Да-да, это всё там, в этой самой «Германии».

На данной карте отмечены многие десятки подлинных славянских названий полабско-поморского региона. Есть очень любопытные примеры! При увеличении картинки можно легко читать названия написанные мелким шрифтом

На самом деле, там тысячи и тысячи таких названий – городов, деревушек, речек, озер, холмов, лесов, лугов и полей… Причём, иногда эти названия сохранились почти в не изменённом виде. И таких очень много! Но также там нередки и названия почти до неузнаваемости, исковерканные этим гавкающим, отрывистым языком – на котором сейчас говорят в тех местах… Однако, тем не менее, они продолжают оставаться славянскими, и если к ним чуть-чуть более внимательно приглядеться, то это можно довольно легко увидеть.

Кроме того, эти земли являются нашей прародиной. Не больше и не меньше – прародиной русских! Именно отсюда в первом тысячелетии новой эры, и позже, шла миграция славян на территорию современной северной России. Сначала могущественные балтийские славяне – те самые варяги, просто колонизировали здесь земли по протяжению того самого пути из Варяг в Греки, – на юг, в сторону Днепра и Константинополя, а также, по его ответвлению на Волгу – в сторону Булгара и Персии, ассимилируя постепенно многочисленных местных финно-угров, балтов, а позже и тюркские, а также иранские племена. Кроме того балтийские варяги столкнулись тут, в те времена, и с местными, пришедшими сюда ещё до них, славянами – которые двигались, в отличие от балтийских славян, видимо по суше – но тоже откуда-то с запада. С такими, как вятичи («вятичи от ляхов», по киевской летописи, да и само слово вятичи, тогда произносившееся как «вентичи», явно может быть соотнесено с названием венты-венды). По результатам археологических исследований, вятичи, перед тем, как пришли в бассейн Оки, некоторое время жили на Волыни (их роднят с волынянами некоторые предметы обихода), вышли же они, как предполагают некоторые исследователи откуда-то из современной южной Польши. Также здесь в те времена уже проживали радимичи (а они, в соотвествии с преданием, известным по древне-русскому источнику, были родственниками вятичей, основатели этих племен были «братьями», что видимо говорит, о том, что они подобно вятичам, пришли с запада). Кроме того, жители Поморья встретились тут с кривичами, которые, также, в соотвествии с записаным в у балтов приданием, пришли (во главе со своим правителем Криве) с запада. В любом случае – вся Россия, включая самые «корневые» русские регионы, равно как и большая часть Белорусси, а также южные и восточные части Украины – являются для славян новоприобретенными, колонизированными землями. Просто колонизация эта произошла в довольно отдаленные от настоящего времени эпохи и сейчас об этом уже почти не вспоминают. Но это именно новые, приобретенные славянами земли и пришли они сюда именно с запада – со своей прародины, из центральной Европы. Некоторые из них шли по суше, балтийские же славяне переселялись по морю.

Кроме того, варяги во внутренних районах Восточной Европы – южнее кривичей, вятичей и радимичей, столкнулись и вообще, ещё с древним восточнославянским, возможно, когда-то входившим в союз, известный по византийским источникам как «анты», населением. Жившим, видимо, в этих землях со времен обособления славян в самостоятельный этнос. Ну или пришедшим сюда, также с более западных земель, в предыдущие столетия. Ещё до вятичей, кривичей и радимичей. С самой восточной популяцией славян. Жили они в основном в пределах современной Украины – в западных и северных её частях, а также в юго-западных областях современной Белоруссии. И это такие племена, как северяне (кстати наиболее северные из не «пришедших с запада» славян на территории будущей Киевской Руси), поляне, древляне, дреговичи, дулебы и прочие.

В последствии же, после того, как собственные земли полабских и поморских славян подверглись захвату немецкой империей, сюда переселялись люди, которые не желали жить под немцами, или же беженцы от каких-то тамошних перипетий – войн, эпидемий, и прочих злоключений, которые в средневекоье случались (и причем неоднократно) и в тех местах тоже. Всего, археологически, зафиксировано несколько волн переселений полабских и поморских славян в наши земли. Наиболее массовая миграция жителей южной Балтики наблюдается в новгородских и псковских землях, но отдельные их волны дошли даже до ярославской. Также этим процессом в раннее средневековье была затронута современная Прибалтика.

Короткое видео о следах балтийских славян в восточной Прибалтике.

