Заселение и история Ветлужского края – труд краеведа Тумакова Н.Г. 1962 года

Заселение и история  Ветлужского края -  труд краеведа Тумакова Н.Г. 1962 года

Ветлужский край географически и исторически занимает промежуточное положение между культурой европейской и азиатской. Находясь на рубеже этих двух огромных территорий, различных по природным условиям и совершенно различных по историческому развитию, имел влияние той и другой культуры, заимствовал их, и, как увидим из последующего изложения, своеобразно преломлял. О доисторических культурах всего Нижегородского (Горьковского) края известно немного, мало известно и о доисторических культурах Ветлужского края.

Следов палеолитического человека (древне-каменного века) на территории Горьковской области еще не обнаружено, не обнаружены памятники и средне-каменной культуры, получившей развитие в западной Европе. Следы новокаменных культур зарегистрированы в Павловском районе и Ветлужском крае.

По материалам Б.С.Жукова, древнейшим историческим памятником в Ветлужском крае является «Паново городище», расположенное у дер. Аксеново, близ с. Рождественского Ветлужского района, относящееся к 3-му тысячелетию до н.э. Здесь найдены орудия труда и охоты каменного века: кремневые наконечники стрел, копий, скребки, каменные шлифованные долота. Устанавливается связь этого становища с памятниками раннего железа.

Памятники ранней железной эпохи встречаются в Ветлужском крае довольно часто. Уже известные и обследованные памятники этой эпохи имеются в Ветлужском, Варнавинском и Воскресенском районах. Они представляют собой городища, защищенные рвами и земляными валами. Раположены в самых живописных местах, на высоких берегах Ветлуги, с которых хорошо просматривается верхнее и нижнее плесо реки. Подавляющее большинство их расположено на правом берегу Ветлуги. Объясняется это, по-видимому, тем, что левые коренные берега Ветлуги непосредственно омываются водой очень редко, а в данное время лишь только в трех местах: Лялины горы, Камешник и Красный Яр.

Ветлужские памятники ранней железной эпохи Б.С.Жуков приписывает предкам некоторых современных финских племен или прото-финнам. «По-видимому, прото-финское население, жившее на городищах еще в первые века до н.э., было одного этнического корня с населением городищ Камы, т.к. типы хозяйственного, охотничьего инвентаря городищ Поветлужья сходны с теми, какие мы находим на Каме.

Раскопки дают материал, позволяющий расшифровать смены бытового уклада и типов этой культуры на протяжении около 1000 лет. Культура городищ считается прото-финской потому, что городища прикамского типа увязываются с более поздними культурами, несомненно финского облика.» «Около Воскресенска пересекает юго-западная граница культурной области, которая имеет свой центр близ Вятки и Камы.»

В пределах среднего Приветлужья многократно раскапывалось «Богородское городище», расположенное в Варнавинском районе на берегу озера Сомовик, относящееся к памятникам ранней железной эпохи. Первые раскопки были сделаны в 1895 году А.П.Поливановым. В 1900 г. здесь же производил раскопки Н.М.Бекаревич. Большое количество экспонатов было представлено в Костромской историческими музей. Богородское городище раскапывалось вновь в 1925 году учеными Московского университета и в 1958 году экспедицией Горьковского краеведческого музея. По материалам археологической экспедиции 1958 года художник Л.Г.Козин создал макет Богородского городища, который экспонируется в Горьковском историко-архитектурном музее-заповеднике. Старший научный сотрудник этого музея Безухова дает следующую характеристику Богородского городища:

«Богородское городище просуществовало длительное время – с IX века до н.э. до первых веков нашей эры. В результате раскопок на городище выявлено 4 разновременных напластования:

1. слой – IX-VIII века до н.э.

2. слой - VII-VI века до н.э.

3. слой - V-IV века до н.э.

4. слой – I половина I  тысячелетия н. э.

Первые три слоя генетически связаны между собой, затем с IV  века до н.э. в жизни на городище наступает перерыв. А в начале нашей эры здесь вновь появляется население, оставившее верхний слой.» Богородское городище типично для памятников ранней железной эпохи. Оно расположено на живописной стрелке. С него прекрасно просматривается верхнее и нижнее плесо реки на 4-6 км. Занимает весьма выгодное положение для обороны: с трех сторон крутые, почти отвесные и осыпающиеся склоны, а четвертая сторона (к полю), узкая и легко защищалась глубоким рвом и искусственным валом. Район городища и сейчас богат рыбой и зверем, а в те далекие времена это, безусловно, был богатый район. Сейчас под городищем расположено озеро-старица «Сомовик», а во времена городища здесь было русло реки, и очень глубокое. Название «Сомовик» – это не случайное. Оно дано за обильное количество сомов, водившихся здесь. Река текла через современное озеро и речку Нелидово, под городищем делала крутой поворот, а на крутых поворотах в реке Ветлуге всегда глубокие русла. Потроха и обглоданные кости убитых животных сбрасывались в этот глубокий омут и тем делали притраву для сомов. По материалам Б.С.Жукова, на ветлужских городищах этой эпохи находят много костей бобров. Н.М.Бекаревич, производивший здесь раскопки на Богородском городище в 1900 г., тоже нашел кости бобра. Последняя семья бобров, как уже говорилось выше, убита на Ветлуге в 1912 году именно здесь на р. Нелидовке. На Ветлуге сохранилось еще за одним местом название, связанное с бобрами, – это яр «Бобры», начинающийся от устья речки Лапшанги Кр.Баковского района. Вот это выгодное природное положение, в сочетании с выгодным оборонным, по-видимому, и послужило основанием для столь длительного существования Богородского городища. Да и в последующее историческое время жизнь человека в этом районе, видимо, не прерывалась, иначе как бы до нас дошло название речки и озера Нелидова, явно марийского происхождения, ярко характеризующего этот участок реки. Название происходит от марийского слова «нельшо» – глотающий (река с крутым поворотом и водоворотом в ней воды). Таким и был этот участок реки, когда Ветлуга протекала через озеро Нелидово.

В южное Поветлужье заходила фатьяновская культура с сверлеными каменными топорами, относящаяся к временам свыше 1500 лет до нашей эры. Фатьяновская культура является ближайшей к новокаменным культурам по комплексу инвентаря. Она получила название по имени могильника близ дер.Фатьяновой Даниловского уезда Ярославской обл. Фатьяновская культура относится к ранней бронзе. Характерны для нее сверленые топоры-молоты, каменные ножи, долота. Фатьяновская культура известна лишь по нескольким могильникам и случайным находкам, но ни одной стоянки человека в России пока не найдено. Случайные находки каменных топоров и топоров-молотов были сделаны во время экскурсий с учащимися по р.Керженцу учителем Семёновской средней школы Н.А.Волковым и учащимися Кр.Баковской средней школы под руководством учительницы Е.Н.Крыловой. Ученики Кр.Баковской школы нашли каменный топор ладьевидной формы и топор-молот во время экскурсии на местности, носящей название «Площаниха» под Кр.Баками.

Вопрос о том, кто был носителем фатьяновской культуры, кто и откуда её принес к нам, учёными пока не разрешен. В Нижегородском крае фатьяновская культура представлена 2-мя древнейшими погребениями Чуркинского могильника (в 12 км. от Балахны). В Чуркинских могильниках имеются намеки на штукатурку красною глиною могильных ям и на основании этого делаются сравнения с катакомбной культурой бронзового века южнорусских степей.

К эпохе бронзы на территории Горьковской области относится Сейминский могильник (близ ст. Сеймы). По наличию в Сейминском могильнике бронзовых вещей, центры изготовления которых лежали на Востоке, можно сделать вывод, что население, жившее здесь, вело обмен с населением Урала и Сибири. Географически бассейн Оки через систему притоков Унжи, Ветлуги, Узолы, Керженца связан с Предуральем, и если до сего времени в Ветлужском крае не найдено памятников эпохи бронзы, то это не значит, что их нет здесь. Наличие находок на Керженце и Ветлуге, относящихся к фатьяновской культуре, лишь подтверждает эту мысль. А.Кучкин в статье «Изучайте родной край», напечатанной в Уренской газете «Колхозная искра» 25 января 1957 г., пишет: «В 1937 году на территории колхоза «Новая жизнь» на глубине 80 см. найдены два каменных топора и каменная мотыга. На территории Большого Непряхина были найдены бронзовые орудия.» Все это является подтверждением той же мысли, что на территории Ветлужского края могут быть найдены памятники эпохи бронзы.

Первое тысячелетие н.э.

Характеризуя памятники ранней железной эпохи Ветлужского края, выше уже говорилось, что они приписываются предкам современных финских племен или прото-финнам, жившим на городищах в первые века до н.э. и являвшимися родственными этническими группами с населением городищ Камы. Население Богородского городища, оставившее верхний (4-ый слой), было тоже финским населением.

Археологические данные, материалы раскопок говорят о том, что Ветлужский край и в первом тысячелетии н.э. был заселен древними финно-угорскими племенами, а именно марийцами, пришедшими с Волги, и уграми, пришедшими из Западной Сибири через бассейн Камы.

Летом 1957 года в северной части бассейна Ветлуги работала археологическая экспедиция, организованная Марийским научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории совместно с Горьковским Краеведческим музеем. Экспедиция исследовала в верховьях Ветлуги и в бассейнах притоков Ветлуги, Малой и Большой Какши, Вола, Нужны очень большую территорию. Представляет большой интерес для изучения вопроса о заселении Ветлужского края в первом тысячелетии раскопки «Чортова городища» у дер. Федоровское Кутцовского с/совета Ветлужского района, сделанные экспедицией. Поскольку эти материалы еще не изложены в печатных трудах, я приведу дословное изложение материала о раскопках по статье А.Халикова и Е.Безуховой, помещенной в газете «Горьковская правда» 18 августа 1957 года.

«‘Чертово городище» расположено на высоком мысу правого обрывистого берега р.Ветлуги. в 7 км. от г. Ветлуги. Раскопками установлено, что оно было основано в IV-V  веках нашей эры древним населением Поветлужья, пришедшим сюда с Волги. Люди, избравшие около полутора тысяч лет тому назад это место для поселения, выжгли росший здесь лес, построили жилища и укрепили городище глубоким рвом и земляным валом (в настоящее время высота вала достигает З м., а ширина 30 м.).

В ходе раскопок на городище экспедиция обнаружила следы кострищ, много различных бытовых вещей, принадлежавших древним обитателям, фрагменты глиняной посуды и массу костей диких и домашних животных. Среди находок – железный нож и шило, пряслица, тигельки для плавки железной руды, каменные формы для отливки металлических предметов, зернотерки, точильные камни (оселки), железные удила, костяной наконечник стрелы. Здесь же найдены и некоторые украшения – бронзовые бляшки, медные поясные накладки, бусины из стекловидной массы с рисунком, обломок бронзового браслета и красивая фибула (застежка), покрытая красной эмалью. Обилие разнообразных костей диких и домашних животных свидетельствует о том, что преобладающими занятиями были скотоводство и охота. Особенно много здесь обнаружено костей лося. Встречены кости кабана, медведя, бобра, куницы, зайца.

Скотоводство представлено почти всеми видами домашних животных: лошадь, корова, свинья. Занимались жители городища и рыболовством, о чем говорят находки костей осетровых рыб, остатки чешуи судака и щуки. Знали они мотыжное земледелие, хотя оно и не играло ведущей роли в их хозяйственном укладе. Им были известны многие ремесла, в том числе кузнечное, литейное, гончарное, обработка дерева и кости. Мощные укрепления и труднодоступное расположение «Чертова городища» говорит о существовании острой межплеменной борьбы и военных столкновений, которые являлись следствием разложения патриархально-родовых отношений и развития элементов военной демократии в общинном строе древнего населения Поветлужья. В VII веке «Чортово городище» прекратило свое существование. Оно было оставлено населением, что является, по-видимому, следствием набега соседей. Уже в VIII веке на территории городища располагался могильник, остатки которого были также обследованы экспедицией. В погребении, обнаруженном на могильнике, найдено много интересных украшений – два серебряных круглых браслета с резным орнаментом, латунные кольца, серебряные подвески, бронзовая поясная пряжка с остатками кожаного ремня, костные бусы. Подобного рода погребения на Ветлуге изучены впервые. Они дают возможность говорить о древнем населении Поветлужья VIII века.

Следующий период в древней истории Поветлужья (VIII-Х в.) хорошо освещается материалами Веселовского могильника. Могильник расположен на дюнистом всхолмлении по левому берегу реки Малой Какши, близ д. Семеново Андриановского сельсовета Шахунского района. Он был открыт еще в 1929 году местными крестьянами и тогда же частично раскапывался. Раскопки 1957 года преследовали цель выяснить обряд погребения, уточнить датировку и этническую принадлежность памятника.

На могильнике было выявлено 15 погребений. Существенную роль в погребальном обряде древнего населения Поветлужья играло захоронение умерших в полном одеянии, с украшениями, орудиями труда, оружием и посудой. По найденным вещам можно восстановить костюм захороненных. На голову надевалась кожаная повязка и медная цепочка из мелких колечек. На шее были украшения из серебряной витой проволоки, так называемые гривны. Грудь украшалась оригинальными бронзовыми подвесками. Бронзовые или серебряные браслеты накрывали руки. В некоторых погребениях найдено 15-17 браслетов. На пальцах рук были серебряные перстни. Хоронили обычно в меховой одежде. Сверху одежда подпоясывалась кожаным поясом с серебряными или медными накладками. На поясе висел кинжал в деревянных ножнах с латунной оправой. В специальном кожаном мешочке находились трут, кремешки и кресало для высекания огня. Названные вещи встречены не во всех погребениях. Наряду с богатыми захоронениями были и бедные, однако в каждом из них археологи нашли посуду – железный или медный котел или глиняный горшок. Веселовский могильник – ценнейший памятник истории ПоветлужьяVIII-X в. К этому же времени относятся Чухломский могильник, обнаруженный экспедицией на берегу реки Луданги, левого притока Ветлуги. Результаты работы экспедиции свидетельствуют о высокой культуре древних поселенцев Поветлужья. Поселенцами «Чортова» и других городищ Поветлужья данного времени – Спасского, Одоевского, Богородского, а также вновь открытых экспедицией – Осетровского и Шилихинского – были древние марийцы, предки современного марийского народа. Им же принадлежат Веселовский и Чухломский могильники. Материалы раскопок подтверждают мысль о расселении древнемарийского населения на Ветлугу с юга, с правобережья Волги, где имеются их более ранние памятники. Начало этого расселения следует относить к IV-Vвекам нашей эры. К тому же времени, по-видимому, относится и начало разделения марийской народности на две группы – горной и луговой мари».

Таковы документы материальной культуры, свидетельствующие, что в первом тысячелетии нашей эры Ветлужский край был населен древними марийцами.

Теперь обратимся к историческим памятникам другого порядка – к географической номенклатуре. Названия гор, рек, озер, населенных мест, называют языком земли. Язык земли – географическая номенклатура – прекрасно помогает познавать о том, кто жил на этой земле, какие пространства занимал и кто их сменил.  Географическая номенклатура обыкновенно сохраняется долгое время, и после того,  как исчезнет самый народ, давший эти названия.  Вот и воспользуемся языком земли, чтобы определить: кто жил до нас в  бассейне Ветлуги, кто дал названия многочисленным речкам – притокам Ветлуги, да и самой Ветлуге ?

Возьмем название любого крупного притока Ветлуги:  Лапшанга, Курдома, Какша, Шаранга, Руя  – все это слова, значения которых для нас, русских людей, совершенно непонятны.  В русском языке, в русском  значении эти слова ничего не выражают. Так кто же дал эти названия и что они значат? Изучение состава этих слов помогло определить, кому они принадлежат. Дали эти названия марийцы и их древние предки.

Воспользуемся словарем С.К.Кузнецова (Русская историческая география) и приведем перевод с марийского на русский язык названий тех рек, притоков Ветлуги, которые мне удалось расшифровать.

Левые притоки Ветлуги:

Б.Якшанга – от слова    «якшенка» – стройный, высокий,- эпитет сосны.

Какша – от слова «кокша»- опухоль,  нарыв, плешивый. Коренная гласная изменена москвичами, владевшими этой местностью с ХУИ века.

Вая – от слова «вуй» – исток, верховье.

Шуя – плавно текущая.

Шаранга – от слова  «шарангы»  – плотва, уклейка.

Руя – от слова »руй»  – мутный.

Юронга  – от слова «йорэм» – греюсь, гасну.

Нелидовка – от слова «нельшо»  – глотающий, река с водоворотом.

Пижма – от слова -»‘пижам»  – вязкая.

Шижма – от слова «шижам»  – чувствую.

Мурановка – от слова «мурам»  – пою.

Правые притоки Ветлуги:

Лапшанга – от слова «лапшангы»  – репейник.

Курдома – от слова «куралам»- пашу.

Янга – от слова «янгарка»  – гнилая.

Межа – от слова  «меж»- мех.

Туранка – от слова «туран» – крутой.

Базаниха – от слова «базык» – кривой, покатый.

Ветлуга – от слова «ветели» – чайка,»ура»- река – река чаек.

Этот перечень марийских названий, притоков Ветлуги, да и самой Ветлуги, ясно говорят о том, что в бассейне Ветлуги марийцы занимали господствующее положение.  Материалы же  раскопок городищ,  определяют время их жизни в бассейне Ветлуги – первое тысячелетие новой эры.

Но одни ли марийцы жили в первом тысячелетии н.э.  в бассейне Ветлуги ? На этот вопрос надо ответить так:  господствующее положение занимали марийцы,  но заходили в бассейн Ветлуги и другие народы.  Так можно сказать с уверенностью о мордве. Мордовские племена заходили в ветлужские леса и в правобережье дали название ряду рек:  в Зубилихинском сельсовете Кр.Баковского района протекает река Варбаш (левый приток Лапшанги). Слово Варбаш – сложное слово. Оно происходит от двух слов: от горно-марийского слова ‘»Вар», обозначающего «место» и мордовского слова -»баш»- обозначающего «каменное божество».  Общий перевод слова Варбаш следует считать – «место каменного божества»,- место поклонения каменному божеству.

Хочется сделать несколько суждений о возможных причинах поклонения мордовцев этой речке: до второй мировой войны  директором Коровихинской средней школы Умарским в речке были найдены кости мамонта. Мною несколько раз  были подняты здесь куски белого гранита с очень крупными кристаллами слюды. Возможно, эти «диковинные камни»  и послужили причиной обожествления речки.

Подобное же название  речки есть еще в одном месте бассейна Ветлуги (тоже в Правобережье) – это приток речки Пижуг,  впадающей в озеро Волосово на территории Ветлужского района. Из этих названий ясно одно: здесь жили мордовские племена. Хочется остановиться еще на одном факте для установления времени обитания здесь мордовских племен. По материалам С.К.Кузнецова (Русская историческая география) у мордовских племен слово «бог» обозначалось словом «пас». Под влиянием литовского народа голядь, жившего рядом с мордовскими племенами по притокам реки Оки в пределах нынешней Калужской обл.,   слово «пас» перешло в слово «баш», обозначающее «каменное божество».  По Ипатьевской летописи народ голядь жили по реке Оке в XII в. Из  этого, мне думается, следует сделать вывод, что мордовские племена жили в бассейне р.Ветлуги значительное время – не только в первом тысячелетии, но и во втором тысячелетии в правобережье Ветлуги. Хочу остановиться еще на одном факте: почему мордовские названия встречаются только в правобережье Ветлуги? Я прихожу к выводу, что левобережье Ветлуги прочно занимали марийцы и не допускали другие племена, а в правобережье преобладали мордовские племена до бассейна р.Унжи, т.к. и название реки Унжи происходит от мордовского слова, обозначающего «смирная».