Обо всём этом совершенно недвусмысленно свидетельствуют результаты полевых исследований. В некоторых древних северных русских поселениях доля южнобалтийской славянской (фельд-бергской, суково-дзедзицкой и т.д.) керамики (но местного производства!) достигает 80-ти процентов, а в отдельных местах и того больше! Об этом же массовом переселении ободритов, поморян, лютичей, вагров и лужичан, свидетельствует и краниология (изучение строения черепов) славян севера России в сравнении с образцами южной Балтики. Кстати, и, даже некоторые, столь привратно и дико понимаемые и трактуемые норманистами, древнерусские источники вполне однозначно свидетельствуют, что новгородцы «от рода варяжского». Именно САМИ новгородцы, а не только пришедший к ним князь.

Также многие политические и организационные реалии Северной Руси находят прямые аналогии и соответствия в полабских и поморских славянских землях. И своими корнями уходят именно туда. Например, кончанская (с разными районами – «концами») система организации Новгорода очень близка подобной же организации древнего Щецина-Штетыно. Как ещё один пример, можно вспомнить особую роль новгородского архиепископа, напоминающую роль руянских жрецов. Есть и довольно красноречивые языковые совпадения между поморскими славянами и жителями северной Руси. Южнобалтийские корни можно проследить и в русском фольклоре.

Для подробного ознакомления с вопросом, рекомендуем, например, прочесть данную работу (диссертация кандидата наук, Молчановой Анны Анатольевны «Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье», М. 2007 г. Тщательно подобранные и понятно изложенные сведения о ближайшем родстве и даже преемственности между балтийскими славянами и населением севера Руси. ОБНОВЛЕНО 31.01.11, действительно полная версия) Также можно посмотреть эту подборку. (Многочисленные ссылки с дословными цитатами из конкретных академических трудов, иллюстрирующие очень близкое родство полабских и поморских славян с северными русскими.)

Древнейшие пласты нашей культуры формировалась именно в полабских и поморских землях. Там придумали наши сказки и про Конька-Горбунка, и про Князя Гвидона, и про Добрыню, и про Святогора, и про Федота-Стрельца, и про Сивко-Бурко, и про Ивана Царевича на Сером Волке. И у Лукоморья дуб зеленый, стоял, на самом деле, тоже где-то в тех краях, я думаю на Руяне – «Рюгене»! Просто позже – наши великие поэты и писатели (или просто собиратели фольклора) уже на территории России, записали эти сказки, подслушав их у русского народа, и таким образом, передали их нам. За что им конечно, огромное спасибо. Однако созданы они были именно в Полабье и Поморье.

Для примера, прочтите эти две статьи Григория Базлова, публикуемые с любезного разрешения автора: Из какой Индии богатырь Дюк Степанович и Соловей Будимирович. В данных работах подробно и с многими примерами раскрывается факт близкой связи между землями поморских, балтийских славян и Русским государством. Что зафиксировано в древнерусских былинах. Информация подается в самих былинах в свойственном для русского эпоса, несколько зашифрованном, однако, тем не менее, вполне читаемом и понятном виде. Сами же статьи написаны как увлекательные расследования, к тому же, красивым, живым русским языком.

И первая русская правящая династия, как и значительная часть, собственно русского населения, тоже пришла в Россию из этих земель. Именно отсюда прибыл небезызвестный князь Рюрик! Как свидетельствуют древние мекленбургские и голштинские генеалогические тексты – Рюрик был из ободритского королевского рода. Его деда звали Витслав – и он был королем ободритов. Во время штурма данами ободритского города – Рерика, погиб его отец. В результате, главным наследником ободритского трона стал дядя Рюрика, брат его отца, а сам наш будущий князь лишился прав на ободритский престол. После чего он, вместе со своими братьями и отправился в провинциальный Новгород. Где, в конце концов, вызвал к жизни новое государство, явившись для него основателем легитимной правящей династии, ибо, сам он, был представителем королевского рода. До прихода Рюрика – Новгород с окрестностями по отношению к поморским и полабским землям, был видимо чем-то вроде колонии по отношению к метрополии. Но прибытие туда отпрыска действительно знатного рода, позволило, видимо, этой земле постепенно превратиться в самостоятельное государство.

Хотя свою связь с заморской «метрополией» новгородцы помнили ещё долгие годы. Даже древний русский летописец сообщает, что жители Новгорода отправляли дань варягам вплоть до времён самого Ярослава Мудрого. Возможно, речь идет об уплате ежегодных обязательных даров в многочисленные храмы полабских и поморских земель, такие как храм Свентовита на Арконе. Храм Руевита в Коренице, храм Триглава в Щетыно (Щецине), или в Ретру (Радегощь) – храм Радегаста (или Сварожича) на Доленском озере, у лютичей. Как известно из немецких текстов, все славяне ежегодно свозили в эти храмы дань и многочисленные пожертвования. Также туда постоянно прибывали паломники и верующие. О ежегодных путешествиях в эти земли для поклонение святыням, и совершения жертвований, например, чехов – доподлинно известно. Об этом сообщается в некоторых ранних средневековых чешских текстах, обличающих следование языческим верованиям после принятия христианства.

И если новгородцы были связаны с этими землями – следовательно они тоже наверняка отправляли свои пожертвования великим славянским богам – в полабские и поморские земли, в свою «метрополию». И кстати, данные из этих древних мекленбургских и голштинских генеалогических текстов были опубликованы в Мекленбурге в новое время, ещё до публикации в России шарлатанской миллеровской «диссертации».

Имя Рюрик – означает, по видимому, просто «сокол». Так называются некоторые виды соколов. У некоторых славянских народов, в частности, у современных чехов, остались следы каких-то древних преданий, согласно которым рарог, рарашек – это особый огненный дух, который рождается из птичьего яйца. Скорее всего, это было какое-то мифическое существо, воплощённое в соколе. И это был просто тотем ободритов.

Немецкий автор, современник событий, Адам Бременский свидетельствует что ободритов именовали также ререгами. Этим именем и назвали нашего будущего князя. Кстати, знаменитый герб Рюриковичей (современный вариант – герб Украины) трактуется некоторыми исследователями как схематическое изображение пикирующего на добычу сокола!

Современный вариант герба Рюриковичей – герб Украины.

В общем, Поморье и Полабье – это и есть наша истинная прародина, наша настоящая Изначальная Русь! …И никаких шведов!

Как не громко, на первый взгляд, это прозвучит, но все эти ложные измышления насчёт Скандинавии, выдаваемые за «науку», которые встречаются в книгах прошлых лет – полная ерунда! Это просто политически ангажированная немецкая провокация из XVIII века, незаслуженно задержавшаяся в академических кругах, в результате вненаучной расправы над великим русским учёным М.В.Ломоносовым и его учениками, свершенной руками нескольких мерзавцев. Напомним, добиваясь чтобы Ломоносову запретили исследовать раннюю историю России и публиковать результаты своих исследований, его «оппоненты» – немцы Миллер, Баер и Шлёцер, обращались последовательно к двум русским императрицам – сначала Елизавете, а потом Екатерине II с многочисленными жалобами, кляузами и наветами. Они дошли даже до того, что вполне официально предлагали, выпороть русского учёного розгами, заковать его в кандалы и отправить в таком виде Сибирь. Это написано на бумаге, чернилами. Как официальное их предложение. Данный документ известен и доступен в архиве. (Вот ТАКОГО РОДА «научная» дискуссия велась тогда с Ломоносовым, и ТАКАЯ вот «аргументация» использовалась немцами! И это в отношении, без преувеличения, настоящего Гения – открывшего основополагающий закон нашей вселенной (Ломоносова-Лавуазье), первым открывшего атмосферу на Венере, восстановившего технологию древнерусской мозаики, разработавшего технологию производства фарфора, и попросту, заложившего основы современного русского литературного языка. Ничего подобного в послужном списке немецких «учёных» даже близко не было.) И хотя власти не пошли на столь кардинальные меры, как высылка Ломоносова в Сибирь, однако, Михаилу Васильевичу всё таки запретили работать над ранней историей России и публиковать результаты. А после этого – только что взошедшая на русский престол Екатерина II, сгоряча, даже выгнала Ломоносава из Академии Наук. Правда потом, после возмущения европейских, действительно маститых учёных, признававших высочайшие заслуги Ломоносова, она была вынуждена восстановить Михаила Васильевича. Но, тем не менее, вскоре после данных событий, не выдержав такой травли, Ломоносов скончался, а в итоге, в нашей истории закрепилось норманистическое учение.

Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765)

Во всей этой истории, также, удивляет то, что «хамом» в ней до сих пор выставляют Ломоносова. Именно он, по версии, норманистов, которая до сих пор популярна в их кругах, «вёл себя неадекватно». Не немцы, которые писали всякую ерунду, и защищая её, устроили настоящую травлю русскому учёному, наговаривая на него Царице и в конце концов, этим подлым поведением, просто убили его, а также полностью разгромили сами зачатки русской исторической науки. А, якобы, сам Михаил Васильевич, справедливо возмущавшийся идиотскими немецкими россказнями на тему нашей древней истории! И аргументированно их критиковавший.