Кроме мордовских племен по Ветлуге жили еще чуваши. Под с. Ильинским Кр.Баковского района протекает речка Чебоксарка. Название ее происходит от Чувашского слова «чуксар», что значит «город». Сейчас это маленькая речка,  но когда здесь были леса, она была полноводной,  село Ильинское,  по старым церковным книгам, числится стоящим на речке Чебоксарке, а не на реке Ветлуге. Даже в списках 1870 года село еще продолжает считаться  стоящим на речке Чебоксарке, хотя в это время  р. Ветлуга уже протекала под селом.  Ветлуга прежде протекала через Ядровскую старицу и у устья Чебоксарки делала крутой поворот. Вот на этом мысу, с которого хорошо просматривается верхнее и нижнее плёсо Ветлуги, вероятно, и стояло чувашское городище.

Жили в бассейне  Ветлуги и меряне . А.С.Уваров в своей работе «Меряне и их быт по курганным раскопкам» указывает, что там, где жили меряне, всегда можно встретить название местности, носящей название «Исады». Я знаю два места на Ветлуге, которые носят название  «исады»:  такое название носит левый коренной берег озера-старицы «Общее»  под Варнавиным.  Такое же название имеет правый пойменный берег р. Ветлуги под с.Лапшангой Варнавинского района (между старым Лапшангским перевозом и Шабановым омутом).

Бесспорные документы свидетельствуют о жизни марийского населения, мордвы и чувашей в бассейне Ветлуги, но есть основание утверждать, что во второй половине первого тысячелетия в бассейне Ветлуги жили народы, пришедшие сюда из Западной Сибири – это угры.

По материалам проф. С.М.Середонина (Историческая география), который, основываясь на изысканиях Европеуса, видит в названиях рек нашей страны, имеющих окончания «енга»,  «уга»,  «ага», «ега»,  «юга» (Ветлуга, Янга) угорские слова, а в окончаниях на «ма»,  «ва«, «шеры» слова коми-вотяцкого происхождения – (Пижма, Кокшара, Шижма, Ижма). Проф. С.М.Середонин полагает, что угры,  обитавшие по обе стороны Уральского  хребта, теснимые с востока и юга тюрками, двинулись к западу, к средней и верхней Волге,  потеснив здесь другие финские племена (мордву, марийцев). Новгородцы ставили угру вместе с племенами пермь и печора (коми и зыряне, вотяки).

Предки угров жили по Иртышу и Оби на границе леса и степи.  Когда угры двинулись к западу к средней и верхней Волге – это пока остается не выясненным, но в 898 году угры прошли мимо Киева и на Средне-Дунайской низменности создали мадьяро-венгерское государство.

В марийском языке  нет окончания  уга, ага, ма, ва, а в венгерском языке, коми-пермяцком они обозначают – «вода».  Вот, исходя из  этого, напрашивается вывод, что окончания марийских названий рек изменили проходившие по бассейну Ветлуги угорские племена.

Мнение некоторых авторов, что угорские  племена были здесь вперед марийцев является несостоятельным.  Все крупные реки бассейна Ветлуги и соседних рек имеют в названиях, в основе слова, марийскую основу, а окончания  угорские или коми -пермяцкие.  Следовательно, надо сделать вывод, что основа названия реки не могла возникнуть позднее  окончания.  Названия этим рекам давали марийцы, а окончания изменили пришедшие позднее угорские и коми – пермяцкие племена.

О том, что окончания  «ма» и «ва» имеют одинаковое значение,  в книге проф.  Середонина приводятся  материалы исследований  по этому вопросу И.Н.Смирнова, производившего изучение названий рек в Вятском и Пермском краях. Основа названия одинаковая,  а окончания разные.

Вот это сравнение:

Вятский край     Пермский край

Пожма                Пожва

Вильма               Вильва

Нертма               Нертва

Сизьма               Сизьва

Урдома              Урдова

Теперь продолжим это сравнение с окончаниями названий рек Западной Сибири,  примыкающих к Уралу. И здесь  находим реки с названиями, имеющими окончания на «ма» и «ва» (Сосьва, Пишма, Лозьва). Это лишний раз подтверждает о родстве племен, живших  в Предуралье и Зауралье,  а также подтверждает тот факт, что угорские племена жили по обе стороны Урала. Остается не разрешенным вопрос о времени пребывания угорских племен в бассейне  Ветлуги. Но некоторый свет на этот вопрос проливают последние раскопки, проведенные в 1957 году на «Чортовом городище». Тот факт, что городище было оставлено вследствие набега в VII веке, и что после этого здесь был могильник с погребениями такого типа, какие на Ветлуге еще не изучались, дает повод думать, что эти погребения были не марийские.  Быть может, это и был период прохода угорских племен через бассейн Ветлуги? Последующие раскопки древних городищ, безусловно, дадут новые материалы для разрешения  этих вопросов. Ясно лишь одно: бассейн Ветлуги в первом тысячелетии был населен,  в основном, марийцами, но, кроме них, здесь жили мордва, чуваши, меряне – народы Предуралья и Зауралья (угорские племена).

XI -XV века  н.э.

XI век н.э. и первая половина XII века не внесли изменений в состав населения Ветлужского края.

По материалам начальной летописи и согласно карты Константина Багрянородного,  относящейся к Х-му веку н.э., финские племена занимали среднюю и нижнюю Оку,  верхнюю Волгу до Камы,  бассейны Унжи, Костромы, Клязьмы, Ветлуги. Первые, исторически известные шаги русских по освоению земель, занятых югорскими племенами, относятся к половине XIвека.  Это были первые столкновений с югрой в Заволожье (бассейн Сев. Двины), относящиеся к 1032 и 1079 годам.  Но это еще были не поступательные движения на восток, а лишь одиночные выступления.  В течение ста лет новгородцы не продвинулись дальше восточных границ бассейна Северной Двины.  Из устава Святослава Ольговича следует, что к 1137 году крайним северо-восточным пунктом новгородских владений  была Пинега (проф. Середонин, стр. 207). В  1187 году югрою избиты Новгородские данники (в Печоре и за Волоком). В связи с этим событием в 1193 году под предводительством Ядрея новгородцы взяли несколько югорских городов – это первое упоминание о югорских городах. Русские уже прочно укрепились на Севере. В устье Сев. Двины в XII  веке был уже монастырь архангела Михаила. С XIII  века в новгородских договорных грамотах югра часто упоминается в числе волостей Великого Новгорода.

В  1364 году новгородцы уже совершили поход за Урал на реку Обь. Таким образом, ко второй половине XIV века новгородцы освоили север европейской части и перешли Урал. Освоение севера европейской части шло и на восток,  и на юго-восток к бассейну Ветлуги, Вятки, Камы. XIII  век  надо считать  временем проникновения русских (новгородцев) в северную часть бассейна Ветлуги, а XIV и XV века -временем освоения значительной части верховьев Ветлуги.

По материалам, собранным  Ветлужским краеведческим музеем, видно, что ветлужские владения прочно принадлежали в это время новгородской знати, передававшиеся уже по наследству родственникам.   Музей располагает материалами, в которых фигурирует дарственная грамота Марфы Посадницы на ветлужские владения (вторая половина XV века).

Комарович,  подробно изучавший вопросы заселения Заволжья  русскими, прямо говорит: «На Ветлуге рано стали оседать новгородцы – ушкуйники. Под 1374 годом летописи уже отмечают «много сел по Ветлуге»- (стр. 22). Из летописца Воскресенского монастыря, что у Соли, узнаем, что один из князей Псковских, Байборода, назывался «князем Ветлужским». Из работы Д.П.Дементьева «‘Краткие исторические сведения о Кажировской пустыне» (Костромская старина,  вып. 2. 1892 г.) узнаем,  что к числу этих первых русских поселений на Ветлуге относятся:  Булаксы – теперь Одоевское, Шанга – теперь Шанское городище, Якшан -теперь Кажирово. Из работы Дементьева узнаем, что новгородцы в 1423 году перевезли из  пограничного со шведами района, часто разоряемый «Корельский Николаевский монастырь» и поставили его на месте Якшан, впоследствии село Кажирово. Это исследование Дементьева не расходится с материалами Александра Ратшина о Карельском монастыре:  «Николаевский-Корельский мужской монастырь, в 34 вер. от Архангельска, близ Белого моря, на устье Двины, основан около 1418 г. знаменитою Посадницею Новгородскою, Марфою Борецкою, на том месте, где утонули дети ее,  Антон и Феликс, ездившие для осмотра своих вотчин. В XV  же веке монастырь сей был разорен норвежцами, причем сожжены церкви и иноки побиты.» (Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России. 1852 г., стр.10-11). Таким образом, мы узнаем, что в конце XIV  и начале XV  веков на Ветлуге были поселения  не только новгородцев, но и псковитян.

На путях освоения русскими Севера новгородцы и псковитяне были не одни. Между  новгородцами и югрою в XIV веке стояли устюжане,  которые сами стремились к подчинению югры и нападали  на новгородцев, ходивших в югру.

Усиление Московского государства привело в конце XV века к падению власти Великого Новгорода над землями Севера. В 1445 году был последний поход новгородцев в Югорский край. С 1478 года Новгородская боярская республика прекратила свое существование. Земли по бассейну Северной Двины были присоединены к Московскому государству. В 1489 году московский воевода захватил Вятские земли. Весь Север к концу XV века вошел в состав Московского государства.

Теперь рассмотрим пути и историю заселения русскими средней части Ветлужского края, а именно того участка Приветлужья,  который лежит между устьем реки Вола и устьем реки Усты.

Большая часть этой территории и в XV веке оставалась заселенной марийцами. Падение власти Великого Новгорода над землями Севера привело к усилению влияния на эти территории Великого Устюга. Известно много имен устюжан, прославившихся своими подвигами по освоению Сибири, Пермских земель.

Ветлужский край в течении нескольких столетий тоже находился под влиянием Великого Устюга. Основная дорога, соединявшая в это время Москву с Сибирью, шла через Великий Устюг. Она непосредственно не захватывала территории Ветлужского края, но влияние этого важнейшего торгового  и стратегического пути нашего государства XV  века, безусловно,  было большое.  И конечно, не случайное было проникновение   на Ветлугу представителей церкви Великого Устюга. В 1464 году священник одной из городских церквей Великого Устюга, Варнава, положил начало устюжанской колонизации этого района, названного ими  «Ветлужская пустыня». Выбор Варнавы пал на «Красную гору» у устья речки Красницы, расположенной на половине  пути между устьем р. Вола и устьем р. Усты. Варнава положил начало созданию поселения, которое после его смерти стало монастырем, а после 1778 года уездным городом  Варнавиным.

О времени прихода Варнавы на «Красную гору» есть несколько дат, как в литературных источниках, так и у местных краеведов.  Распространенными, кроме приведенной выше являются – 1417 и 1453 г.г.

Дата – 1464 год – взята мною Из «Памятной книжки Костромского губернского статистического комитета за 1862 г.» и, на мой взгляд, она имеет много преимуществ для ее обоснования. Дату смерти Варнавы все источники определяют одинаково – 1492 год, следовательно, если принять за основание 1417 год, то получится, что Варнава прожил на «Красной горе» 75 лет. Пришел он на Ветлугу уже будучи священником, так скольких же лет он умер ?  А вот еще один документ, дающий основание для утверждения той даты, которая приведена мною из «Памятной книжки».  В книге В.А.Попова «Движение народонаселения в Вологодской губ.» читаем – «Казанские татары и черемисы на Устюжскую область нападали в  14бЗ году,  но были скоро отражены,» – (стр. 90)…  «В 1463 году ратные люди городов Вологды, Устюга и Галича предпринимали поход на черемису, причем прошли весьма большое расстояние… по лесам до р.Вятки, а потом по течению ея и по Каме.»(с.93) (Записки русского геогр.общ., т 2, 1871).

Вот этот поход и выдавал благоприятные условия для продвижения «отцов» церкви в черемисские земли  для христианского «просвещения».

По материалам Варнавинского монастыря, освещенным в «Рукописном житии преподобного Варнавы», в момент прихода Варнавы на «Красную гору» на 100 верст не было селений.  Думается, что это утверждение относится только к русским поселениям,  а марийские, безусловно, были, т.к. иначе не дошли бы до нас  многочисленные марийские названия речек и местечек, носящих их и сейчас.

Какую же территорию характеризует эта справка Варнавинского монастыря? А это как раз  и будет территория  от устья р. Вола до устья р. Усты.  В ту и другую сторону от Варнавина  и будет около 100 верст.

Теперь рассмотрим историю заселения русскими территорий, примыкающих к устью реки Усты. История заселения этого района теснейшим образом связана а ранней историей развития г. Городца и г. Н.Новгорода. Городец, основанный в 1152 году, и город Н.Новгород, основанный в 1221 г., являлись опорными пунктами на востоке русских земель.  Следовательно, от них шли все пути в Заволжье,  к Ветлуге,  в районы, тогда населенные марийцами и еще не вошедшие в состав русских княжеств.  От Городца и Н.Новгорода выдвигались форпосты, – укрепленные  селения, в Заволжские леса.

Подтверждением этому служит открытая летом 1959 года древнерусская крепость XIII-XIV столетия на реке Ватоме в северо-восточном углу Борского района (статья  И.А.Кирьянова, «Горьковская правда»   13.11.1960 г.) Есть основание предполагать, что эти древнерусские селения-крепости выдвигались до Ветлуги. Основанием может служить тот факт, что брат Городецкого князя Кирдяпы, Семен,  взял от Московского князя в удел Вятку, «путь туда со стороны Волги  проложен был вверх по Ветлуге,  водой и берегом, в 70-х еще годах XIV столетия» (Комарович. Кит.Лег. стр. 71). Княжеские договоры по Городецкому уделу начала XV века подтверждают, что у Городецких князей были владения в Заволжье,  перешедшие потом московским князьям.  Во 2-ой и 3-ей духовных великого князя Василия Дмитриевича 1423-1424 г. говорится: «да Керженец со заем княгине же моей».(Комарович К.Л. стр. 20)

Водный путь в Вятку через Ветлугу был крайне далекий и опасен из-за набегов казанских татар. Из жития Макария унженского, например, известно, что в 1439 г. Улу-Махмет не только разорил выстроенный было  повыше устья Ветлуги монастырь, но и впредь запретил русским здесь селиться. (Комарович К.Л. стр. 71) Эта обстановка способствовала строительству дороги на Вятку через леса Заволжья до Ветлуги и за Ветлугу тоже лесами.

Обращаясь к книге К.Л.Комаровича «Китежская легенда»  и используя те материалы,  которые он собрал об этой дороге, необходимо сделать вывод, что существующая в  народных легендах «Батыева тропа»  в Заволжье  и «‘Ратная тропа»  в левобережье Ветлуги и есть тот прямой древний  путь из Городца в Вятку. А обращаясь к брошюре А.Ф.Спицина «Новые сведения по доисторической археологии  Вятского края», можно проследить и трассу этого пути: »эта дорога шла из села Воздвиженского черемисскими лесами». В качестве подтверждения Комарович обращается к топонимике окрестностей самой Вятки. Здесь есть реки,  носящие названия, аналогичные нижегородским Курмыш, Пьяна и два селения: Кирдяпино первое, Кирдяпино второе. Кирдяпа -это прозвище последнего независимого от Москвы городецкого князя.

Исследования Комаровича приводят к выводу, что эти  названия дал сын Кирдяпы, Юрий,  который сидел в Вятке с 1434   по 1440 г.г.   Нас сейчас интересуют поселения на Ветлуге. Пользуясь этими же исследованиями Комаровича, можно с определенностью сказать, что эта дорога пересекала Ветлугу недалеко от Воскресенска, и на левом берегу реки, на том месте, которое сейчас носит название «Бабья гора», был расположен «город-крепость», защищавший переправу через Ветлугу. Раскопки на «Бабьей горе» делал местный помещик, любитель-археолог А.П.Поливанов в 1889 г., и вот что он сообщил о своих работах: «в обитаемости Приветлужья в древние времена убеждают указания местных жителей на существование какого-то городища. Летом 1889 года я осмотрел некоторые окрестности деревни, называемой Городище, на левом берегу реки Ветлуги… на расстоянии верст около 10 от этой деревни, вниз по р. Ветлуге, находится село Воскресенск… Издали обращает на себя внимание отдельный высокий холм с обрывом по направлению к озеру и наволоку реки Ветлуги, отстоящей от деревни Городище версты на полторы к югу. На мои расспросы крестьяне рассказали, что этот холм или, как они называют, «шихан» именуется «Бабья гора»… Сообщается затем пояснительная легенда о 12 разбойниках и их атаманше, утонувшей в озере и стерегущей там клад… Раскопки дали, продолжает Поливанов, обугленные бревна в виде сруба».

Другая деревня, Хмелевка, в 2-х верстах от Городища, по направлению к северо-востоку, обратила на себя внимание Поливанова тем, что «крестьяне этой деревни носят шейные кресты, сходные с образцами XV века» и найденные,  по их словам, тут же в земле, в огородах. К XVвеку можно, следовательно, отнести и обугленный сруб «городка» (Комарович.К.Л. стр. 79). Городище, существовавшее на «Бабьей горе», является историческим памятником русских поселений на Ветлуге XV века.

Думаю, что таким же историческим памятником русской деятельности на Ветлуге в XIV и XV веках является  название реки Усты. Основанием для этого служит то, что все крупные притоки Ветлуги, и левые притоки в первую очередь, основу названия имеют марийскую, а, следовательно, и Уста, как крупнейший приток Ветлуги, должна иметь основу названия марийскую. Какая же здесь основа? Я  считаю основою «У». Пользуясь словарем марийских слов из   книги Кузнецова (Русская иторическая география),  находим, что слово «У» обозначает «новая». Вот именно это слово и наиболее подходит для объяснения происхождения названия реки Усты. Марийцы относятся  к волжским финнам, следовательно, они пришли на Ветлугу с Волги. Они дали название Ветлуге и они же должны были дать название и Усте. Продвигаясь с Волги, и дойдя до устья Усты, и увидя еще реку, почти равную по мощности Ветлуге, у них невольно возникло суждение: «Это новая Ветлуга, новая река, или, говоря их языком, – река У». Вот это и есть марийская основа в названии реки Усты.  Теперь рассмотрим,  как сложилось окончание и современное  название этой реки. Выше подробно рассмотрели историю развития связей между Вяткой и Городцом. Русские, продвигаясь от Городца к Ветлуге, а именно к той ее части, где расположено устье Усты, его избрали основным ориентиром  в своем движении  на восток. На всякой дороге избирают точки, до которых определяют расстояние. В старых русских летописных источниках очень распространенной единицей измерения больших расстояний является «сто верст», или «сто поприщ». От Городца до Устья  реки Усты, по прямой,  немногим больше ста верст. Можно предполагать, что и на дороге, существовавшей в XV веке между Городцом и Вяткой, была принята такая же система измерения, а, следовательно, существовало такое выражение: «до реки «У» около ста верст». При частом употреблении этого выражения, а при письменном изложении и существовавшей тенденции к сокращениям слов, слово «около»  выпало и река получила комбинированное название, объединившее ее старое марийское название  с показателем расстояния – «У-ста». Да и само слово «У» в русском понимании имеет не самостоятельное значение, употребляется лишь как восклицание, что, конечно, должно было способствовать упрочению этого комбинированного названия реки. Таково мое мнение о происхождении названия реки Усты.