Апофеозом этой расправы явилось то, что после смерти Михаила Васильевича, к нему в дом явился вооруженный конвой, посланный Миллером, конфисковавший все его записи, а затем, якобы, на основании них, от имени Михаила Васильевича была опубликована книга, посвящённая древней русской истории. Выпущена она была со «скромным» пояснением ПОД РЕДАКЦИЕЙ МИЛЛЕРА. И это и есть та самая «работа Ломоносова», которая, якобы «не содержит», по словам норманистов, аргументированной критики норманизма. Конечно не содержит – ведь это вообще не его работа, фактически, это ПОДЛОЖНАЯ публикация, которую от имени Михаила Васильевича, без его согласия и после его смерти опубликовал его злейший враг и, на самом деле, погубивший его, мерзавец. Это, кстати, ещё одна, очень наглядная иллюстрация, тех факторов, за счёт которых норманизм в конце XVIII века победил и закрепился в академических кругах. Мало того, что его «отцы-основатели» использовали интриги и наговоры, так в их арсенале были ещё и подложные публикации – всё это абсолютно шарлатанские, вненаучные методы борьбы. Которые к науке, если мы понимаем под этим словом «знание», «систематизированное и доказанное знание», не имеют никакого отношения. Это обнажает саму глубоко порочную суть норманизма.

Просто поразительно что ДО СИХ ПОР эта миллеровская чушь считается «работой Ломоносова». Подлинные записи Михаила Васильевича, если конечно, они ещё сохранились, видимо лежат в каких-то архивах в Санкт-Петербурге. По крайней мере в XIX обнаруживались какие-то их следы. Была даже предпринята попытка их опубликовать. Впрочем, тогда тоже не увенчавшаяся успехом. Свой запрет на этот раз наложила Церковь. Под предлогом того, что Ломоносов в своей работе, допустил, якобы какие-то «богохульствующие речи». Возможно потому, что на самом деле, Михаил Васильевич подробно описал языческие обычаи наших прямых предков – балтийских славян.

Это печальное событие, буквально раздавило ростки русской исторической науки, просто поставив её на колени перед немецкими провокаторами и мошенниками. На самом деле, никакого основания находиться в ряду научных данных, все эти фантазии про Скандинавию не имеют! И у норманистов, на самом деле, нет аргументов. Практически НИЧЕГО не указывает на правильность норманистических концепций – у них нет источников, у них нет сколько-нибудь вразумительных доказательств. И фактически всё, что содержит в себе норманизм – это парочка основанных на лингвистке, не очень убедительных теорий, трактующих имена русских князей и послов руси в договорах с Византией, а также названий днепровских порогов из текста Константина Багрянородного. Причём, эти теории никак не подтверждаются абсолютно ничем – на практике. В лучшем случае, это просто лингвистические гипотезы. Нет никаких объективных доказательств что эти теории верны. Например, ни один из русских князей плоть до Владимира I (Святого), не упоминается ни в одном скандинавском источнике. Включая носителей самых «скандинавских» (по версии норманистов имен). Что представляется крайне странным, учитывая как подробно скандинавские саги описывают многие, куда менее важные события, чем основание целой династии в новой стране и правление нескольких поколений князей. Которые вели, к тому же, судя по русским источникам, чрезвычайно активную деятельность. Правильность норманистских лингвистических идей не подтверждается абсолютно ничем. При этом масса вещей прямо противоречит норманистским заявлениям. И, по большому счету, всё, что содержит в себе норманизм – это бесконечные голословные фантазии, разбавленные совершенно дикими трактовками (многие из которых можно смело называть подтасовкой фактов) различных источников – от Повести Временных Лет, до западноевропейских и арабских авторов. Весь норманизм держится исключительно на произвольных и своекорыстных трактовках и допущениях, которые были силой навязаны России немцами Миллером, Баером и Шлёцером.

На самом деле, норманисты игнорируют огромное количество различных фактов и источников, которые совершенно чётко указывают на истинные события, связанные с образованием Древней Руси. Норманисты обычно не знают вообще ничего (или почти ничего) о настоящих хозяевах ранне-средневековой Балтики. (Следствие их ущербного «образования», фактически направленного на формирование у студентов только норманистических, по существу совершенно невежественных и зашореных, взглядов.) Русь действительно заселялась, покорялась и организовывалась с Балтики, но отнюдь не скандинавами, а именно южно-балтийскими славянами! Норманисты не замечают целый огромный мир южно-балтийских славян, который, на самом деле, очень долго играл чрезвычайно важную роль в истории и политике всей Европы, и который внес поистине ключевой вклад в возникновение и формирование нашей «восточной» Руси. Но норманисты этого всего не видят. Буквально, как в знаменитой басне: «Слона-то я и не приметил.»

Однако, обычно, всё что мы слышим со стороны норманистов в ответ на предложение рассмотреть ВСЕ имеющиеся факты (а это, на самом деле, и есть суть науки – изучение, систематизация и анализ всех имеющихся фактов) – это постоянно повторяющиеся на разные лады, на манер заезженной пластинки, заявления типа: «Это всё не наука, потому, что наука это норманизм. А норманизм это наука, потому, что остальное это не наука.» Вот эта мантра, больше подходящая для какой-то странной религиозной секты, и есть главный тезис норманизма. Это всё что у них есть. И, на самом деле, именно подобная позиция – сама по себе, и является полностью антинаучной, противоречащей самому понятию «наука». Фактически, всё к чему сводятся «доказательства» норманизма – это игнорирование доказательств оппонентов, под предлогом якобы «антинаучности» самого рассмотрения этих доказательства. Есть огромное количество фактов и доводов, которые значительно превышают их догадки и гипотезы, но которые для них как бы «не подходят». И это полностью антинаучная позиция. Они защищают свой норманизм, а некоторые из них, через защиту своего учения, видимо защищают свой статус. Но, в любом случае, они не создают и не защищают Знание, как таковое. Норманизм – это мракобесие, ложь, настоящее мошенничество и шарлатанство. С момента своего появления и до настоящего времени.

В настоящее время, несмотря на то, что сам Михаил Васильевич, совершенно заслуженно, почитается всей современной российской наукой, как основоположник, подлинная его работа по ранней истории России так и не опубликована. Равно как и то лживое учение, которое было закреплено в русской науке горсткой шулеров через расправу над ним, до сих, окончательно не отброшено. Хотя все норманистические постулаты давным давно, по много раз, со всех сторон рассмотрены и опровергнуты честными историками, исследовавшими этот период, а сами подлинные события нашей древней истории в общем и целом установлены и исследованы. Для подробного ознакомления с разоблачающей норманистические домыслы аргументацией, можете прочитать, например эту подборку работ различных учёных-историков, собранную и опубликованную в 2003 году Русским Историческим обществом.

Передача Час Истины, «Русь изначальная», в которой принимают участие профессор В.В.Фомин и профессор, член-корреспондент РАН А.Н.Сахаров. Просто, подробно и понятно – правда о происхождении Руси. Спокойный, приятный, можно сказать, уютный, почти домашний разговор, тем не менее, на очень важную тему.

Несмотря на всё это, вам всё ещё могут попасться деятели, которые с нездоровым блеском в глазах, на манер проповедников какой-то странной веры (к коей норманизм, на самом деле, и сводится), могут начать рассказывать о «скандинавах-основателях Древней Руси». Совершенно ложно называя при этом, эти утверждения «настоящей наукой». Если вам попадутся такие – совсем не обязательно им доверять.

При этом норманистическое учение перекликается с западными пронемецкими, прогерманскими концепциями ранней средневековой истории Европы, возвеличивающими немецкие племена и народы. К западным (чрезмерно патриотичным) трактовкам ранней средневековой европейской истории, как мы уже обозначили чуть выше, тоже, на самом деле, есть очень серьёзные вопросы. И норманизм, является всего лишь, разновидностью, продолжением этих германофильских, политически ангажированных трактовок ранней европейской истории – укоренённой своими основателями, немцами, совершенно бесчестными, мошенническими способами, в российской науке.

Кстати, если мы продолжим про сами поморские и полабские земли – та самая Екатерина II, которая вольно, или невольно поспособствовала расправе над Ломоносовым, но, которая, тем не менее, заслуженно считается великой русской императрицей, также была родом из этих же земель. Родилась она не где-нибудь, а в Штеттине, городе, который был столицей Поморья. Её отец находился там на службе и даже одно время был губернатором. Нынешнее польское название города Шчечин (Щецин). А по-поморски он называется Штетыно. Все считали Екатерину немкой, и да, конечно, немецкий, был её родным языком. На самом деле, она происходила из мелкого полабского немецкого княжеского рода. И первоначально титул нашей будущей царицы, упоминал, что она является принцессой Анхаль-Цербстской. А Цербст – это ничто иное, как Сербск (другой вариант славянского названия Сербище) – город в самом центре бывших земель лужицких сербов (ныне принадлежит к немецкой земле «Саксония-Анхальт»)…