Подводя итоги по всей этой главе, необходимо отметить, что первые русские поселения на Ветлуге  были сделаны новгородцами и псковитянами в северной части бассейна реки Ветлуги в XIV веке,  а в XV веке они уже имели прочные владения, передававшиеся по наследству.

Участок, примыкающий к устью реки Усты, заселялся с Волги в XIV и XVвеках. Средняя часть Приветлужья (от устья Вола до устья Усты) заселялась устюжанами.   Начало было положено священником из городской церкви Великого Устюга,  Варнавой, в 1464 году. Церкви Варнавинского монастыря и в последующее время строились «шатровые» – свидетельство влияния Севера.

XVI век

После подчинения Москве Верхней Камы, Казанское ханство было охвачено русскими владениями с севера и северо-востока. Ветлуга явилась пограничной рекой между владениями Московского княжества и Казанского ханства. Первые русские поселения, возникавшие на Ветлуге, подвергались нападению казанских татар и разорялись до основания. В этом причина столь малого количества сведений об этих поселениях. За исключением городища на «Бабьей горе» и на Шанге, монастырей Кажировского и Варнавинского,  еще не открыто и не установлено ни одного места этих первых русских поселений периода XIV и XV веков. Не отпала угроза татарских  нападений и для  более удаленных от Ветлуги мест. Учитывая это, при  великом князе Василии Ивановиче для защиты от казанских татар Московского государства были устроены пограничные крепости с насыпными валами в Кологриве, Галиче и на Ветлуге (из «Памятной книжки»  Костромской губ., 1862г.) По мнению авторов исторической справки, прилагаемой к спискам населенных мест Костромской губ.1870 г., эта крепость на Ветлуге была создана на реке Шанге,  притоке Ветлуги,  в 50  км.  выше современного с. Шанги, где до сего времени сохраняются еще остатки земляных сооружений. И, как видим, эта осторожность была необходимой – в 1427 году татары напали на Галич, пройдя через  ветлужские леса,  в 1532 году татары напали на Солигалич, разорив по пути много селений.

В книге С.Ф.Платонова «Очерки по истории смуты в Московском государстве в XVI-XVII  веках» дается административное деление Московского государства в XVI веке. Кроме деления на уезды и  волости, для целей финансовых и военных несколько уездов объединилось в округа. Территория к северу и востоку от Москвы объединялась в округ, носивший название «Замосковные города». Этот округ имел такую границу: «На севере – водораздел между северными реками и водами волжского бассейна,  кончая Ветлугой. За этой рекой на восток начинались поселения инородцев: они-то, спуская к югу, и образовали собой восточную границу замосковных городов. Она шла по Ветлуге,  пересекая Волгу западнее Васильсурска и направляясь между Окой и Сурой, на Арзамас, от него поворачивая к Мурому на Оке». В верховьях реки Ветлуги и на водоразделе с р. Унжей существовало чисто военное деление, носившее название «осада»: Судайская осада,  в которую входила   Вохтомская волость (по реке Вохме, правому притоку Ветлуги), имевшая 21 деревню, Кологривская осада,  в которую входила Межская  волость с  22 деревнями (р. Межа – левый проток Унжи,  на водоразделе Ветлуги и Унжи) – по книге    Ю.Готъе, Замосковский край вXVII  веке). Этим же целям было подчинено стремление великих князей Московских создавать и укреплять на Ветлуге монастыри. Выше уже говорилось, что был создан монастырь недалеко от устья Ветлуги. По материалам Комаровича видно, что были монастыри в с. Троицком на Ветлуге и около озера Светлояр, выше г. Ветлуги в  1423 году был основан Кожаровский монастырь. Поселение, созданное устюжанским священником Варнавой на «Красной горе» очень скоро было утверждено монастырем и уже через 38 лет после смерти Варнавы великий князь Московский Василий Иванович в 1530 году дарит монастырю грамоту и жалует «починки с новонаселенными по призыву монастыря,.. с пашнею и лесами и рыбными ловлями по реке Ветлуге и за рекой Ветлугой и в озерах со всякими угодьями».

Но было ясно, что этих мер крайне недостаточно для обеспечения безопасности границ Русского государства. «Казанское ханство представляло серьезную угрозу для Русского государства: татары нападали на пограничные  русские земли, разоряли их и уводили жителей в рабство. Опасность со стороны Казани особенно усилилась после того, как в 20 годах XVI века власть в Казани перешла в руки Крымских Гиреев. Крым находился в вассальной зависимости от турецкого султана.  Благодаря этому создавалась опасность объединения под главенством Турции, татарских ханств (Крымского, Астраханского, Казанского), образовавшихся после распада Золотой Орды. В середине XVI века султан Сулейман II занял резко враждебную позицию в отношении России. Таким образом, уничтожение враждебно настроенного Казанского ханства было необходимо для безопасности восточной границы государства.» (Проф.  К.В.Базилевич. История СССР,  ч. 1, стр. 287-288 ). После неудачных  первых походов Иван Грозный с весны 1552 года с большой Московской армией выступил в поход против Казани. Рассмотрим, как эти события отразились на бассейне Ветлуги. Глухие Ветлужские леса с их бездорожицей и враждебным марийским населением безусловно, вызывали много тревог у Ивана Грозного. А поэтому надо считать не случайной Грамоту Ивана Грозного от 25.07.1551 года, в которой  он подтверждает пожалование  Варнавинскому монастырю земель от устья реки Вола до устья реки Усты по обе стороны  Ветлуги со всеми угодьями,  несмотря на то, что в этом году состоялось решение Стоглавого собора о земельных ограничениях монастырей. Можно со всей определенностью утверждать, что Варнавинский монастырь давал ценные и крайне нужные сведения Ивану Грозному о путях сообщения по Приветлужью. Писатель Михаил Пришвин в рассказе «Година Варнавы» так описал ветлужскую народную легенду о помощи Варнавинского монастыря Ивану Грозному в Казанском походе: »Как брал Казань царь Иван, так и позвал его (Варнаву) к себе. Угодник и учит царя: »так сделай, да так». Рассердился Грозный, что угодник  указывает и прогнал его.  А святой бросил резку на воду и поплыл  к себе в лес на Ветлугу. Испугался царь:  «вернись,  вернись, Варнаша, – все сделаю, как ты велишь». Все сделал с точностью и взял Казань. Вот какой  славный святой!» Это, конечно, фантастическая легенда, т.к. в это время  Варнавы уже не было (он умер в 1492 г.), но она передает сохранившуюся у народа память об участии  и помощи  монастыря в Казанском походе.

Какие же материальные памятники от Казанского похода остались в Приветлужье? Основным литературным документом о Казанском походе является «Царственная книга» и »Сказание князя Курбского о покорении Казани». В этих документах подробно описывается  путь полков Ивана Грозного по правобережью Волги и абсолютно ничего не говорится о пути движения войск в левобережье.  Из  этих документов лишь известно, что Иван Грозный переправлялся через  Волгу на левый берег  у  устъя р. Суры, а главные силы переправлялись выше этого места. Следовательно, войска прошли по правобережью и левобережью Ветлуги. Народное предание говорит о существовании «ратной тропы» в левобережье Ветлуги, по которой Иван Грозный вел полки на Казань.  Вот что написано в брошюре А.Ф.Спицина  »Новые сведения по доисторической  археологии Вятского края», о «ратной тропе»:  «эта дорога шла из  села Воздвиженского…  черемисскими лесами. Проходила она через речки Пиштань, Юронгу, Елоху, Кильчу, Шклею, мимо деревни Килимар Юкшинской волости… через починок Зверев,  Поломну и село Кувшинское, на Царевосанчурск,  откуда через Царевококшайск  доходила до Казани. Около Килимар дорога пересекалась проселком,  ведущим в с. Воскресенск»-. (Комарович. Кит.лег. стр. 76). Комарович отрицает ратную тропу, как дорогу Ивана Грозного, а считает, что народная легенда присвоила это название дороге, которая соединяла Городец с Вяткой в XV веке. Но есть ли достаточные основания для этого отрицания?  По-моему, для этого категорического отрицания нет достаточно веских доказательств. Из «Царственной книги» известно, что один из отрядов под руководством боярина Колычева формировался в Вятке, из этих же документов известно, что пришлось строить новые мосты через многочисленные речки, т.к. существовавшие ранее мосты были разрушены татарами и марийцами. Следовательно, войска шли не девственными лесами, не по целине, а по старым дорогам, по дорогам существовавшим здесь ранее.    Переход, имеющий более 200 км. по прямой,  совершили в течение одной недели,  следовательно, движение полков было весьма быстрым, чего нельзя было бы сделать при движении по целинным лесам. На реке Усте до наших дней сохранила название одна из пристаней «Переправа», а в Носовском лесничестве Кр.Баковского района имеется место, носящее название «Кладовый враг». Народная легенда связывает эти названия с Казанским походом. На месте «Кладового врага» якобы был склад запасного продовольствия на случай неудачного похода. Но поход кончился удачно, Грозный возвратился из похода по Волге. Склад стал достоянием тех, кто знал о нем. Не исключено, что этими же   дорогами пользовались и Казанские татары  во время своих набегов на восточные окраины Московсого государства в  XV веке. В этом же районе до наших дней сохранились названия: Татарское, Могили, Шоля, озеро Татарское, просек лесной Татарский. Народная легенда гласит, что здесь был стан татарского князя Шоля, а в кургане у дер. Могили похоронены татары. Лесничий Варнавинского лесничества Соловьев, занимавшийся сбором материалов по истории Ветлужского края, сообщает о том, что казанские татары проходили через Ветлужские леса в 1427 году во время похода на Галич. (Сборник «Природа и хозяйство», Ленингр. лесотехн. академ. вып.2, 1931).

После покорения Казани и конфискации татарских земель, часть ее была отдана московским светским и церковным владельцам, часть отдана мелким замирившимся мурзам и князькам, привлеченным к государственной службе с сохранением за ними права на свои земли и население, жившее на этой земле. Так, по народному преданию, в районе современного села Носовой Кр.Баковского района было три селения:   русское, татарское и марийское. Впоследствии татары и марийцы были изгнаны и осталось только русское селение.

Большая же часть земель и лесов была взята на государя и составила «дворцовые земли великого государя», сочтенные и описанные к 1563 году. Леса, не учтенные и не описанные, оставались общегосударственной собственностью  под названием «Черные земли». Масса инородцев осталась не подчиненной определенным хозяевам и была обложена ясаком,  оставаясь в прошлых условиях  общественного и хозяйственного быта,  она получила название «черных людей». «Подчинить эту массу русскому влиянию предоставлено было,  во-первых, московскому духовенству, просвещавшему край своей  проповедью, а во-вторых, московским поселенцам, служилым и тяглым людям, которые расселялись на инородческих землях и начинали здесь вести свое   хозяйство в соседстве и при содействии туземного населения. Разумеется, сближение и обрусение последних в XVI веке едва начиналось. Московская  колонизация захватила  пока только  речные берега да окраины инородческих территорий. Внутрь же страны московские люди еще не проникали или  проникали очень мало. Инородческий мир, перейдя от татар к Москве, не сразу почувствовал смену власти. Татары, потеряв политическое господство в своем царстве, не потеряли экономической силы. Они еще сохраняли за собой престиж старых господ, они лучше русских знали самый край и строй инородческих отношений» (Платонов.Очерки по истории смуты.81) Такую картину и представляло все Приветлужъе в XVI веке. Крупными русскими селениями были в это время: Богородское,  Воскресенск, Троицкое, Воздвиженское, Варнавин монастырь, Булаксы (Одоевское), Шанга, Якшан (Кажирово), Холм Шарьев, Вохма, являвшиеся центрами русской колонизации, вокруг которых в приречной полосе Ветлуги и Усты создавались деревни и починки с русским населением, «начинавшими здесь вести свое хозяйство в соседстве и при содействии марийского населения». Этим только и можно объяснить сохранение многочисленных марийских названий речек и местечек в бассейне Ветлуги. Варнавинский монастырь, получив грамоту от Ивана Грозного о пожаловании ему земель до реки Усты, прокладывает лесами кратчайшую дорогу на реку Усту, используя марийское население для ее освоения и тем сохраняя их названия речкам Мурановке, Кокшаре. Эта дорога выходила от Варнавина, надо полагать, на Вятско-Нижегородскую дорогу (о которой говорилось выше) и являясь основной дорогой монастыря, связывала его с основными сухопутными магистралями того времени. Этим можно объяснить и возникновение на ней «Заставы», давшей в последствии название лесному кордону,  а в наше время деревне Заставке Быструхинского сельсовета Кр.Баковского района. Здесь же в бассейне Усты, в зоне важнейшей для того времени сухопутной дороги, создавалась  главная хозяйственная база Варнавинского монастыря. Этим можно объяснить и тот факт, что дорога, идущая от Варнавина на Заставку, до Октябрьских дней сохраняла название «Монастырская дорога».

XVII век

В книге Ю.Готье «Замосковский край в XVII веке» имеется карта Замосковского края этого времени. На этой карте через весь бассен Ветлуги сделана надпись:»Ветлужские черные станы Галицкого уезда». Но станов показано только 4  в самой северной части Приветлужья. Богородский, Воздвиженский (написано Здвиженский), Троицкий, Воскресенский. Эти же станы названы в сводной таблице в тексте книги «Унженский пригород, станы черные по Ветлуге».  В другом документе,  а именно  в «Памятной книжке Костромской губ. на 1862 год», в разделе истории города Ветлуги находим, что почти вся средняя часть бассейна Ветлуги (до Нижегородских земель) в XVII  веке входила в Ветлужскую волость.

Сделав эту ссылку на исторические документы, попытаемся установить политико-административную и хозяйственную структуру Ветлужского края в XVII веке.  По книге Ю.Готье уточним понятия: уезд,  волость, стан периода XVI-XVII веков.

«Уезд – это древнейшее княжество или часть его. Природные условия не имели определенного значения.» Из этого можно сделать тот вывод, что территория Ветлужского края входила в состав Галичского княжества в XV веке. (Окончательное присоединение Галичского кн. к Москве произошло в 1453 г.) «Название волости и состав селений определялся (большей частью) рекой, по которой она создавалась исторически.» Следовательно, название «Ветлужская волость»  вполне  оправдано.

«Стан – разрушенная волость, когда здесь стало несколько владельцев с несколькими обществами».  Из этого определения надо сделать тот вывод, что четыре стана на Ветлуге – Воздвиженский, Троицкий, Богородский, Воскресенский были выделены   из Ветлужской волости и переданы в вотчинное пользование. Подтверждение этому находим в трилогии Костылева «Иван Грозный». Это  была вотчина боярина Колычева еще в XVI веке. Кому же принадлежала остальная территория Ветлужского края? Средняя часть, от устья р. Вола до устья  р. Усты, принадлежала Варнавинскому монастырю. Дворцовых и монастырских станов не сущесвовало, а потому они на карте и не показаны.  Да кроме того, Ю.Готье работал по писцовым книгам, а земли дворцовые, монастырские, огромные пространства черного «обчего» леса в писцовые  книги не были включены. Вот поэтому мы и не находим у Готъе и в тексте книги, и на карте сведений о среднем Приветлужье. Исключение составляет Лапшангская  волость (это территория теперь Варнавинского района).  Судя по дарственной грамоте Ивана Грозного от 1551 года, Лапшанга должна бы входить во владения Варнавинского монастыря, но фактически она отнесена в состав 8 черных волостей по Унже.  Видимо, река Лапшанга заселялась не с устья, а с истока,  который близко подходит к Унже. Вероятно, поэтому же и крупнейшие селения на Лапшенге – Хмелевая, Тимариха так далеко расположены от устья Лапшангн, от реки Ветлуги и Варнавина.

Исключением является и Троицкий стан,  он ведь тоже расположен выше устья Усты, т.е. в пределах границ территории Варнавинского монастыря. В последующем изложении материала установим неоднократное нарушение границ Варнавинского монастыря, установленных Иваном Грозным грамотой от 1551 года. Эти нарушения начал делать еще сам Иван Грозный, устанавливая границы «дворцовых земель» после покорения Казани. Здесь, на мой взгляд, лежит начало установления названия «Боковка» для местности, занятой сейчас Кр.Баками. («Боковка» или окраина владений монастыря). В северной части  Ветлужского края были Вохтомская волость и Нейская волость, по бассейну Вохмы и Неи.

Что же представляли собою селения Ветлужского края в XVII веке? По писцовым книгам 1616 года в 4 Ветлужских черных станах было 225 волостных деревень.

Было крестьянской запашки в дворцовых вотчинах – 4338 десятин,  крестьянских дворов – 677, душ мужского пола – 677, приходилось пашни на один двор – 6,4 десятины, на  одну мужскую душу – 6,4 дес. (Ю.Готъе,  З.К. стр. 335). В северной части  Ветлужского края в Вохтомской волости было в 1616  году – 21 деревня, 78 крестьянских дворов,  22 бобыльских двора,  175 четей пашни (263 дес.) и  109 четей перелогу.

Нет данных по Нейской волости. Нет данных по Варнавинскому монастырю. Но, судя и по имеющимся данным, можно сделать такие выводы: деревни были крайне маленькие, в 3-4 двора и с крайне маленькими запашками. Приведенный выше учет не дает картины запашки на фактическое количество населения, на душу населения, принятую для учета в наше время. Запашка учитывалась на мужскую душу, да и то, видимо, под мужской душой в это  время понимался только глава семьи, т.к. нельзя допустить, чтобы в четырех станах с 677 дворами не было ни одного мальчика, ни одного старика, ясно, что учет велся только по главе семьи.

Так что мы пока не знаем ни количества деревень, ни количества фактического населения в Ветлужском крае  в XVII веке. Косвенные же данные говорят о том, что это была одна из наиболее населенных частей Московского государства в XVII веке.  Основанием для такого утверждения служат два факта:

1. После смутного времени центральные районы государства были страшно разорены, и в писцовых книгах 1616 – 1620 годов было показано везде огромное количество перелога (заброшенных земель), а в ветлужских деревнях этого было мало (только в северных было больше).