Здесь также стоит привести любопытные слова знаменитого, можно сказать, одного из самых великих русских художников современности, академика Российской академии художеств, И. С. Глазунова. Человека, мягко говоря, уважаемого и известного. Чьим свидетельствам, вполне можно доверять. В своей книге «Россия распятая», первая часть которой вышла в свет в издательстве «Наш современник» в 1996 году, Илья Сергеевич пишет:

Помню, как в Германии, точнее в ГДР, где я работал над воплощением сценических образов «Князя Игоря» и «Пиковой дамы», меня неудержимо влекло на знаменитый остров Рюген, где находилась славная Аркона – древний религиозный центр, если хотите, Мекка наших предков – прибалтийских славян. Советские учебники по истории, равно как и сами наши ученые, очевидно, имея на то свои причины, словно забыли о тысячелетнем бытии наших предков на берегах Балтики.

И далее:

Будучи на острове Рюген и узнав об археологических раскопках, я поспешил познакомиться с молодыми археологами, студентами Берлинского университета… Один из них… сокрушенно покачав головой, сказал: «Как жалко, что вы опоздали!…» «Почему опоздал?» – удивленно спросил я. Молодой человек рассказал мне, что несколько дней назад они откопали славянскую деревянную ладью IX века и за ненужностью вчера снова засыпали ее землей. «Как?… Зачем вы это сделали?» Молодой археолог уклончиво ответил: «А кому она нужна?» – «Как кому? – я не мог прийти в себя от изумления, – ну, послали бы в Москву!» Посмотрев на меня серыми глазами викинга, немецкий юноша отвел взгляд: «Москва этим не интересуется». «Ну, как же, помилуйте, у нас есть знаменитый историк и археолог академик Рыбаков». Викинг нахмурил загорелый лоб: «Мы знаем имя геноссе Рыбакова от нашего руководителя, ученого с мировым именем геноссе Германа (видимо, имеется в виду знаменитый ГДР-овский археолог и историк J.Herrmann, прим. автора сайта). Наше дело копать, а результаты находок докладывать профессору». Будучи в глубоком волнении, я спросил у моего нового знакомого, какие же самые интересные находки были обнаружены немецкой экспедицией. Потомок тевтонов пожал плечами и произнес раздраженно фразу, которая врезалась в мою память на всю жизнь: «ЗДЕСЬ ВСЕ ДО МАГМЫ СЛАВЯНСКОЕ!»

Далее, Илья Сергеевич повествует о своём разговоре с заместителем того самого «учёного с мировым именем» – профессора Германа, состоявшемся в Берлине. Упомянутый заместитель сказал следующее (цитата из книги):

«Могу вам сказать одно, что у нас в ГДР существует огромный склад, набитый славянской археологией и древнейшими книгами, написанными по-старославянски. После окончания войны мы многое свезли в это хранилище и до сих пор никто в нем не копался.»

А когда Илья Сергеевич поинтересовался если ли там славянские книги, написанные на деревянных дощечках, тот ответил: «Может быть и есть… но никто из ваших советских или наших ученых не проявлял пока к этому интереса.»

Хотелось бы пояснить от себя, что студент, которого Глазунов называет «викингом» и «потомков тевтонов» – при условии, что это немец из восточной или северной Германии, на самом деле, вполне мог быть, прямым и непосредственным потомком балтийских славян – тех самых руян, ободритов, лютичей, или поморян…

Однако, выражение «потомок викингов» в отношении него, тем не менее, вполне допустимо. Ибо балтийские славяне, также как и скандинавы (на настоящее время, самые «разрекламированные» из викингов) активно занимались морским разбоем. О чем совершенно недвусмысленно свидетельствуют как скандинавские саги, так и немецкие средневековые авторы. В некоторых сагах, про викингов прямо говорится что они «датские», или «вендские», или «норвежские». А, немец Гельмольд, в своей «Славянской хронике», называет именно руян самыми опасными и кровожадными пиратами на Балтике. Более того – в некоторых, преисполненных ужасом английских текстах, повествующих о знаменитых грабежах викингами Англии и Ирландии в VIII-IX веках, балтийские славяне, под именем венды, также прямо упоминаются в числе нападавших.

Кстати, любопытно было бы узнать судьбу упомянутых, хранилищ уже в современной, объединенной Германии… Хотя антиславянская риторика после окончания второй мировой войны в Германии, мягко говоря, очень сильно поубавилась – в том числе и в немецкой исторической науке. Однако, как уже упоминалось, многие из германофильских мифов занесенных в историю в прошлые эпохи, стараниями, прежде всего немецких авторов, так до сих пор в ней и бытуют.

И свидетельства Ильи Сергеевича – очень хорошо иллюстрируют истинное положение дел в современной так называемой «академической» исторической науке – во всём их неприглядном виде. Обнажая то, как эти «настоящие учёные» обращаются с фактами, составляющим сам предмет их науки – другими словами, с самой РЕАЛЬНОСТЬЮ. Изучение коей, в её развитии на протяжении столетий, по идее, и должно быть главной задачей исторической науки! Но, вместо этого, мы видим практически полное отрицание реальности, и полное, или почти полное отсутствие внимания к подлинным фактам. Что основано на определённой, навязанной в своё время силой, идеологии, но в результате, приводит к замене ПРАВДЫ – на какую-то совершенно дикую мифологию, не имеющую к действительности никакого отношения, которая, однако, выдается за нашу историю.

Другими словами – в современной исторической науке, особенно в разделах, изучающих древнюю и раннесредневековую историю центральной Европы и России – в настоящее время можно констатировать полный, или почти полный ПРОВАЛ! И длится он уже довольно долго. А слова Ильи Сергеевича – являются дополнительным, ярким и по-художественному точным наблюдением, подтверждающим данные выводы.

Что же касается самого Глазунова – на самом деле, помимо его знаменитых монументальных работ, значительная часть творчества художника посвящена образам России и Руси – в том числе, балтийским славянам, и подлинному древнему – руянскому, варяжскому периоду истории нашего народа. С работами Ильи Сергеевича можно познакомиться на официальном сайте живописца.

Ряд любопытных, а подчас и по-настоящему уникальных материалов по славянам Германии, и их родству с русскими:

Раритетные и классические книги по полабским и поморским славянам.

1. Материалы о Ретре и Прильвицких фигурках. Включая русское издание первоисточника – книги Андреаса Готтлиба Маша, Сокровища Ретры, М. 2006. Кроме того статья отражающая немецкую идею о якобы, поддельности фигурок, и работа Чудинова В.А. с подробной историей того, как именно эти весьма спорные выводы, о «фальшивости» данных фигурок были приняты в качестве «истины». Плюс карта окрестностей Прильвица. ОБНОВЛЕНО 11.09.2010. Добавлены космический снимок местности под Фельдбергом, в которой по мнению Шухардта находится Ретра и современные фото валов того самого городища.

2. А. Гильфердинг, История балтийских славян. Санкт-Петербург, 1874 год. Классическая, по-настоящему фундаментальная работа по южно-балтийским славянам еще имперского издания. Одна из лучших книг по теме.

3. А. Котляревский, Книга о древностях и истории поморских славян в XII веке. Прага, 1874. Роскошная книга о поморских славянах XII века – подробная, понятная и интересная. Отличная копия экземпляра из библиотеки Стенфордского университета.

4. М.К.Любавский, История западных славян. Классическая работа, 1918 года издания. Подробно и скрупулёзно раскрывает историю западных славян, в том числе, прибалтийских и полабских.

5. Д.Н.Егоров, Колонизация Мекленбурга. Раритетнейшая книга 1915 года издания, подробно описывает процесс онемечивания Мекленбурга и соседних с ним славянских земель. Упомянуты многие десятки славянских по происхождению, немецких знатных родов. Доступна для свободного скачивания. Другая ссылка. (Предоставлено В.Меркуловым).

6. Carl Schuchhardt – Arkona-Rethra-Vineta. Классическая работа известного немецкого археолога, лично руководившего раскопками на Арконе, а также изучавшего предполагаемое городище Ретры, и кроме того, подробно исследовавшего следы исчезнувшей Винеты (Волина). Книга написана по-немецки. Издана в Берлине в 1926. Но даже для не владеющих языком может представлять интерес – по причине того, что содержит поистине уникальную информацию. В том числе графическую – фото и подробную карту Арконы до обвалов, произошедших в 20-ом веке. Материалы раскопок на Арконе. Фото предполагаемых валов Ретры, подробную карту расположения утонувшей Винеты (Юлина-Волина) и многое другое. (Предоставлено В.Меркуловым).