2. Галичский уезд, в который в это время  входил Ветлужский край,  был богатый по населению. «Галичский уезд был одним из самых богатых по населению во всем государстве, заключая в себе 31 тысячу тягловых дворов, он по населенности занимал  пятое место в ряду центральных московских уездов».(Платонов. Очерки по истории смуты. стр. 27). В  нашем сегодняшнем понимании плотности населения, 31 тысяча дворов на территории, равной современной области, выглядит бледно, такой плотности у нас сейчас нет. Но, чтобы сделать сопоставление, приведу ряд цифр населенности крупнейших в то время городов и районов. В 1615 году было в городе Хлынове (Вятке) – 600 дворов тягловых и не тягловых. На исходе XVII века вся Вятская земля насчитывала 10-12 тыс.  дворов русских и инородческих. В 1627 году в г. Вологде (крупнейшем городе того времени)  было 1000 жилых дворов. В Москве в это время было 4845 дворов, в Ярославле – 2236 дворов. В Н.Новгороде в 1621 году было 700 нетягловых дворов, 862 посадских, 204 двора и избы оброчных, 141 «дворишек, избенок и колышков и вовсе нищих» – всего 1900 дворов (по Платонову). В свете этих цифр населенность Галичского уезда и Ветлужского края действительно выглядит высокой. Ветлужский край не подвергся такому страшному опустошению в период Ивана Грозного и в смутное время, как это было в центральных и западных районах страны.  Наоборот, сюда бежали крестьяне из разоренных районов. Это и увеличивало населенность края.

Кто же  был хозяином в ХУ11 веке  Ветлужского края? Выше уже говорилось, что Ветлужский край носил название «Ветлужской черной волости и черных станов». Право собственности на черные земли принадлежало царю. На основе этого права правительство царя Михаила Федоровича  в первые месяцы своего существования, в Замосковном крае роздало думным и московским чинам, принимавшим участие в освобождении Москвы от поляков, не менее 45000 десятин дворцовых и черных земель. «К Концу столетия  (XVII) в состав поместий и вотчин служилых людей перешел весь запас порозжих государственных земель Замосковского края, большое количество дворцовых земель и все остатки черных земель». (Готье. стр. 255) Нейская волость, до 1619 года черная, а потом ставшая во владении Одоевского и Шереметьева. Ветлужские черные станы (Воскресенский, Воздвиженский, Троицкий, Богородский) отданы в вотчину и поместье в 1620 г. первому претенденту на царский престол и родственнику царя князю Ф.И.Мстиславскому. Холм Шарьев (Шарья) в 1620 году отдан в вотчину Готовцеву (по Готье).

Князь Мстиславский умер в 1622 году и после его смерти в 1637 году уже вся  ветлужская волость была пожалована царем Михаилом Федоровичем вдовствующей жене князя Ф.И.Мстиславского Ирине Михайловне, раздробившей эту волость на отдельные владения, (по Памятн. кн. Костр. г. 1862). Следовательно, огромная  часть Ветлужекого края стала собственностью родственников царя Михаила, а меньшая часть собственностью Варнавинского монастыря и именитых графов и князей: Готовцева, Шереметьева, Одоевского. Последний даже не утруждал себя заботами по ведению хозяйства. Его крестьяне состояли на оброке, тяжким трудом на лесных работах,  на сплаве добывали оброчные деньги, снискав себе по всей Ветлуге унизительную кличку «адуи». Не их вина, а их тяжкая беда была в том, что они резко отличались от другого населения Ветлуги, своим низким ростом, рахитичным животом, поголовной неграмотностью и некультурностью, страшно бедной одеждой  и питанием. Это была  ветлужская «пошехонская сторона». Раздача и передача земель и лесов по Ветлуге продолжалась и в последующее время. В 1661 году местность по притокам Ветлуги- Большой и Малой Какше (ныне территория Ветлужского и Шахунского районов) с марийским населением, царь Алексей Михайлович пожаловал Макарьевскому (Унженскому) монастырю (по материалам П.Березина). Так два монастыря, с севера и с юга, «просвещали»  марийское население Приветлужья, крестом и плетью приобщая к христианской «культуре».

Сохранились очень ценные документы об этой «просветительской» деятельности монастырей среди марийского населения: «христианство среди народов Поволжья насаждалось насильственным путем. Так, например, царь Алексей Михайлович предложил настоятелю Спасо-Юнгенского монастыря крестьян мари в ближайших от монастыря деревнях… обратить в христианство. В случае несогласия принять христианство, он велел их всех выслать, а земли их причислить к монастырю» …Большие обиды и притеснения терпело марийское население со стороны Макарьевского (Унженского) монастыря.  Население  жаловалось на то, что «монастырские старцы их бьют и увечат и  всякое поругание им чинят», что многие ясачные дворы запустели, т.к. крестьяне разбежались. Всеми землями, которые были в руках марийского населения, завладели «старцы» верст на 100 и больше,  а поэтому платить ясак и другие налоги им стало не вмочь» (кн. 20 лет Марийской АССР, стр. 27).

Есть еще одна причина, сильно влиявшая в XVII веке на рост населения и деревень в Ветлужском крае, – это система путей сообщения между центральными районами страны  и Сибирью. В это время были два пути в Сибирь а) севернее Вятки – от Великого Устюга на Кайгород и Соликамск, б) От Н.Новгорода на Яранск, Котельнич, Вятку, Кайгород. Первый влиял на северную часть, а второй на среднюю часть Приветлужья. К этому же времени относится возникновение прямого пути от Великого Устюга к Н.Новгороду. На этом пути возникла дер. Шулепниково в начале XVII века, давшая в последствии начало городу Ветлуге, а также села: Урень (Трехсвятское) и Никольское (Баки), ставшие торговыми селами на этом важном пути между бассейном Северной Двины и средним Поволжьем.

Есть документы,  которые позволяют считать время основания Кр.Баков – первая половина XVII века. Время основания Уреня пока не установлено точно, но уже в XVII веке Урень был крупным торговым  центром, имеющим общероссийскую известность. Вот какая запись об Урене имеется в книге М.Чулкова «Историческое описание Российской коммерции», т. VI, кн. IV, 1781 г. «Тресвятское, Урень тож, село в уезде Царево-Санчурска, во сте двадцати верстах от города, съезжаются для торгу здесь каждый год генваря 30-31, февраля 1, декабря 6-7…» (раздел об ярмарках, стр. 158). Обозы  «устюжан» проходили по этой дороге до конца XIX века, т.е. до момента постройки ж. д. Вятка – Котлас. На этой дороге возникли и промежуточные  селения для кормежки лошадей. К ним относятся: Заводь, Носовая, Семаново – на дороге Баки – Урень; Тулага, Карпуниха на дороге Урень – Ветлуга.

Вот какую запись предания о дер. Карпунихе сделал В.Т.Меркулов: «На дороге Урень – Ветлуга действовала разбойничья шайка (ватага), которую возглавлял атаман Карпун.  Ветлужские купцы решили уничтожить шайку. После большого сражения, длившегося два дня, разбойники были разбиты. В битве погиб брат атамана Карпуна – Петр. На месте битвы, чтобы обеспечить безопасность пути,  были основаны два починка – Карпуниха и Петряево. Население этих деревень и сейчас отличается ветлужским акцентом.» (Записано по тексту статьи: А.Кучкин. В.Мамонтов. «Очерки по истории Уренского района, напечатанной в Уренской газете «Колхозная Искра» в марте  1957 г.)

Для  обеспечения хлебом новых поселений в Сибири, с 80-х годов  XVI  в. в Вятских землях и прилегающих к Сибирской дороге районах начали собирать «Сибирский хлеб»,  который надо было доставлять в больших количествах до Верхотурья или до Лозьвы.  Требовалось большое количество и для нашего Севера, а также для вывоза за границу. Хлеб шел через Вологду и Великий Устюг до Архангельска. В XVII  веке Западная Европа была бедна хлебом, спрос заграничного рынка на хлеб быстро возрастал, цены на хлеб росли сильно и особенно в Голландии и Англии. Образовался огромный разрыв в ценах на хлеб между Западной Европой и Россией. Самым ближним и самым богатым в то время районом по хлебу были Вятские земли. Этому способствовали природные условия района: устойчивое количество осадков, да и в повышенных количествах против центра, вполне достаточное количество тепла, плодородия почв для устойчивых и хороших урожаев серых хлебов. А пути  более  близкого от Яранска до Архангельска, чем через территорию современного города Ветлуги,  г. Никольска (на р. Юге), Великого Устюга, в то время не существовало. Через с.Урень эта дорога кратчайшим путем связывала Европейский Север и Яранск с Н.Новгородом,  со средней Волгой.

В 20-х годах начинается по всей стране упорная борьба с перелогами, заселение и расчистка пустошей, образовавшихся в результате войн Ивана Грозного и смутного времени. Оживленная постройка деревень и распашка пустошей продолжалась до конца столетия. Ветлужский край не был сильно разорен в эти годы, а потому и имел весьма благоприятную обстановку для роста населения и роста деревень. Вывозились целые деревни из запустевших волостей в те места, которые меньше пострадали.  В качестве примера может служить дер. Ядрово Кр.Баковского района. Вот какая запись имеется: «В вотчине боярыни Анны Леонтьевны Нарышкиной, матери царицы Натальи Кирилловны, в 80-х годах встречается деревня Ядрово, «что поселено на Микиткинских лесных росчищах»(Ю.Готье. 3. К. стр. 303). Эта историческая справка проливает свет на целый ряд селений левобережья Кр.Баковского района. Так, село Заводь, расположенное на дороге Баки – Урень, носило раньше название Никитино. Вот, видимо, росчищи этого селения на р. Ветлуге и были использованы для поселения крестьян дер. Ядрово. Здесь мы вновь встречаем нарушение границ владений Варнавинского монастыря и вновь находим подтверждение того, что этот район Кр.Баков был окраиной владений монастыря: «боковка» или «боки».

На плесе реки Ветлуги между устьем р. Лапшанги (Варнавинской) и устьем р. Вола неоднократно встречаются названия с корнем слова «вол»: Воловья заводь, кордон Волгаевка, озеро Волосово, река Вол. Думается, что эти названия возникли в это же время и связаны они с системой обработки земли  в этом районе,  при помощи волов. «В качестве рабочего скота в крупных дворцовых и монастырских хозяйствах  еще в XVI  веке применяли волов. Организовывались  «воловьи дворы», «воловики» (Готье. стр. 319). По свидетельству Готье, эти способы обработки и специальные «воловьи дворы» в нечерноземной полосе исчезли  в XVI веке.  Из  этого можно сделать тот вывод, что здесь были поселения еще в XVI веке и не прекращали своего существования до наших дней.  Подтверждением этому служит и тот факт, что Иван Грозный грамотой от 25 июля 1551 года определил в качестве северной границы реку Вол для Варнавинского монастыря, вероятно, потому же, что севернее Вола уже  существовали другие собственники. Из всего сказанного можно подвести итог такой:   в северной части Ветлужского края в XVII веке создавались селения  во вновь приобретенных вотчинах  Готовцева, Шереметьева,  Одоевского. По бассейнам Большой и Малой Какши поселения русских создавал Макарьевакий (Унженскжй) монастырь, получивший эти земли по дарственной царя Алексея Михайловича для христианизации марийского населения. Макарьевский монастырь для связи с новыми ветлужскими владениями создает кратчайший путь через леса водораздела Унжи и Ветлуги, получивший название «Шестидесятый волок», т.к. протяженность дороги  составляла 60  верст. Это название дорога сохраняла до Октябрьских дней.

В средней части Приветлужья поселения создает Варнавинскнй монастырь. Главная часть поселений Варнавинского монастыря создается в бассейне Усты в пределах теперешнего Быструхинского и Носовского сельсоветов Кр.Баковского района и в пределах северо – западной части Уренского района.  «Деревня Горячевка,  Фитилево, Горяиновка и ряд других (Уренского р.) до сих пор в народе зовут «монастырскими» (газета «Колхозная Искра» Уренского района № 26 от 1.03.1957 г.).

Были ли поселения  у Варнавинского монастыря в правобережной части Приветлужья? Безусловно, были. Это поселения  по дороге между Варнавинским и Макарьевским  монастырями. В книге Александра Ратшина находим даже такое  выражение о Варнавинском монастыре: »Пустынь сия называлась прежде и Лапшангскою, по небольшой речке Лапшанге…» (стр. 163). И действительно, у местного населения  до сих пор сохраняется предание, что на речке Лапшанге, в районе селения Борис-Глеб,  были монастырские поселения. Крупными поселениями монастыря была Беберино-Богородское и Макарий-Притыка, ныне Варнавинского района.  Название Макарий-Притыка связано с историей переселения настоятеля Макарьевского (Желтоводского) монастыря пр. Макария с Волги на Унжу после разорения Желтоводского монастыря в 1439 году казанскими татарами. Здесь Макарий остановился (приткнулся) перед тем, как пересечь по кратчайшему пути водораздел Ветлуги и Унжи.  Вот этот факт, что люди, впервые идущие по этому пути дремучими лесами, а правильно выбрали кратчайший путь, говорит о существовании поселений здесь уже в то время. Только люди, знавшие этот путь, могли его правильно указать. Впоследствии, вплоть до XX  века, по этому маршруту проходили торговые дороги в Макарий на Унжу и в гор. Юрьевец на Волгу. Можно указать еще один исторический документ,  подтверждающий ту мысль, что этот путь людям был известен. В «Рукописном житии преподобного Варнавы Ветлужского» говорится:  «Сия страна по реке, зовомая Ветлуга, бысть пуста двести пятьдесят три лета (мыслится после разорения татарами (и где было жилище человека порасте везде великими  лесами и названа бысть Ветлужская пустыня и никем не проходима, токмо немногими людьми проходившими ради лова звериного из предела града Унжи». Следовательно,  эту дорогу знали  охотники, конечно, от них знали и другие люди, бесспорно жившие здесь. Иначе как бы могла сохраниться эта легенда, как бы могли сохраниться многочисленные  названия рек, речек и озер марийского происхождения. Надо полагать, что и население это были (в основном) марийцы.  После татарского разорения было на Ветлуге мало поселений, особенно русских, но они были. Были и марийские поселения, дожившие доXVII века, сохранившие и передавшие русским марийские названия. Уренский  краевед В.Ф.Мамонтов пишет: »До наших дней среди старожилов района бытует легенда о первых поселенцах края. Согласно легенде, первыми жителями наших мест были люди из рода Ура, Темника (или Темникова) и Бура. Они, якобы, были основателями современных  Уреня, Темты, Буренина.» (Районная газета,  март 1960 г.) В южной части Ветлужского края (ныне территория Воскресенского р-на) усиленно растут селения в XVII веке за счёт расширения Воскрессенского, Богородского, Воздвиженского, Троицкого станов. Владелец этих земель – Мстиславский – значительно расширил свои владения к северу и западу. Не довольствуясь территорией четырех Ветлужских черных станов, получил земли в Лапшанской  волости Унженской осады. Вот этот документ: «Сёлам Благовещенскому и Знаменскому с деревнями владения разных помещиков по писцовым книгам 7137 г. (1629) Никиты Лашырёва подъячего Ждана Ромоданова написано:  Галицкого уезда Унженские осады боярина князь Федора Мстиславского жены княгини Ирины Михайловны в вотчине на Ветлуге в Напшанской (следует читать Лапшанской) волости в Арзибовских починках: 1) сельцо, что был починок Перехватов (а ныне село Благовещенское) на реке Ветлуге,  2) село Знаменское, что был починок Колбиха по реке Ветлуге и на реке Ширенге, деревни: 1) Соловьиха, что был починок Соловьёв на р.  Ветлуге, долго еще свирепствовали по краю, чиня суд из расправу над участниками восстания. Казаки, преследуемые карателями, бежали с Ветлуги по ее притоку  Б.Какше в глухие леса и здесь, боясь возвращения на родину, поселились. Потомки их до сего времени проживают в пределах Жирновского сельсовета Шабалинского района Кировской области.»(П. Березин. Легенда о девушке ирга. Горьковская правда,  23 мая 1958 года). Есть еще одна легенда о разинскик поселениях на Ветлуге: население д. Буслаево Воскресенского района считает, что эта деревня была основана разинским атаманом Буслаем. В качестве вещественного документа считалось, что «‘Буслай на месте своей первой землянки врезал в сосновое дерево медный крест-распятие». Много было поисков этой сосны, но в конце концов, она была найдена совершенно случайно при массовой рубке старых лесов в районе этой деревни, что еще больше укрепило веру в эту легенду.

Крестьянская война  1670-71 годов изменила состав населения Ветлужского края, изменила географию населенных пунктов. Создавались тайные скиты, тайные селения в глухих лесах левобережья и правобережья. Исчезли некоторые    старые селения, разоренные карателями и покинутые участниками восстания.

XVIII век

XVIII  век для Ветлужского края явился веком самого массового прихода сюда населения из различных частей страны.  В XVIII веке создалась та география селений, которую мы видим, за небольшими изменениями, и сейчас.

В глухие Ветлужские леса, начиная со второй половины  XVII века, устремилась мощна волна религиозных сектантов, раскольников, создавая тайные селения и скиты по Усте и по Ветлуге. К этому времени относится возникновение Красноярского скита на реке Усте, Макридинского  на речке Бычихе, ставших оплотом раскольников Ветлужского края и сделавшись впоследствии известными широкому кругу русских людей по роману Мельникова-Печерского «В лесах» и по рассказу  Пришвина «‘Крест в лесу».

Но добровольные переселенцы – это только часть из того мощного потока переселенцев, который хлынул в XVIII веке в Ветлужскжй край.

Дикие ветлужские леса с нехожеными тропами, с прекрасными лиственничными лесами – ценнейшим строительным материалом для кораблестроения, привлек внимание Петра I.

После стрелецкого бунта 1698 года Петр I на реке Усте поселил семьи стрельцов, осужденных за бунт. По народному преданию, таким селением является село Темта Уренекого района. Деревня Непряхино Уренского района заселена тоже ссыльными: по приказу Петра I здесь поселены корабельные мастера, чем-то не угодившие Петру I. Жены, приехавшие с юга, не умели прястъ, а отсюда и народное название «Непряхино». «По данным первой ревизии 1719-23 годов, на территории современного Уренского района отмечаются следующие населенные пункты: с. Трехсвятское (Урень), д. Карпово (Б.Карпово), Темта, Арья, поч. Титово (Титково), Шадрино (Семеново), Вая, Зеленый луг.

С 1723 года по 1747 год возник 51 населенный пункт.» (А.Кучкин, В.Мамонтов. Очерки по истории Уренского района. Газета «Колхозная Искра», 1957 г.

Население дер. Ядрово Кр.Баковского района (о которой уже говорилось) тоже сохраняет легенду, что и в их деревне жили семьи осужденных стрельцов.

Конечно, вполне можно допустить, что д. Ядрово, единственная деревня среднего Приветлужья, расположенная  на кромке левого берега Ветлуги, окрепшая за два десятилетия своего существования, могла служить базой, с которой семьи стрельцов переправлялись вглубь лесного массива. События эти происходили во второй половине лета, а река Уста в это время года бывает очень мелководной, а потому и использовать ее для транспорта было трудно. Возможно, вот это обстоятельство и послужило основанием для народной легенды. А если к этому еще добавить, что здесь была вотчина бабушки Петра I, то вероятие этой легенды еще усиливается.

После Полтавской победы над шведами Петр I дарит село Никольское (Баки) канцлеру Головкину, (по материалу краеведа М.Е.Круткина). Таким образом, узловой центр транспортных дорог, связывающий Ветлужский край речными и сухопутными путями с бассейном  Белого моря, Вятскими и Нижегородскими землями, оказался в руках помещичьего землепользования. Ушел из рук Варнавинского монастыря еще один, экономически очень важный участок земли.

К этому же времени относится создание усадьба помещика Захарьина и тоже на землях  Варнавинского монастыря в с. Дмитриевском Кр.Баковского района. По архивным материалам Горьковского областного архива (фонд 570, опись 562, 1723 г.), в списке церквей Ветлужского края к 1723 году село Дмитриевское уже существовало, была в нем уже и церковь.

Вот этот список церквей:

1. Преподобного Макария, что на стану (ныне с. Макарьевекое, Ветлужск. р-н);

2. Успения пресвятой богородицы, что на Холкине в Заветлужье (ныне с. Холкино (Новоуспенское) Ветлужского р-на);

З. Преподобного Макария, что на Хмелевицких починках;

4. Преображения, что на вятской дороге;

5.  Воскресения Христова, что на вятской дороге (ныне г. Ветлуга);

6.  Вознесения Христова на р. Ветлуге (ныне с. Вознесение Ветлужск. р-н);

7.  Николая чудотворца на Нужне (ныне с. Белышево, Ветлужск.  р-н);

8.  Архистратига Михаила на Волу (ныне с. Архангельское, Ветлужск. р-н);

9.  Великомученика Георгия на Волу (с. Георгиевское, Ветлужск.  р-н);

10. Богоявления господня на Волу (с. Богоявленское, Ветлужск.  р-н);

11. Ншколая чудотворца на Шуде (с. Горки,  Варнавинского р-на)

12. Живоначальной троицы на Туране (с. Турань, Ветлужск.  р-н);

13.  Живоначальной троицы, что на стану в адоевщине (с.Троицкое,  Ветл. р-н);

14.  Николая чудотворца на Лапшанге (с. Лапшанга,  Варнавинск.  р-н);

15.  Пресвятые богородицы казанские, что в Беберине (с. Богородское, Варн.);

16.  Преподобного Макария на Притыках (с. Макарий, Варнавинского р-на);

17. Одигитрии пресвятые богородицы, что на Баках (Кр. Баки);

18. Великомученика Дмитрия, что на Ветлуге (с.Дмитриевское, Кр. Баков.);

19. Церковь Покрова пресвятой богородицы, что в Заветлужье

20.  Николая чудотворца, что на Шангском городище (с. Шангское гор., Шарьин. р-он);

21. Николая чудотворца на. Шанге (с. Николо-Шанга, Шарьинского р-на;

22. Живоначальной троицы в Варнавинском монастыре (р.п. Варнавин).

Из этого списка можно сделать вывод, что уже в начале XVIII в. в Ветлужском крае существовала разветвленная сеть церквей, довольно равномерно распределенная по территории края. Ясно, что она не могла быть создана только двумя монастырями (Варнавинским и Макарьевским), а создавалась в вотчинах и поместьях. Монастыри утрачивали свою власть над территориями, определенными им прежними царскими грамотами, хотя и пытались её сохранить.

Видимо, по ходатайству монастыря, в связи с начавшимися вторжениями на его территорию новых собственников, как это мы видели на примере образования д. Ядрово, в  1688 году грамота Ивана Грозного от 25.07.1551 г. была вновь подтверждена царевичем Петром и царевной Софьей с припиской, что Варнавинскому монастырю жалуются во владения земли со всеми угодьями и населением. Данная грамота была нужна как для Варнавинского монастыря, так и для царевны Софьи. Она укрепляла пошатнувшуюся власть Варнавинского монастыря, давая ему полномочия для борьбы со всеми новыми владельцами, вторгавшимися в его обширные владения. Царевна же Софья преследована свои, узко местнические цели. Как видели выше, на примере д. Ядрово, во владениях Варнавинского монастыря росла вотчина боярыни Анны Леонтьевны Нарышкиной (бабушки Петра I). Сделать неприятность Нарышкиным, ущемить их интересы – вот что могло послужить причиною для издания данной грамоты, явно противоречащей решению Стоглавого Собора. Грамота царевны Софьи имела и еще одну важную сторону: укрепляя власть Варнавинского монастыря, она давала ему большую власть и силу для борьбы с новопоселившимися раскольниками, приток которых на Ветлугу усилился в связи с событиями 1682 года (раскольничий диспут и последующие репрессии).

То, что не ясно было юному Петру,  именем которого подписывалась грамота, стало понятно взрослому царю. Огромные монастырские и церковные владения  мешали развитию и расширению дворянских поместий.  Маломощным монастырям, какими были Варнавинский и Макарьевский (Унженский), не по силам было справиться с огромными лесными богатствами края. Петр I не разрешил окончательно этого вопроса, но он положил начало помещичьему землепользованию на землях, принадлежавших ранее монастырям. Он положил начало принудительному переселению в Ветлужский край из других областей страны, положил начало превращению  Ветлужского края в место ссылки.  Вопрос о церковных и монастырских владениях пытались разрешить в пользу дворянства и после Петра I, но окончательно он был разрешен Екатериной II в 1764 году, издавшей Указ о секуляризации населенных церковных земель. Эта реформа повлекла за собой упразднение более половины существовавших в России монастырей: из 881 оставлено было 385.

В 1764 году был закрыт Варнавинский  монастырь и Макарьевский (Унженский)   монастырь. Поселение, образовавшееся вокруг монастыря, получило название Варнавинской слободы, которая в 1778 году в связи с государственной реформой управления, преобразована в уездный город Варнавин. Границы территории Варнавинского уезда остались в тех пределах, как они были определены  Варнавинскому монастырю грамотою Ивана Грозного от 25.07.1551 года (от устья реки Вола до устья реки Усты). Варнавинский уезд существовал в этих границах до июня 1923 года, т.е. до момента объединение Варнавинского и Воскресенского уездов в один – Красно-Баковский, с центром в Красных Баках.  Слово «красные» Бакам присвоено тоже в 1923 году, чтобы выделить его, как новый административный центр обширного уезда.

В 1778 году село Верхнее Воскресение,  в котором насчитывалось 82 души мужского пола, было куплено у княгини Белосельской  за 8600 рублей Костромским  генерал-губернатором  Мельгуновым, и преподнесено в дар Екатерине II.  По Указу Екатерины от 5.09.1778 года из села Верхнее Воскресение был образован город Ветлуга, ставший уездным центром вновь созданного Ветлужского уезда, вошедшего, как и Варнавин, в состав Костромского наместничества Унженской провинции (выведены из Архангельской губернии, в которую они были определены по первому делению на губернии (в 1708 г.) Численность вновь создаваемых уездов была определена в 20-30 тыс.чел., следовательно, в этих двух уездах было в то время 40-60 тыс. чел. По составу населения Ветлужский уезд был смешанного состава (марийско-русский). В Тоншаевской волости проживало 1619 человек марийцев обоего пола. Нет сведений о марийцах в Варнавинском уезде. Видимо, Варнавинский монастырь разогнал марийское население своим жестоким обращением с ними, о чем уже говорилось выше. Думается еще и то, что Тоншаевская волость была избрана как своеобразная резервация марийского населения. Примеров подобного действия властей много с татарским населением и другими народами. Кроме того, имеется такое выражение автора исторической справки из Памятной книжки Костромской губ. за 1862 год : «марийцы неизвестно откуда переселены», следовательно, автор тоже был уверен, что марийцы здесь не исторически осели, а были принудительно сконцентрированы. Колоссальные лесные богатства после закрытия монастырей подверглись разделу. Создаются многочисленные дворянские имения, в которые привозятся крепостные крестьяне из других губерний для эксплуатации лесных богатств края.

По данным генерального межевания на 1000 десятин общей площади в Варнавинском уезде приходилось под лесом 875 десятин, а в Ветлужском уезде приходилось 884 десятины. Но генеральное межевание по Костромской губ. проводилось уже с 1836 года, следовательно, к моменту закрытия монастырей под лесами была еще большая площадь, т.к. монастыри их использовали меньше.

Во вновь создаваемых имениях помещиков  началась хищническая вырубка лесов. Вырубались  в первую очередь самые ценные породы леса: лиственница, дуб, липа, и в местах, наиболее удобных для вывоза (ближе к берегам рек). На вырубаемых площадях создавались новые деревни, починки.

Не обделили себя лесными богатствами   царский двор и казна.  В 1796 г. создаются «удельные имения», составляющие собственность членов царской семьи. Через пространства, занятые удельными имениями, прокладываются дороги  с заставами для взимания сборов с провозимых грузов, строятся новые деревни, в которые завозятся крестьяне из других губерний. Так,  в Кр.Баковском районе  есть две деревни, носящие название «Чащиха» – одна помещичья, а другая удельная. Последняя и сейчас пишется так: «Удельная Чащиха». Возникла дер. Моисеиха Кр. Баковского района  у усадьбы управляющего удельным имением, названная  его именем. Моисеихинское удельное имение вклинилось между помещичьими землями, соединив довольно узкой полосой  древние дворцовые земли Заволжья с новыми дворцовыми землями левобережья Ветлуги, приобретёнными после инвентаризации земель казанского ханства и  после упразднения Варнавинского монастыря. По речке Баковке прошла граница между помещичьими землями и удельными.

Вот в связи с этим последним делением,  мне хочется  более подробно остановиться на истории происхождения названия «Баки». Из  всех районных центров Ветлужского края история Баков самая неясная.

Кем и когда основан посёлок Красные Баки? Какие документы имеются  по его истории ?  Вот вопросы,   на которые мне хочется ответить.

Самым ранним документом о Баках пока является запись в Дозорной книге за 1617 г. Следующим документом, найденным мною, является выписка из грамоты  Поместного Приказа  от декабря 1665 года. В нём написано: «В поместье  за боярином  князь Дмитрием Львовым, в коих за ним по отдельным 144 (1636) года книгам написано в Галицком уезде в Ветлужской волости  из  поместья Горжбака с. Никольское, что  была    деревня Баки и  к нему  13 деревень, четыре починка, два займища… повёрстного лесу  в длину на 18 вёрст с полуверстою, поперёг  на 11 вёрст.» (Действия  Нижегородской ученой  архивной комиссий.  Сборник. Т. XVIII, вып.1, 1914  г., стр. 276).

Из  этой выписки  видно, что в начале XVIII века существовала деревня Баки, находившаяся в поместье Гожбака, а потом переданная князю Дмитрию Львову. Судя по фамилии, Горжбак был не русским, возможно, татарин или мариец. Это соответствует тому положению, которое приводилось выше из  работы историка Платонова о служилых татарах и марийцах. Этому соответствует и народная легенда, бытующая в левобережной части Кр.Баковского района о татарских поселениях в районе д. Носовой и д. Шоля и Могили.

Деревня Баки сделалась центром вотчины. В ней в 1635 г. построили церковь и по престолу этой церкви дали посёлку второе название – Никольское. С этими двумя названиями оно и существовало до отмены крепостного права. Село много раз переходило от одного владельца к другому по грамотам царей. Теперь сделаем попытку установить происхождение названия «Баки».

По грамоте Ивана Грозного от 25.07.1551 года, территория Баков и района Кр.Баковского  входила в совав    владений Варнавинского монастыря.  Но, как видели выше, это право монастыря нарушалось, и особенно на территории, ныне занимаемой Кр.Баковским районом. Здесь было поместье Горжбака, князя Львова, Ромодановского, Пушкина;  здесь возникла вотчина боярыни Нарышкиной – бабушки Петра I, здесь в 1709 году возникло имение канцлера Головкина, здесь же были выделены дворцовые земли из владений казанского ханства еще при жизни Ивана Грозного, а потом (в 1796 г.) переданные   удельным имениям.

Вот все это и дает основание считать, что в районе современных Кр.Баков установилась не юридическая, а фактическая граница владений  Варнавинского монастыря, и весь этот район получил название »Боковка» или «Боки» владений, т.е.  край, окраина. Это же название получила и речка под Кр.Баками «Боковка», т.е.  протекающая по боку, по окраине владений.  Под влиянием акающего говора московских владельцев этих вотчин, гласная «о» перелита в «а», и стали произносить и писать не «Боки», а «Баки».  Речку стали писать и называть не «Боковка», а «Баковка». Примеров замены буквы «о» буквою «а» в Ветлужском крае очень много. Достаточно посмотреть список населённых  мест и некоторые старые документы, чтобы в этом убедиться. Две речки Какши имеют происхождение названия от марийского слова «кокша», а пишутся Какша. Деревня Воскресенского района Попиха в документах XVII века пишется «Папиха», деревня Асташиха Воскресенского района первоначально называлась «Осташиха», а потом её стали называть Асташиха.

Общепринятым было  в XVIII веке селение называть по месту расположения. Вот мы и видим в списке церквей Ветлужского края за 1723 год написано: «в адоевщине», хотя известно, что владельцем вотчины был князь Одоевский, а не Адоевский; »в Заветлужье»,  «на стану»,  «на Холкине», «на Хмелевицких починках»,»на Баках».

О том, что в названии «Баки» гласная «о» изменена, имеются и документальные доказательства. Вот этот документ: «Направе земля  и лес и всякие угодья Макарьева монастыря Желтоводского, а налеве земля и лес помещиков их, а от Ветлужские дороги прямо на  Притчино займище на большую Боковскую дорогу, а с дороги… левая сторона земля и лес Галицкого уезда поместья стольника князь Михаилы князь Васильева сына   Львова  села  Боков…» Этот документ – просьба крестьян от мая 1670 года о размежевании с Макарьевским монастырём. По этой просьбе выезжал для межевания из Балахны Дмитрий Плещеев и вот в его документе уже эти слова (подчеркнутые мною) написаны через «а». Следовательно, во второй половине XVII века местное население  называло «село Боки»,  а служилые люди  изменяли гласную. Так и закрепилось изменение гласной в названии села и речки. И отвечу на последний вопрос: кто были первые поселенцы Баков?

Пока точно сказать, кто был первым поселенцем, нельзя. Ясно лишь одно, что это были пришельцы из бассейна северной Двины.

На северной окраине Баков протекала речка Глушица (теперь это водоём между Верхней слободой и центром поселка). Подобное название находим в Вологодской губернии на главном сибирском пути XVII в. Там на речке Глушице стоял мужской монастырь, разорённый в смутное время  при нашествии поляков и литовцев вместе с прочими вологодскими монастырями.

Продолжая дальше рассматривать список населённых мест бассейна Северной Двины, находим на южной стороне  Архангельского тракта деревни Носовскую, расположенную на озере Носовском (точно, как у нас) и даже деревню Баковскую на реке Пезе.

Можно ли назвать такое обильное совпадение названий случайностью?

Думаю, что нет, слишком уж много совпадений. Это позволяет предполагать, что первыми основателями Баков были пришельцы из бассейна Северной Двины. Но не только смутное время дало массу переселенцев в Ветлужский  край. Через Баки проходила  в XVIII веке дорога Н.Новгород – Вятка, Н.Новгород – Великий Устюг (через Урень-Ветлугу-г. Никольск), по которой происходило перемещение людей в Сибирь. В работе В.А.Попова «Движение народонаселения в Вологодской губ.» находим: «В 1636 году из Н.Новгрода, Каргополя, Устюга собраны были 910 чел. и отправлены в Трбольск, Тюмень, Тару»(стр. 117). Нас не должно смущать, что они направлялись в Сибирь. Не все доходили по назначению, часть из них отставала в пути. Да, видимо, и не все переселенцы направлялись принудительно, которые, конечно, и составляли основную массу отстающих, подтверждение находим в этой же работе: «Одною из главных причин таких значительных переселений, в особенности из Устюжского уезда, были притеснении от посадских людей уездным людям…» (Записки русского географического общества, т. 2,стр. 117-118. 1871 г.)

Правительственные распоряжения о переселении жителей Устюга и других уездов продолжались с 1631 года по 1681 год. Установились широкие связи бассейна Северной Двины с бассейном Ветлуги через г. Никольск (на р. Юге), ставший в это время крупным хлебным портом транзитных перевозок к Архангельскому порту. На реке Ветлуге имеется  десять населенных пунктов, носящих название «Никольск»- это дань тем широким связям, которые были городом Никольском (на реке Юге).

Этим же я обьясняю и происхождение  второго названия для Баков – Никольск.

Какова же была численность населения Ветлужского края к концу XVIII  века? Я пока не располагаю данными официальной статистики о численности населения в Ветлужском и Варнавинском уездах к концу столетия, но ориентировочно можно судить по статистическим данным за первую половину XIX века. По официальным сведениям к I января  1858 года числилось населения:

по ВарнавИнскому  уезду – 79686 человек; по Ветлужскому уезду – 66572 человека    (Крживоблоцкий, стр.170). Исчисление населения и его прироста, сделанное Крживоблоцким по Костромской губ. за время с 1804 по 1857 год, определяет прирост населения за это время в 1 %   (стр. 185).  Вот исходя из этого можно определить ориентировочно, что к началу XIX века на территории Варнавинского и Ветлужского уездов было не менее 80 тысяч населения.

XIX век

В истории заселения Ветлужского края в XIX веке было немало новых факторов, резко отличающих этот край от других районов страны. Прежде всего следует отметить, что колоссальный размах лесозаготовок, развернувшихся в в крае в первой половине века, сильно способствовал росту населения.  Первые сведения о Костромских лесах попадают в литературу с 1840 года (Длатовский, стр. 86) и Длатовский дает картину истребления ценнейших пород леса. »В Варнавинском уезде с 1834 года производилась несколько лет сряду заготовка лиственницы для флота, а в настоящее время оной уже немного», (стр. 88).  Такая же картина дается и о вырубке липы и дуба.

Такой размах лесных разработок требовал огромного количества людей. Во вновь образованные помещичьи и удельные имения завозились все новые и новые крепостные крестьяне из других губерний. Мне известно, что в Лапшангское удельное имение (Варнавинский р-н) в конце XVIII и началеXIX веков завозились крестьяне из Тамбовской губ. Ряд селений (Михайлово, Майданы, Демидово, Саунино Козловского сельсовета Кр.Баковского р-на) составились из  крестьян Разанской губ. Селения Уренского и Тонкинского удельных имений пополнялись за счет крестьян, переселяемых  из Вятской губ. Вторым крупным фактором, влиявшим на рост населения края и географию селений, являются лесные пожары, о которых подробно говорилось выше. Штормовая лавина огня, пронесшаяся по ветлужским лесам, истребила на многие миллионы рублей казенного и частного имущества, навела повсеместный ужас на сельских жителей, оставив их без всяких средств к существованию, без орудий труда и без скота.  Нужен был приток новых людей и новых сил для использования огромных  оголенных от леса площадей.

Возникают новые деревни, починки, села. «Деревни Набатово, Михайлов Полом, Заровняево, М.Полетаево, Коршуново (Тонкинского р-на), Мальково – Уренского р-на, образовались за счет переселенцев из Вятской губ., слободы Кукарки (ныне Советск) и от села Юмы. Население этих деревень до сих пор крестьяне зовут «юмаками» и «кукарями»… Сюда переселились и крестьяне из селений нынешних Воскресенского, Кр.Баковского, Семеновского, Ковернинского районов. Переселенцы из Б.Полян образовали починок Полянский, переселенцы из д. Петрово, Ядрово, Носовая, Кошурино, Кириллово, Зубово, Шоли, Гулихи, Разгуляй, образовали починки:  Петровский, Ядровский, Носовской, Кошуринский, Кирилловский, Большое и Малое Зубово, Шольский, Гулихинский, Разгуляйки.