7. А.Ф.Гильфердинг, Памятники наречия залабских древлян и глинян. Уникальнейшая работа, опубликованная в Санкт-Петербурге, в 1836 году в Известиях Императорской Академии Наук по отделению Русского Языка и Словесности. Тщательно собранные вместе и скрупулезно исследованные словари и тексты, выполненные на языке славян Залабья – так называемого «Вендланда», восточных и южных предместий Гамбурга. Отражают местный славянский язык в том виде, в котором он существовал в 17-18 веках.

8. М.И. Семиряга, Лужичане. Ещё один раритет – книга советского академика, исследователя лужицких сербов. (Предоставлено С.Прямчуком).

9. К.К.Трофимович, Верхнелужицко-русский словарь Также очень редкая вещь. Для интересующихся языком лужичан. (Предоставлено С.Прямчуком).

10. Сайт с отличной подборкой различных работ по балтийским и полабским славянам.

Работы историков второй половины XX – начала XXI веков.

1. Антинорманизм. Сборник Русского исторического общества, том 8 (156). Великолепная подборка работ многих учёных-историков, на корню опровергающая норманистические утверждения. Здесь есть много доводов, которые не оставляют от норманизма камня на камне. Книга опубликована в Москве, в 2003 году.

2. А.Г.Кузьмин, Кто в Прибалтике коренной? Довольно редкая работа знаменитого советского профессора, доктора исторических наук. Содержит массу ссылок, освещающих пребывание русских в землях вокруг Балтийского моря, в том числе и по его южному берегу – в Поморье, с очень древних времён.

3. А.Г.Кузьмин – Одоакр и Теодорих. Захватывающая работа Аполлона Григорьевича, посвящённая борьбе между ругами (рогами, рутенами, или русами) и готами во времена Великого переселения народов.

4. А.Г. Кузьмин, Начало Руси. Классическая работа Аполлона Григорьевича Кузьмина. (Предоставлено В. Меркуловым.) Просматривать любым DjView-ером, например этим.

5. В.И.Меркулов, Откуда родом варяжские гости. Отличная интернет-версия, уже ставшей классической, работы. Подробно – мекленбургские и голштинские источники о генеалогии князя Рюрика. Обязательно к прочтению!

6. В.П. Кобычев, В поисках прародины славян. Интересная научно-популярная книга, времен позднего СССР, посвящённая прародине славян, и, в том числе, трезво рассматривающая некоторые германофильские мифы, касающиеся древней и средневековой итории Европы.

7. А.А. Молчанова, Балтийские славяне и Северо-Западная Русь в раннем средневековье. Диссертации кандидата наук, М. 2007 г. Очень дельная работа – упорядоченная, подробно и понятно изложенная информация о ближайшем родстве балтийских славян с населением северной Руси. Содержит массу иллюстраций. Рекомендуем для детального ознакомления с предметом. ОБНОВЛЕНО 31.01.11, действительно полная версия, все 279 страниц. Другая ссылка на файл.

8. В.Л. Васильев, Архаическая топонимия новгородской земли. (Древнеславянские деантропонимные образования) Великий Новгород, 2005 Работа отображает много интересных параллелей топонимии новгородских земель с землями других славян, в том числе, полабских и балтийских.

9. Лидия Грот, Варины – варяги – вэринги: судьбы в истории и историографии. Стенограмма доклада, прочитанного на международной научной конференции «Начала русского мира», Санкт–Петербург, 28-30 октября 2010 г.

10. Лидия Грот, Праиндоевропейские корни населения на севере России, 2010. Работа кандидата исторических наук из города Лулео, Швеция. Посвященная очень интересной теме – следам древнего исконного индоевропейского населения на севере России.

11. Клейн как диагноз, или голый «конунг» норманизма.Интересная работа В.В.Фомина, построенная в форме диалога, раскрывающая с новой стороны «таланты» одного из современных «светил» норманизма Л.С.Клейна.

источник сайт  -   lujicajazz.narod.ru

16.02.2011 · Богуслав · Один комментарий
Метки: ,  · Рубрики: ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ

Один комментарий

  1. Сергей - 04.06.2013

    Историю древних славян Европы необходимо научно обосновывать и доказывать. Но еще стоит задаться вопросом о расселении протославян на Русском Севере и Русской равнине. Возможно, они не пришли сюда с Запада, а спустились из приполярных областей -Гипербореи и остались жить здесь. Другая их часть ушла в Индию ,Ближний Восток, Малая Азия, Балканы, Европа и часть вернулась на свою северную прародину.

Написать комментарий

Это не спам.