Из Ковернинского района выселились жители деревень Понурово, Тулага, Рябково.»(А.Кучкин. В.Мамонтов. «Очерки по истории Уренского р-на». Газета»Колхозная искра», март 1957 года.)

Вновь восстановлены после пожара деревни: Шоля, Могили, Быструха, Заводь Кр.Баковского р-на, но их восстановление шло медленно – через тридцать лет после пожара (1869 г.)  в дер.  Быструхе было всего 7 дворов.

Несмотря на все невзгоды, рост населении и новых деревень беспрерывно продолжается во всем Ветлужском крае. Выше уже приводились статистические данные о численности населения в Варнавинском и Ветлужском уездах на 1 января 1858 года, которая в сумме равна 146258 чел., что в 2,5 раза превышает численность населений  этих уездов в момент их создания, т.е. в 1778 г.  Самую высокую плотность населения в это время имел Варнавинский уезд – 9 чел. на квадратную версту, Ветлужский уезд- 6 чел. на кв. вер. И количество селений, и их размеры стали уже большими, но и по этим показателям Варнавинский уезд стоял впереди Ветлужского, средних же по Костромской губернии значительно ниже.

Вот эти данные:

было городов села сельца деревни итого
Ветлужский

уезд

1 20 8 649 678
Варнавинский

уезд

1 6 5 593 605

Среднее по Костромской губернии – 1 селение на 6 кв. верст, а в Варнавинском уезде на 15 кв  верст, в Ветлужском на 16 кв.  верст.

Распределение селений по числу дворов:

до 10 дворов 10-50 50-100 100-200I
Варнавинский

уезд

158 436 9 1
Ветлужский

уезд

320 358

Самым   крупным   селом    было торговое село Баки, имевшее до 170 дворов, уступавшее по численности населения только городам Ветлуге, имевшему в 1857 году    410 домов с 2727 чел., Варнавину, имевшему  178 домов с 786 чел.

Среднее    число дворов   на    одно   селение жителей

на двор

Варнавинский

уезд

17 8
Ветлужский

уезд

12 8

К какому ведомству принадлежали селения:

помещичьи государственные удельные
Варнавинский

уезд

333 10 261
Ветлужский

уезд

347 301 29

(Крживоблоцкий. стр.  573-577).

В том и другом уездах помещичьих селений было почти одинаковое количество, но удельных и казенных прямо противоположно, что накладывало особый отпечаток на хозяйственную жизнь населения и численность населения по селениям. Она была более активна в удельных имениях. Через земли удельных имений прокладывались в большинстве случаев важнейшие торговые и почтовые дороги. В свете задач изучения  истории заселения края, большой интерес представляет состав населения по вероисповеданию.  Вот какие данные по этому вопросу находим в книге Крживоблоцкого в приложении к стр. 176.

В    1857 году кроме православных числилось:

раскольников римско-католической протестантов
муж. жен. муж. жен. муж. жен.
Варнавинский

уезд

3500 4591 3 239 3 3
Ветлужский

уезд

20 3 1

Из этой таблицы видно, что в Варнавинском уезде было раскольников разных сект 8091 человек из 12209 человек всего по Костромской губернии, или 66%. Следовательно,  Варнавинский уезд и столетие спустя после репрессий Питирима  оставался крупнейшим очагом концентрации религиозных сектантов. А репрессии Питирима были поистине велики.  Вот что об этих репрессиях можно найти в книге архимандрита Макария «История Нижегородской иерархии с 1672 года по 1850 год». С.Петербург,  1857 г.: «По прекращении стрелецких бунтов, раскольники, разбежавшиеся по лесам России, во множестве поселились в лесах керженских за рекою Волгой» (20). «В 1719 году в Нижегородской епархии было 86 тыс. душ раскольников» (65).»При Питириме Нижегородская епархия делилась на две части:  на епархию настоящую и приписную из Синодальной области… Приписную составляли Нижегородская, Владимирская, Галичская провинции… К Галичской провинции и Галичскому уезду относилась Ветлужская волость, или десятина. Последняя часть  была предоставлена Петром Великим под личное заведование Питирима…»(стр. 97). «За 19 лет управления Питирима (до 1738 г.) в Нижегородской епархии обращено от раскола к православию 80 тыс. человек» (стр. 99). Вот эти сухие и скупые строки Макария очень ярко показаны в действительной окраске в романе писателя Костылева «Питирим».

Жестокий террор, проводимый Питиримом с великого благословения Петра I наполнял стоном и плачем Ветлужские и Керженские леса. Дым пожарищ стлался по пути шествия новых инквизиторов XVIII века. Вот, видимо, те 6000 раскольников, «необращенных»  Питиримом, и дали основу для последующей жизни Варнавинским раскольникам. Петр I, зная, кого он посылал в ссылку в ветлужские леса, знал и кому можно было поручить «пасти» эту паству. Питирим был надежным «пастухом», но глухие ветлужские леса и ему оказались не по зубам.

Хочется еще остановиться на наличии в Варнавинском уезде в 1857 году 242 человек, относящихся к римско-католической церкви. Я пока не располагаю точными документами по этому вопросу, но хочется поделиться теми сведениями, которые удалось получить от варнавинских старожилов. Народная молва говорит, что в Варнавианском уезде жили сосланные поляки. Но за что они были сосланы и когда? На этот вопрос ясного ответа пока нет. Быть может, это осужденные поляки по приговорам учрежденного Николаем Первым уголовного суда в ноябре 1832 года над участниками польского восстания 1830-1831годов? Но почему среди них только трое мужчин? Разве потому, что жестоким тиранам казалась ссылка слишком мягкой мерой наказания, так они решили разбить и семьи осужденных?

В полутора километрах к северу от Варнавина есть деревня Латышево. В дореволюционное прошлое старики, подходя к этой деревне, говорили: «вот деревня Латыши, проходи ее и не дыши». Не кроется ли в этой народной поговорке «нравоучение» пастырей православной церкви, презиравших католиков, которые, быть может, были основателями этой деревни? К этому следует добавить, что по спискам 1870-72 годов эта деревня писалась так:  «Латышево (Латынги)». Как видим, и эта запись подтверждает наше предположение. По спискам 1870 года было в ней 17 дворов с 97 чел.

Из всего этого ясно, что Варнавинский уезд и в XIX веке продолжал оставаться местом ссылки. В Варнавинский уезд ссылали на вечное поселение политических осужденных и всех «неблагонадежных». Народная молва чтит память студента-юриста Шиловского, высокогуманного и культурного человека, знавшего пять иностранных языков, активно откликавшегося на народное горе, писавшего жалобы и заявления для попавших в беду крестьян. И, наверное, ими сложена поговорка про ветлужскую глушь -»Буй да Кадуй, да Варнавин-голодуй, черт три года искал и не мог найти». Память не сохранила имен всех этих людей, посланных царем на вечное поселение в ветлужскую глухомань, но эти пословицы и поговорки выражают теплоту чувств народа, в среде которого они коротали свой век.

Вторая половина XIX века принесла много новых изменений в путях сообщения Ветлужского края, а с ними и новых изменений в составе населенных пунктов, в составе и численности населения края. Через северную часть Приветлужья прокладывается важнейшая ж.д. магистраль страны – Сибирская железная дорога, вступившая в строй в конце столетия. Она изменила прежние экономические связи, вызвала к более бурной жизни глухие районы севера Приветлужья. Создаются новые населенные пункты, ж.д. станции, среди которых первое место занимает Шарья. В 1862 году вступает в действие железная дорога Москва-Н.Новгород. Ко времени ее открытия происходит  реорганизация сухопутных путей, соединяющихН.Новгород с Заволжьем и с Вяткой. Старый торговый путь, в большинстве своем проходивший через казенные и удельные (ранее дворцовые) леса, потерял свою экономическую значимость. Прокладываются новые пути, спрямляются старые, возникают новые населенные пункты.  По территории современного Кр.Баковского района старая дорога проходила от г. Семенова через деревни: Хомылино, Вороватку, Усольцево, Удельную Чащиху, Сомиху. В шестидесятых годах XIX века она получила иное направление: через Боковую, Якушево, Жуково, Сенькино, Коровиху, Зубилиху, Ляды, Баки. В связи с этим строительством новой трассы дороги и возникли деревни: Текун, Якушево, Жуково, Зубилиха, Ляды.  Само слово Ляды сохранило для истории смысл этого названия деревни и место ее возникновения. Новая дорога прошла через поля и лесные расчистки, которые еще здесь называют «‘кулиги» или «ляды». Вот на такой освобожденной от леса поляне и возникла дер. Ляды сто лет тому назад на новой трассе Вятско-Нижегородской дороги. Как же изменилось количество населения в тех четырех Ветлужских черных станах, которые описал В.Готъе в своей книге «Замоскоовский край в ХXVII в.»? К концу XIX  века  это были волости 3-го стана Макарьевского уезда Нижегородской губ. За прошедшие 200 лет произошли огромные изменения и в составе населения, и в расположении населённых пунктов, и в количестве населения, но остались географически на старых местах прежние центры станов, сохранив до наших дней свои названия. Они теперь стали центрами волостей, лишь Троицкое вошло в состав Воскресенской волости.

По данным переписи населения 1897 года числилось в них населения:

1. Богородская волость -       4325 человек,

2. Воздвиженская волостъ -   6692 чел.,

3. Воскресенская волость -    9220 чел.,

а всего – 20237 чел. Мы не знаем точных территориальных границ прежних станов. Быть может, их территории были больше, чем территории названных выше волостей, а тогда изменится и численность населения, проживающего на этой территории. Но и этих цифр достаточно для показа тех колоссальных изменений, которые произошли за прошедшие 200 лет.

А сколько стало населения к концу XIX столетия по Варнавинскому и Ветлужскому уездам?

Вот данные первой всеобщей переписи 1897 года:

Варнавинский уезд -   122567 чел.,

Ветлужский уезд -      120836 чел.,

а всего по Ветлужскому краю – 243403 человека.

За прошедшие сорок лет численность населения по краю увеличилась почти в два раза.

XX век

С начала XX века на всей территории Ветлужского края растут небольшие хутора, починки и небольшие деревни. Этот процесс продолжался и в первые годы после Октябрьской революции.  Возникли починки и небольшие деревни в левобережной части Воскресенского, Кр.Баковского районов. Возникли многочисленные хутора  в Новоникольском и Лапшангском сельсоветах Варнавинского района.

Огромные изменения в географию края внесла железная дорога Н.Новгород-Котельнич, строительство которой началось с 1912 года. На глухих лесных массивах возникли крупные ж.д. станции, поселки, промышленные предприятия. Самыми крупнейшими из них являются: Ветлужская, Шеманиха, Уста, Шахунья, Вахтан, Сява.  Там, где стоят ныне эти крупные населенные пункты, насчитывающие тысячи человек населения, в начале столетия шумели глухие леса. Возникло много мелких станций, полустанков, разъездов, поселков лесорубов, лесопильных заводов, расширились, а некоторые выросли в несколько раз  старые селения – все это коренным образом изменило географию края, его экономику, его лицо. Крайне изменился характер поселков по социальному составу населения, по культуре и по общей численности населения.  На зеленом поле бескрайних лесных массивов появились пятна свободных от леса площадей, занятых новыми поселками, полями, огородами, садами, заводскими корпусами предприятий лесной и лесохимической промышленности.

Вот некоторые данные по составу населения края:

К 1 января 1933 года уже существовало новое административное деление – не было Ветлужского и Варнавинского уездов, а были созданы укрупненные районы:  Шарьинский, Ветлужский, Кр. Баковский, Уренский, Воскресенский, Шахунский.

В них числилось населения на 1 января 1933 года:

1. Шарьинский район

Населения всего – 69782 человека.

Населенных пунктов – 800, из них 1 городской.

Плотность населения – 15,3.

На одно селение приходится 87 чел.

2.  Ветлужский район

Населения всего  -  88217 человек.

Н;с-.еленных пунктов – 704, из  них 1 городской.

Плотность населения – 20,8.

На одно селение приходится 125 чел.

3. Кр. Баковский район

Населения, всего – 58472 человека.

Населенных пунктов – 454, в том числе 2 городского типа.

Плотность населения – 12,5.

На одно селение приходится 128 чел.

4. Уренский район

Населения всего – 45055  человек.

Населенных пунктов – 303.

Плотность населения – 20,0.

На одно селение приходится  148 чел.

5. Воскресенский район

Населения всего – 61191 человек.

Населенных пунктов – 259, в том числе один городской.

Плотность    населения – 21,1.

На одно селение приходится 286 чел.

6. Шахунский район

Населения    всего – 91474 чел.,  в том числе марийцы составляют 5,1%.

Плотность населения – 19,8.

Населенных пунктов- 849.

На 1 селение приходится – 96 чел.

Общая площадь всех районов – 23766 кв.  км.   на 01.01.1933 г.

(Экономич. справочник – Районы Горьк. края,1934 г.)

Обобщая эти данные, находим:  Общая численность населения по краю на 1 января  1933 года составляла – 414191 чел., сравнивая с 1858 годом, это дает рост в 2,83 раза, а по сравнению с 1897 годом дает рост в 1,57 раза.

Общее число населенных пунктов – 3369, что в 2,62 раза больше 1858 г.Средняя плотность населения – 17,4, что в 2,9  раза выше 1858 года, и в 1,5 раза плотность населения 1933 года выше плотности 1897 года. В среднем на одно селение приходится  123 чел., что на 10 чел выше 1858 г.

После 1933 года сильно изменилось административное деление Ветлужского края. Из Горьковского края выделилась самостоятельно Горьковская обл., а северная часть Приветлужья вошла в состав Костромской области. Проведено разукрупнение районов и образование рада новых – Варнавинский, Калининский, Тонкинский, Тоншаевский, Заветлужский. Все это затрудняет сбор материала за этот период.

Годы Великой Отечественной войны, наложившие тяжелый отпечаток на всю нашу страну, тяжело отразились и на Приветлужье. Здесь не было боевых действий, не было бомбардировок и страшных пожарищ войны, а поэтому не изменилась география селений, но изменился их облик и состав их населения. После окончания войны произошли новые и даже еще более сильные изменения. Выросли новые поселки лесозаготовителей, выросли рабочие поселки, но уменьшился состав населения многих деревень, а некоторые даже перестали существовать. Но общее количество населения в крае продолжает расти, растут рабочие поселки и их состав населения.

Вот данные переписи  населения на 6 января 1960 года: к 1960 году на территории Ветлужского края произошли вновь изменения административного деления: Калининский район вошел в состав Ветлужского района, а Заветлужский р-н вошел в состав Воскресенского района и на 1 января 1960 года имелись:

1.  Ветлужский район

Населения всего  46452 чел., из  них городское – 16893 чел.,

Рабочих поселков -1, городов – 1.

2. Варнавинский район

Населения всего  27908 чел.

Рабочих поселков – нет.

3. Воскресенский район

Населения всего  59626 чел.

Рабочих поселков – нет.

4. Кр.Баковский район

Населения всего  40809 чел., городское – 14494 чел.,

Рабочих поселков – 2.

5. Тонкинский район

Населении всего  22284 чел.

Рабочих поселков- нет.

6. Тоншаевский район

Всего населения 38289 чел., городское – 14805 чел.

Рабочих поселков – 2.

7. Уренский район

Всего населения  51334 чел., городское  – 10762 чел.

Рабочих поселков – 1.

8. Шахунский район

Всего населения  76519 чел., городское – 45839 чел.

Рабочих поселков – 2  , городов – 1.

9.  Шарьинский район

Всего населения -72582 чел.                                (Данные  1933 года)

Всего по Ветлужскому краю – 435803 человека, в том числе городского населения – 102793 чел. или 23,5 % к общему количеству населения.

Рост населения за 100 лет (с 1859 г.) составил 300 %,  рост же за последние 26 лет (с 1933 г.) составил всего 5 %.

Подводя, итог по вопросу о заселении Ветлужского края, хочется сказать, что дымкой глубокой старины окутана история ветлужских лесов. Множество легенд сложил народ о могучей таёжной силе лесов красавицы Ветлуги. Тысячелетие хозяевами края были марийцы. Они воздвигли себе вечный памятник из многочисленных названий рек, речек и местечек, да и названия самой Ветлуги. Через их селения в первом тысячелетии прошли из далекой сибирской тайги и лесостепи угры, создавшие потом по среднему течению Дуная венгерское государство, а в Ветлужском крае изменив на свой язык окончания ряда марийских названий.

В начале нового тысячелетия ветлужские леса  на севере и юге встретили робкое проникновение славян из Великого Новгорода и со средней Волги, потеснивших марийцев с насиженных мест.

Семь веков назад стеною огня, дымом лесных пожарищ встретили ветлужане татаро -монгольских захватчиков. Из праха и пепла возрождалась былая мощь и сила лесов Приветлужья, своей зеленой грудью прикрывая от казанских разбойников границы молодого московского государства. Под их густой завесой провел Иван Грозный свою великую рать под стены Казани.

В  1670 году под тенью  изумрудных сосновых шатров нашли убежище остатки отряда смелого разинского атамана Ильи Долгополого, громившего боярские, княжеские и монастырские вотчины по реке Ветлуге и отдавшего жизнь вместе с частью своего отряда за счастье и свободу ветлужских крестьян и бобылей.

В XVIII веке в спасительной тиши лесов нашли приют семьи опальных петровских стрельцов,  создавших свои тайные скиты и лесные починки.

Русские цари, начиная с Михаила Федоровича, щедрой рукой раздавали именитым боярам,  князьям, графам и монастырям благодатные ветлужские леса. А они поступали  как лесные хищники – безжалостно разрушая и уничтожая вековые  богатства края. И страшный враг лесов – огонь творил свое грозное дело.

В муках и страданиях, в нечеловеческих условиях жизни ветлужский крестьянин отвоевывал себе право на существование. Миллионы рублей текли в карманы бояр, князей, купцов и монахов, добытые потом и кровью темных и забитых нуждою ветлужан.

Видели ветлужские леса и озверелые кулацкие банды, пытавшиеся своими кровавыми лапами помешать победному шествию молодой советской республике.  Но могучие силы народа смели со своего пути всю грязь и накипь веков. И теперь свободный человек в свободных ветлужских лесах строит новую жизнь.  Не курные, покрытые соломой избушки ветлужских крепостных, не староверские скиты и бандитские землянки, а благоустроенные рабочие поселки и колхозные села, освещённые яркой лампочкой Ильича, покрывают сегодня обширные просторы Ветлужского края. Новой счастливой жизнью живет сегодня  Ветлужский край.

Глава III.

Развитие экономики и культуры края

Древний период

Работы археологов по изучению  городищ Ветлужского края приводят к выводу,  что    люди очень давно заселяют этот край. На основании уже того материала, который опубликован, можно считать установленным 5-ти тысячелетнее существование поселений людей в Ветлужском крае. Изучение материалов ветлужских городищ, в особенности городищ первого тысячелетия н.э., как наиболее полно изученных и наиболее полно представленных,  можно сказать о высокой культуре древних поселенцев Приветлужья. Знали они мотыжное земледелие, известны им были многие ремёсла, знали литейное, кузнечное дело. Но занимались преимущественно рыболовством, охотой, хотя и разводили домашних животных – лошадей, коров, свиней. Их одежда не лишена была разнообразия и богатства в украшении. При раскопках найдены бронзовые и серебряные браслеты, латунные кольца, серебряные подвески,  бронзовые поясные пряжки,  медные бляшки и медные цепочки. Кинжалы с ножнами, имевшими латунную оправу. Знали они способы добывания огня при помощи кремня и кресала.  Все эти находки   говорят о том, что жители ветлужских городищ имели вполне достаточную экономическую обеспеченность, уделяя такое большое внимание своей одежде, предметам быта, оружию. Эти же предметы говорят и об обширных обменных и торговых связях ветлужан с народами Востока, производившими большинство тех украшений, которые найдены в могильниках на ветлужских городищах. Главными посредниками между марийцами и народами Востока были  болгары. «В торговом обмене с болгарами мари приобретали железные изделия, бронзовые украшения, арабские монеты» (20лет Мар. АССР, стр.  20). Все это относится и к марийскому населению, жившему в первом тысячелетии и начале второго тысячелетия в Ветлужском крае.

Татаро-монгольское нашествие на Русь, хотя и в меньшей степени, но захлестнуло и Ветлужский край, в какой-то степени отражает это время запись летописца о Ветлужской пустыне (приведенная выше). Она не может быть взята за основу полной характеристики края того времени, о чём я уже говорил, но доля правды, тем более для отдельных районов среднего Приветлужья, в нем есть.  И, конечно,  не случайно, что до сего времени не обнаружено ни одного ни марийского, ни славянского поселения, относящихся  к началу второго тысячелетия, хотя известно, что они были. Мы пока не располагаем конкретными материалами о том, как начинали совместную жизнь представители новгородской колонизации и как отразилась их деятельность на экономике, культуре и  быте марийского населения, но совершенно ясно лишь одно, что первые поселенцы новгородские и устюжанские жили вместе с марийским населением, не меняя даже названий селений, рек и речек. Русские даже не пытались рашифровывать смысл названий этих речек, а лишь делали свое толкование этих названий в соответствии с духом времени. Очень ярким подтверждением этому служит русское толкование происхождения названия самой реки Ветлуги, обратившееся в народную легенду, дожившую до наших дней. Вот ее краткое содержание: «Около нынешнего города Ветлуги стояло татарское селение. Жили в том селении и русские. Среди русских девушек особенно красива была Луга. Понравилась она татарскому князю, и захотел он её взять в жены. Но Луга любила русского парня. Отец Луги сначала отказал татарскому князю, зная о любви Луги. Но не таков был князь, чтобы отступить от задуманного и уступить русским. Назначил князь свадьбу. Позвал музыкантов, среди которых был  и любимый парень Луги. После свадебных обрядов жених и невеста, вместе с музыкантами, решили покататься на лодке по реке. И вот, когда лодка поравнялась с ветлами, росшими над глубоким омутом, поднялись Луга с любимым парнем, обнялись и бросились под этими ветлами в реку. С тех пор и назвали нашу реку Вет-Луга».

В этой легенде выражена великая народная мудрость – в названии реки, как в незыблемом памятнике, запечатлеть в веках тяжкие муки и страдания, пережитые русским народом под властью татар. Запечатлеть великий свободолюбивый дух русского народа, русских людей, шедших на смерть, но не покорявшихся врагу. »Лучше смерть, чем позорная жизнь раба» – извечная черта русского человека нашла яркое и образное отражение и в этой легенде.

Для первых русских поселенцев на Ветлуге,  когда власть татар еще  не была уничтожена, легенда служила призывом к сопротивлению, призывом к неподчинению татарским князьям, служила народным знаменем в борьбе с татарской властью. Народная ненависть к захватчикам, ненависть к чинимому ими произволу и насилию,  поддержание твердости русского патриотического духа – вот те чувства, которыми были объяты первые ветлужские поселенцы. Эти общие чувства всего русского народа и родили эту ветлужскую легенду. Эти же чувства русских людей способствовали многовековому удержанию ее в памяти потомков.

Татаро-монгольское нашествие на Русь сопровождалось гибелью множества людей, гибелью материальных и культурных ценностей. Все это было присуще и Ветлужскому краю. Но кроме этого, на экономику и всю жизнь края оказала огромное влияние и та борьба, которая велась галицкими князьями с московскими за великокняжескую власть, поскольку Ветлужская волость входила в состав Галицкого княжества.

На экономику и всю жизнь Ветлужского края влияло еще очень сильно его географическое положение. Ветлужскжй край до второй половины XVI века являлся пограничной зоной с землями Казанского татарского царства. Татары неоднократно проходили через земли Ветлужского края во время своих походов на Костромские и Галицкие земли.  В 1427 году казанские татары вновь прошли через ветлужские леса во время своего похода на Галич и после неудачной четырехнедельной осады через них же возвращались в Казань,  разорив и уничтожив те немногие поселения, которые в это время здесь существовали. Вот все эти причины и обусловили такое положение в крае, что здесь в это время не создавалось ни марийских, ни русских долговременных поселений. Поселения на одном месте существовали недолго, носили временный характер, а потому и не могли оставлять надёжных следов. Марийское население находилось под властью татар, что не могло способствовать прочности русских поселений. «Мари,  занимавшие левый берег Волги от устья Оки до Камы, в XV веке входили в состав Казанского ханства.» (20 лет Марийской АССР, стр. 21). Казанские ханы не были заинтересованы в заселении Ветлужского края, а тем более русскими. Они стремились к поддержанию в этой части своих владений «зоны пустыни», способной прикрывать их более обжитые владения от московских князей.  Казанский хан Улу-Махмет после разорения в1439 году Макарьевского-Желтоводского монастыря и  пленения самого Макария решил использовать авторитет Макария среди верующих русских людей для тех же целей – не дать возможности селиться русским в левобережье Волги.  Отпуская из плена Макария, он дал ему наказ: «Да не пребудет на оных местах… отиди, отче,  от мест сих немедля,.. понеже земля та наша есть Казанскому царству принадлежащая» (Перетятькович. Поволжье в XV-XVI веках,  стр.107).

Казанские ханы использовали все для своих стратегических целей:  подкуп духовенства, влиятельного среди русских, и прямое варварское разорение для устрашения русских.  «Веси и села сделались достоянием пламени… Разорение  было так велико, что когда в начале XVII  века благочестивый Авраамий захотел возобновить Желтоводскую обитель, то он долгое время не взирая на усердные распросы окрестных жителей, и на свои личные поиски, не мог найти того места, где некогда стоял монастырь: в то время на этом месте стояло глухое болото» (Перетятькович, стр. 107). «Луговая сторона оставалась пустынною, почти ненаселенною областью Казанского царства до тех пор, пока само оно существовало…» «Только после покорения Казани и её присоединения к России «начаша, – по словам жития, – православные христиане помалу в оных местах населятися» (Перетятькович,стр.109).

Эти районы были своеобразной природной крепостью на границе Казанского ханства с землями Москвы.  Татары не имели сил для заселения  этих земель и не имели сил для надежной охраны их, а потому и использовали эту огромную лесную полосу, как защитную.  Отдельными набегами в этот район уничтожали возникавшие поселения и тем самым поддерживали пустынность его. Но не одни татары мешали возможности заселять Ветлужский край.  Мешали и те междуусобные распри, которые были между русскими княжествами.

«Вятчане предпринимали иногда военные походы в Заволжье и опустошали эту землю. В других случаях они вместе с новгородцами и устюжанами предпринимали походы на казанских татар» (Любавский, стр. 104). Вот какую сложную обстановку имел в это время Ветлужский край. Ясно, что этот период был периодом упадка численности населения края, периодом упадка экономики и культуры.

После победы над Шемякою и прочным присоединением Устюга и Вятки к Московскому государству,  в конце XV века создались уже лучшие условия для заселения Ветлужского края и для создания устойчивых постоянных поселений.  Покорение же Казани создало условия для заселения и всего левобережья края.

В первой половине XVII века были уже значительные территории края заселены. Вот это время и следует считать временем создания тех поселений, которые дожили до наших дней.

Пока не представилась возможность иметь полную картину о населении края в это время, не представилась возможность и судить об экономике края этого периода, но приведенные выше данные из книги Ю.Готье по изученным им территориям уже говорят о ее значительности.

Войны Ивана Грозного и смутное время меньше, по сравнению с центральными районами страны, отразились на экономике края, и поэтому сложились лучшие условия для расширения запашки,  роста деревень и роста всего состава населения края. Но и при этих, казалось бы, благоприятных условиях, деревни были маленькие – в 3-4 двора и с крайне мизерными запашками. Запашки по 5-6 десятин на двор не могли обеспечивать минимальных условий жизни.

Что же служило дополнением к сельскому хозяйству и что привлекало вотчинников в Ветлужский край?

Край был исключительно богат лесом, но, конечно, не он в это время привлекал внимание, т.к. для его вывоза ещё не создался рынок.

Край был очень богат пушным зверем: бобрами, куницами, белками, лисами. Много водилось крупного зверя – медведей, лосей,  оленей.

Реки и озера были богаты рыбой. Самое большое и исключительное богатство края – это бобровые гоны. Бобры обильно водились в крае с древнейших времен, их кости находят во всех ветлужских городищах. Название «бобра» сохранились за некоторыми местами Приветлужья до наших дней. Бобровые шкурки равноценны были монете при всех торговых сделках. Вот это и составляло главную ценность, служившую подспорьем крестьянину и дававшую богатство хозяевам вотчин, поместий, монастырей, а также и доходы в государеву казну.

В конце XVI  века и в начале XVII века преимущественный состав населения составляли марийцы, но они подвергались притеснениям со стороны русского меньшинства, что, конечно, вызывало возмущение и протест со стороны марийского населения. «В 1582 году ясачное население б. Казанского ханства подняло громадное восстание против гнета феодалов, поставленных русским царем. Восстание было настолько обширным, что казанские воеводы не в силах были подавить его. Московскому царю пришлось мобилизовать дополнительные силы…» «Весь 1609 год Марийский край находился под властью восставших. Казанские воеводы ограничивались лишь охраной Казани, не решаясь ничего предпринять. Осенью повстанцы,  возобновив наступление, захватили Котельнич, готовилось наступление на Вятку. В 1610 году восстание окончилось поражением» (Марийская АССР, стр. 24-26). Карательные меры, экономические и религиозные притеснения привели к тому, что марийское население было совершенно вытеснено из среднего Приветлужья  до устья реки Усты. В северной части края по Малой и Большой Какше была создана своеобразная марийская резервация, отданная царем Алексеем Михайловичем в 1661 году под власть Макарьевского монастыря.

Создались крайне тяжелые условия как для марийского населения, так и для русских крестьян, вывезенных из разных районов страны во вновь создаваемые вотчинные и монастырские хозяйства. Они еще не успели обзавестись на новых землях, но уже подпали под двойную зависимость: от вотчинников и монастырей. Марийское же население подпало под тройную зависимость: от вотчинников, монастырей и от новых русских поселенцев, занимавших самые лучшие и самые богатые земли. Все это создавало исключительно трудные условия жизни для трудового населения края. Вот поэтому крестьянское восстание, вспыхнувшее на Волге под руководством Степана Разина, нашло полную поддержку у крестьян Ветлужского края. В Приветлужье создалось несколько отрядов повстанцев под руководством разинских атаманов. Вот несколько документальных справок о формировании отрядов: «А Кузьмодемьянские ж, государь, градские жители и уездные русские люди тебе Великому государю изменили многие и ушли с воровскими людьми для воровства пошли на Ветлугу…» (Попов. Материалы из истории возмущения Стеньки Разина., стр. 79. Москва, 1857 г.) «Как воровские казаки город Кузьмодемьянск взяли и тюремных сидельцев освободили; тюремного сидельца Илюшку Догополого они воровские казаки выбрали атаманом, и прибрал он Ильюшка к себе в казаки кузьмодемьянских градских жителей и уездных русских людей, и ходили они с ним за Волгу реку на Ветлугу для воровства… и дошли они до села Лапшанги… (стр.   81) «Со станов утеклецы в иных селах и в деревнях и в починках в Нижегородском уезде и в Ветлужской волости почали копиться многолюдствами.» стр. 125) «Декабря де в 3 день на Унженский городок, прибежали из-за Унжи реки с Лапшанги лесною дорогой воровской казак Ильюшка Иванов… с тем вором Ильюшкой под четырьми знамены было воров человек с четыреста конных да пеших человек с триста». (Попов, стр. 187).

Царь Алексей Мжхалович с величайшей жестокостью расправился с восставшими крестьянами Ветлужского края. По его прямому приказу казнили людей без суда и следствия по личному усмотрению воевод. Вот несколько характерных документов: «От царя и Великого князя Алексея Михайловича, стольнику нашему и воеводе Василию Савичу Нарбекову… В ноябре и декабре посланы наши Великого государя грамоты к тебе о промыслу над воровскими людьми, которые объявились в Галицком уезде в Ветлужской волости…  и ты б по нашему прежнему  указу, над ворами, где они в сборе есть промышлял и сыскав пущих заводчиков велел казнить смертью, чтоб однолично за божией помощью везде вскоре воровство искоренить и заводчиков к воровству всех вывести» (187).

Также широкие полномочия, данные царем воеводам, конечно, привели к большим последствиям – реки крови были пролиты при подавлении восстания. Да и могли ли эти воеводы быть справедливыми и гуманными к ветлужским крестьянам? Кто были эти исполнители жестокой воли царя? Всеми действиями карательных отрядов на Ветлуге руководил Казанский приказ, возглавлял который боярин князь Яков Никитич Одоевский – владелец огромных вотчин в пределах Ветлужского края и на Унже, полученных им из рук царя. Так разве мог он быть справедливым к ограбленным им же самим ветлужским крестьянам?  Конечно, нет. Только злоба и месть была в его сердце. Права же, данные ему царем, облегчали возможность жестокой расправы над восставшими крестьянами…  Мы пока не располагаем полными материалами о карательных действиях воевод на Ветлуге. Но вот перед  нами справка о расправе над восставшими в г. Козмодемьянске:

«И я холоп твой против воров и изменников сыскивал, и по сыску, государь, тех воров и изменников за воровство бито кнутом нещадно четыреста человек, да из  них же, государь, казнено сто человек, отсечено по персту у правой руки, а иным отсечены руки, а пущих воров и заводчиков казнено смертью шестьдесят человек» (Попов, стр. 79).

Нет оснований думать, что на Ветлуге воеводы  были добрее. Реки крови и море слез текло по ветлужской земле по пути карательных отрядов.

Не была безучастной к этим событиям и православная  церковь. Она, как верная служанка эксплуататоров, принимала активное участие в отравлении сознания народа, не скупясь на проклятия и клевету  в адрес смелых борцов за свою свободу. Вот один из таких документов:

«В 1671 году, при игумене Никите, сообщники Стеньки Разина грабили вверх по р. Волге, а некоторые из  них,  под водительством атамана Ильи, производили подобные опустошения в Галичских пределах по Унженским и Ветлужским областям. Рекою Ветлугою они хотели достигнуть до Унженской обители и разорить ее, злобствуя особенно на игумена Никиту,  писавшего о разбойничьих мятежах их в Москву, Галич, Юрьевец. Но крамольники едва достигли по Ветлуге села Тимофеева, как вдруг увидели чудесное пламя, простиравшееся по лесу до самого монастыря и от страха разбежались». (Проф. иеромонах Макарий. Сказание о жизни и чудесах Макария., стр. 46-47) Макарьевский игумен сфабриковал «чудо», избавившее монастырь от разорения в виде «чудесного пламени», распространявшегося от реки Ветлуги до самого монастыря, испугавшись которого, якобы повстанцы разбежались. На самом деле отряд Ильи Долгополого был встречен правительственными войсками и в неравной схватке был разбит. Попы и монахи своими проповедями о чудесах Макария и Варнавы стремились смирить бунтарский дух ветлужских крестьян, примирить их со своей печальной участью, со своим тяжким положением. Но «отцы» церкви прекрасно понимали, что горе и обиды народа слишком велики и не так просто их успокоить. Положение Ветлужского края их, конечно, беспокоило, а потому предпринимаются инспекционные поездки в Ветлужский край высшего церковного начальства. «17 марта 1677 года игумен Митрофан (Макарьевского монастыря), по повелению патриарха, осматривал некоторые церкви в Ветлужской области». (Проф. Макарий. Сказание о жизни и чудесах Макария, 68). В качестве платы за зверства над повстанцами, царь награждает новыми вотчинами воевод и офицеров-помещиков новыми деревнями с крепостными крестьянами. В крае растут новые поместья и вотчины. XVIII век для Ветлужского края принес большое оживление в разнообразном использовании лесных богатств. Лес пошел для степных районов Поволжья, лес пошел для флота, для кустарных промыслов – на производство дёгтя, угля, смолы, поташа, мочала. Расширившееся строительство новых деревень тоже требовало большого количества леса. Петровский Указ 1720 года о дачах с корабельным лесом широко был применен и к лесам Ветлужского края. По материалам Крживоблоцкого, в Ветлужском крае в половине XIXвека числилось 52551 десятина леса в корабельных дачах.  Надо полагать, что площадь корабельных дач  в XVIII  веке была больше.

Нашел применение в крае и Указ  1748 и  1749  годов о производстве теса не топором, а путем ручного пиления или на мельницах.  Так, мельница на речке Лапшанге под дер. Усольцево Кр. Баковского района до Октябрьских дней сохраняла название «завод».

Закон об охране корабельных дач был крайне тяжел для крестьян, он был тяжел и для помещиков, и для вотчинников. Корабельные дачи занимали огромные площади, и крестьянину нужно было их объезжать, чтобы привезти себе дров и леса для ремонта или материалов для кустарных промыслов. Нарушать этот закон было крайне опасно, т.к. слишком жестоки были штрафы за самовольные порубки. Так, за порубку одного дубового дерева полагался штраф в сумме 15 рублей. А что значила эта сумма? Штраф был равен стократной стоимости дерева. Один пуд ржаной муки в 1738-44 годах стоил 21 коп., следовательно, на покрытие штрафа нужно было бы продать больше тонны ржа ной муки, что, конечно, привело бы к голоду и разорению всей семьи.

Указ о корабельных дачах особенно тяжел был для марийского населения. Все мужчины в возрасте от 15 до 60 лет были приписаны к охране этих дач. Кроме этого, с каждых 8 человек в осеннее и весеннее время брали на полгода одного конного и одного пешего для рубки и вывозки леса. Помимо всего этого, марийцы не освобождались от платы подушной подати и от рекрутчины. А в результате – массовое бегство марийцев из районов корабельных дач и государственных лесов. Если к этому еще добавить, что к марийцам при менялись насильственные меры крещения, то станет ясным, что для марийцев создались в районе среднего Приветлужья невыносимые условия жизни. Произошло массовое бегство ясачного марийского и остатков татарского населения из этих районов. Вот поэтому и не находим марийских и татарских поселений периода XVII-XVIII веков в среднем Приветлужье. Но при знакомстве с местными легендами некоторые следы их все ж таки можно найти.

Так, у населения   с. Носовой Кр.Баковского района сохранилась легенда, что в районе Носовой были три селения: русское, марийское, татарское. В период массовых репрессий марийцы и татары были насильственно выгнаны из своих селений, и даже часть татарского населения потоплена в озере, которое до сего времени носит название «Татарское», да еще просек Татарский». Многочисленные войны,  проведенные Петром I, и последующие дворцовые события, привели к сильному обнищанию страны, к увеличению налогов. Подушные подати были основой приходной части государственного бюджета,  составляя более 50%  всего прихода, а поэтому подушная подать собиралась с величайшей жестокостью. Для обеспечения сбора подати с 1731 года по уездам были расквартированы воинские команды. Чтобы судить о тяжести подушных податей, сделаем некоторые расчеты. В подушный оклад включались мужчины с 12 – летнего возраста, платя по 70 коп. с души. Допустим, что в семье было 4 мужчины: (отец, дедушка, два сына), то  они должны были уплатить подушной подати 2руб. 80 коп. Но чему равны были эти деньги по существовавшему в то  время масштабу цен? В XVIII веке в Ветлужском крае на 1 двор приходилось в среднем 6 дес. земли.  При трехпольной системе, и существовавшей урожайности сам 2-3, двор мог получить 60 пудов ржи и 40-60 пудов овса, а по существовавшей цене на хлеб всё это стоило 19-20 рублей. Вот из  этой суммы и надо было уплатить подушные подати – 2 руб. 80 коп., равные почти 15% всего урожая. Ясно, что это было тяжело для семьи. Но ведь этим не заканчивались налоговые тяготы крестьянина.  Они несли ещё натуральные повинности: пряли, ткали, работали на барском поле, на сенокосе,  а государственные крестьяне платили оброк.

Ко всем этим тяготам присоединялись частые неурожаи.  1733-1735 года были неурожайными во всей центральной части государства. И в ряде мест возникли волнения из-за подушной подати и тяжелого материального положения крестьян. Волнения усилились во время второй ревизии (1742-44г.) Волнения были и в Ветлужском крае.  В «Памятной книжке»  Костромской губ. за 1862 год читаем: «В 1740-42 г.  усилились набеги помещичьих и монастырских людей, раскольников в леса Белбажской и Керженской волостей…» «В 1744 году учреждена комиссия для поимки и искоренения воров и разбойников под командою полковника Ливен…»

Село Баки-Никольское (ныне Красные Баки) в 1709 году Петром I  были пожалованы канцлеру Головкину. Как мы знаем из истории, после смерти Петра Головкин был в опале, а в 1734 году умер. В это время и кончилась его власть над Баками, и село перешло в собственность графине Ливен. Мне неизвестно, как приходилась графиня Ливен начальнику Костромской карательной экспедиции полковнику Ливен, но известно, что в 1744 году в Баках было крупное крестьянское восстание, подавленное с большими жестокостями карательным отрядом. В 1752 году в Баках было второе восстание. Тела погибших во время восстания крестьян похоронены на том месте, где теперь стоит  в садике на площади памятник Ленину.

Вторая половина XVIII века, в связи с законами Екатерины II о дворянах, характеризовалась дальнейшим ростом помещичьих имений в Ветлужском крае. Растёт число крепостных, завозимых из других губерний для эксплуатации лесных богатств края. Но на пути дальнейшего расширения поместий большим тормозом были монастырские владения и в первую очередь владения Варнавинского монастыря. Указ Екатерины II о секуляризации населенных церковных земель уничтожил и это препятствие. В 1764 году были закрыты Варнавинский и Макарьевский (Унженский) монастыри. Огромные лесные богатства монастырей пошли в собственность дворян. Это вызвало большое оживление в экономике края. Усилились лесные вырубки, распашка новых земель, расширились кустарные промыслы, торговля. В 1765 году Екатерина II сделала винокуренное производство дворянской привилегией. При господстве казенной монополии на вино, вино частных заводов легко сбывалось в казну. Отходы винокуренного производства служили хорошей кормовой базой для расширения скотоводства, а в связи с этим и общего поднятия земледелия. Хлеб широким потоком шел на многочисленные винокуренные заводы края. Местные сборы хлеба были явно недостаточны, и хлеб в больших количествах ввозился из Вятской губернии (Яранска, Кукарки – ныне Советск, Котельнича. Крупными центрами хлебной торговли сделались Урень, г. Ветлуга,  Баки. Вино во все времена было самой доходной  отраслью производства и торговли. Льготное дворянское право производства его,  а для  некоторых и торговля им,  служило для их обогащения.  В книге Чулкова находим: «Мельгунов получил право торговли спиртом и водкой по пониженному тарифу». А Мельгунов был в это время Костромским губернатором, и он, в знак благодарности, подарил Екатерине II село Верхнее Воскресение (ставшее в  1778 г. городом Ветлугой), купленное им вместе с населением в 82 мужских души, за 8600 рублей. Крупными центрами винокурения  в крае становятся:  г. Ветлуга,  с. Лапшанга, с. Карпово, с. Рождественское, усадьба Александровское. Львиная доля  доходов от развивающейся торговли, кустарных промыслов, винокурения шла на обогащение дворян,  но поскольку они сами непосредственно  не участвовали ни в торговле,  ни в производстве,  а все делали руками крепостных, это давало возможность некоторым из них (приказчикам, старостам),  накапливать средства. Увеличивалось число крестьян, втягивающихся в несельскохозяйственное производство, в торговлю, что способствовало экономическому расслоению деревни. А увеличивающийся спрос на лес и лесные изделия ещё больше  способствовал этому процессу в Ветлужском крае. Появляются крестьяне, которые начинают заниматься торговлей лесом, сплавом его на Волгу, скупкой и сбытом кустарных изделий. В XIX веке появляются уже крупные лесопромышленники, в прошлом крестьяне, но ставшие обладателями больших капиталов и больших лесных площадей.

Сам состав крестьянского населения края, сложившийся исторически, был разнообразен. Значительный процент составляли удельные и государственные крестьяне. В отличие от крестьян помещичьих, они не знали над собой личной власти отдельных собственников, не знали  барщины, а платили оброк, он был тоже крайне обременителен для крестьянина, но давал больше свободы для его деятельности.  Оброчные крестьяне имели больше свободы в использовании леса,  растущего на надельных землях, в увеличении запашки,  расширении сенокосов,  в увеличении скота,  а потом и в сбыте как сельскохозяйственной продукции, так и кустарных изделий.

Оброчные  крестьяне платили подушную подать по 70 коп. с ревизской души и оброчную подать. Оброчная подать, установленная Петром I, составляла 40 коп., но  постепенно росла:  в 1760 году была 1 руб., 1768 г. – 2 руб., 1783 г. – 3  руб.,  а в  1790 – 1800 г.г.  достигала  10  рублей. Если применим расчет, приведенный выше, то увидим, что оброчные крестьяне платили налогов в 2-3 раза больше, чем помещичьи крестьяне,  но их спасала возможность иметь неземледельческие заработки,  возможность производства и сбыта кустарных изделий, которые в Ветлужском крае  имели весьма широкое развитие и, сравнительно с с.-х. продуктами, высокие цены.

В 30-х годах XIX века в Ветлужском крае шли большие лесные разработки. Велась массовая заготовка лиственницы для флота, липы на мочало, идущее для рогожного производства и на снасти для лесного сплава. Для выполнения этих больших работ нужен был приток новой рабочей силы, а следовательно, увеличивалась потребность в хлебе. В это же время сильно росло винокурение и рос вывоз хлеба за границу.  С 1804г. по 1860 год  вывоз хлеба заграницу увеличился в 3,5 раза, а винокурение выросло в 5 раз. Существовавшие пашни не могли обеспечить, возросшие потребности в хлебе. Положение с хлебом   ухудшалось еще тем, что в 30-х годах несколько лет подряд были неурожаи. И мы имеем наглядную картину, наглядный пример того, как хозяева края разрешали экономические затруднения, как хищнически    относились к природным богатствам края. В 1839 и 1841 годах по ветлужским лесам страшной огненной лавиной прокатились лесные пожары.  Были выжжены огромные площади.  Нет прямых свидетельств о злонамеренных поджогах,  но из статьи Зарубина, описавшего эти пожары, это ясно видно, лишь рогатки цензуры не дали ему возможности высказать это более прямо. Косвенным подтверждением этому служит то, с какой поспешностью и в каких больших размерах заселялись выгоревшие площади: «В одном удельном имении Уренского приказа, на погорелых местах, поселено 500 душ крестьян, вывезенных из  Вятской губ.» (стр.40). В главе о растительности я приводил много примеров о создании новых селений   на освободившихся из  под леса площадях. Шло быстрое увеличение населения в крае.

Вот какую картину по составу населения в дореформенный период дают материалы учета 1859 года по Варнавинскому и Ветлужскому уездам,  в состав которых входило среднее и верхнее Приветлужье (по Крживоблоцкому).

государств. удельные помещичьи итого
Ветлужский

уезд

м 8733 1163 18103 27999 57737
ж 9307 1329 19102 29738
Варнавин-

ский уезд

м 464 11781 21991 34236 73468
ж 451 14331 24450 39232
18955 28604 83646 131205

Как видим из  этой таблицы, в Варнавинском уезде преобладали помещичьи и удельные крестьяне, а в Ветлужском уезде помещичьи и государственные. Земли Варнавинского монастыря остались в Варнавинском уезде, и после 1778 года были переданы в собственность помещиков и царского двора, а в Ветлужском уезде таких обширных монастырских владений не было, но было много черносошных крестьян, ставших потом государственными. Перед отменой крепостного права 83646 чел. крестьян или 63% всего населения края принадлежало 358 помещикам, составлявшим всего 0,3% населения края.

Нарождалась уже торговая буржуазия (купцы), проживавшие преимущественно в городе. Купцов всего по двум уездам было 189 чел. вместе с членами семей, что составляет 0,14% от населения края.

Теперь рассмотрим, какую картину представляло сельское хозяйство перед реформой 1861 года.

Вот как распределялась земля по угодьям (в десятинах).

пашня луга лес выгон болота под  водой итого
Ветлужский 89376 47825 1172113 - 11748 4595 1325657
Варнавинский 84321 18340 797886 336 7780 2806 911469
Всего 173697 66165 1969999 336 19528 7401 2237126
в % 7,76 2,97 88,06 0,01 0,87 0,33

В XIX веке Ветлужский край еще оставался чисто лесной областью. Пашня и луга  вместе составляли всего 10,73 % площади края. Количество населения росло быстро, но рост пахотной земли значительно отставал от роста населения. Крестьяне использовались на лесных работах, и им не оставалось ни времени, ни сил для новых распашек.

Вот таблица, показывающая  распределение земли (пашни) на мужскую душу населения края в 1858 году:

мужских душ количество пашни на душу
Ветлужский 31972 89376 2,8
Варнавинский 37245 84321 2,2
Всего 69217 173697 2,5

Если сравнить эти данные с данными писцовых книг 1620 года, которые приводились выше, (по книге Ю.Готье), то видим, что положение крестьян по обеспеченности землей стало не лучше, а хуже. Это ниже и средних по Костромской губернии для данного времени. Средние по губернии для удельных крестьян – 3,4 дес., для казенных – 2,2 дес., для помещичьих – 3 дес. Для нечернозёмной полосы  России высший надел в это время составлял от 3 до 7 дес., а низший от 1 дес. до 2 с третью дес., следовательно, Ветлужский край относился к самым низшим наделам, и это при тех огромных количествах земли, какими располагал край.

Хочется ещё привести данные о том, сколько приходилось скота на  100 десятин сенокоса и пашни:

1 десятин пашни рогатого

скота

лошадей итого
Ветлужский 186 75 50 125
Варнавинский 459 137 118 255
среднее 322,5 106 84 190

Глядя на эту таблицу, невольно задумываешься, как ветлужские крестьяне умели при таком малом количестве пашни и сенокоса содержать такое большое количество скота. Ясно, что шла на корм вся солома и, вероятно, корма, собираемые в лесу (веники и траву по лесным вырубкам). Затрачивалось огромное количество труда, а обеспеченность семьи оставалась крайне низкой.

Попытаемся сделать примерный расчет дохода крестьянской семьи, платящей оброк от полеводства (перед реформой). Семья, имевшая земли на 3 ревизские души, могла иметь пашни от 6 до 7,5 десятин. При трёхпольной системе земледелия и существовавшей урожайности сам три-четыре, семья могла получить 70-80 пудов ржи и 50-60 пудов овса. По данном на 1854 год, существовали такие цены на хлеб: в Баках- 28 коп. за пуд ржи, в Варнавине – 29 коп., в Ветлуге – 30 коп. Овес стоил еще дешевле – 16-17 коп. Что же мог получить крестьянин за весь собранный урожай? Он мог получить за всю собранную рожь  22 руб. 40 коп., да за овес – 9 руб. 90 коп., а всего 32 руб. 30 коп. Теперь рассмотрим расходы оброчного крестьянина на налоги. Подушной подати он должен был уплатить за три души  2 руб. 10 коп., оброчной подати надо уплатить  30 рублей. Как видим, всего собранного урожая хлеба едва могло хватить на уплату налогов. А чем жить семье, чем кормить лошадь, корову? Надо искать неземледельческих заработков. Каковы же они были?

Посмотрим, что можно было заработать на лошади? Провозная плата на лошади составляла 0,4 коп. с пуда на 10 вёрст. За большой воз в 40 пудов на расстоянии в 40 верст (от Баков до Варнавина) можно было получить заработка 64 коп. На это надо было затратить два дня. За это время нужно скормить лошади два пуда овса на 33 коп., два пуда сена на 16 коп., самому возчику 3 кг. хлеба на 3-4 коп. В результате от этой работы останется 12 коп, на которые можно купить 6-7 кг. ржи. Вот наглядный пример знаменитых русских пословиц, характеризовавших жизнь крестьянина того времени: «перебивались с хлеба на квас» или «перебивались из кулька в рогожку», т.е. и хлеб-то далеко не всегда был в семье, а приходилось жить и на одном квасе.

Если к этому еще добавить, что существовала огромная разница в ценах между с.х. продуктами и фабричными изделиями, то тяжесть положения крестьянской семьи еще будет  очевидней.

Вот некоторые из  этих сравнений:  один метр крашеной китайки стоил 29 коп. или 16 кг. хлеба, один кг. хоз. мыла стоил 20 коп., или 12 кг. хлеба, а пуд мяса стоил один рубль. На пуд мяса мог крестьянин купить 3,5 м. китайки и сшить мужскую рубашку, а продавши целую корову, можно было купить 20 метров китайки и сшить из нее два женских сарафана и 2 мужских рубашки. Мудрено ли, что китаечные рубашки и сарафаны носились только по большим праздникам и переходили по наследству от отца к сыну,  от матери к дочери и даже внучке. Зимой и летом вся крестьянская семья ходила в домотканой одежде.

Кругом были дремучие леса, а избы крестьян были жалкими избушками. «Россия была страной дерева, соломы и лыка» – сказал Н.С.Хрущев наXXII съезде партии о прошлом нашей страны. Это все полностью подтверждается и на нашем крае. Даже спустя 16 лет после отмены крепостного права на территории Варнавинского уезда из  23347 строений только одно здание было каменным – это здание полиции. Железом было покрыто 13 строений – (0,06%), тесом покрыто было 63,3%, соломой – 36,6 %. Да и как было им быть другими? Сделаем маленький расчёт: один кв.метр кровельного железа в первой половине XIX века стоил 40 коп. Для крыши дома размером 6м.х 6м. требуется железа 84 кв. м., или это стоило 35 руб. 60 коп., стоимость, равноценная шести коровам или 175  пудам хлеба. Мог ли крестьянин покрыть свой дом железной крышей?

Избы были не только маленькие и покрытые соломой, но еще и курные, с очагами  вместо печей. Почему? Разве мало у нас было дров? 1000 штук кирпича стоила 20 руб.,  или это стоимость 4 коров или 100 пудов хлеба.  Мог ли крестьянин сделать себе такую печку?

Окна в избах были маленькие – в толщину одного бревна, затянутые коровьим пузырем. В иностранной литературе по этому поводу были такие суждения: «Русский крестьянин боится простуды, боится света, а потому и не делает окон в своих избах».Это подлинное глумление над русским человеком. Дело-то все в той тяжкой жизни, которую создали помещики для нашего крестьянина, дело в его нужде.  Один кв. дц. оконного стекла стоил 2,6 коп. Для рамы в  25 кв. дц. (50см.х 50см.)  нужно стекла на 65  коп., или З пуда хлеба. Но к летней раме надо еще сделать зимнюю,  а это еще  3 пуда. Вот этих шести-то пудов и не мог найти крестьянин даже для одного окна. Ведь он и сам не каждый день ел его досыта. Таково было печальное прошлое нашей деревни и нашего крестьянина, задавленного беспросветной нуждой и произволом помещиков. Этому тяжелому экономическому положению соответствовал и исключительно низкий культурный уровень населения края. «Люди, умеющие читать и писать, встречались крайне редко. Это были старые солдаты, раскольничьи начетчики, да одаренные одиночки, познавшие премудрость грамоты от дьячков, монахов и отставных солдат.

Первое приходское училище открыто в крае в г. Ветлуге в 1836 году (принято было 34 ученика на 2-х учителей), в 1837 году открыто приходское училище в г. Варнавине (принято 20 учеников на 2-х учителей). Огромные лесные и земельные массивы – богатства, принадлежащие удельному ведомству, требовали грамотных десятников, приказчиков, сельских старост, писарей для контор, и для этих целей удельное ведомство открыло в 1842 г. три сельские училища: в Урене (20 учеников и 2 учителя), в дер. Моисеихе, ныне Кр.Баковского р-на (10 учеников и 1 учитель), в дер. Спирине Ветлужского уезда (10 учеников и 1 учитель). В 1856 году открыто сельское училище в Тонкине (20 учеников и 1 учитель) тоже удельным ведомством. В 1843 году в Ветлужском уезде открыто было два сельских училища министерства имуществ, в ведении которого стали находиться все государственные крестьяне. Это училище в с. Новоуспенском и Тоншаевском, а в 1848 г. открывается сельское училище в с. Горловке. Во все эти училища принимались только мальчики. Нужны были, по выражению поэта Некрасова, «грамотеи десятники» для более хитрого и более утонченного грабежа крестьянина. Помещения для школ строились за счёт крестьян, с которых собирался особый школьный налог – по одному гарнцу (З кг.) ржи с каждой десятины озимого посева. На эти же средства содержались и ученики. Школа в дер. Моисеихе Кр.Баковского р-на, выстроенная из лиственничного леса, сохранилась до наших дней.

Всего на территории края к концу первой половины XIX века было 9 школ, в которых работало 12 учителей, и обучалось 150 учеников. Это составляло – один ученик на 1000 жителей.  Крайне ничтожны были и расходы на на родное образование.  На содержание школы отпускалось 60 рублей в год. Столько же получал и учитель за свою работу – 5  рублей в месяц.  На все школы края расходовалось в год 1260  рублей или по 0,8 коп. на жителя. Таково было состояние народного образования в Ветлужском крае перед  отменой крепостного права.

Не лучше  было и с медицинским обслуживанием – на весь край были два врача (в г. Ветлуге и в г. Варнавине) и две акушерки. Но зато в крае было 160 попов, «просвещавших» христианскую паству и «врачевавших» от всех болезней вместе со знахарками и всевозможными другими проходимцами. И не удивительно, что целые селения были больны различными инфекционными болезнями (трахома, венерические болезни).

Послереформенный период

Что дала «великая реформа» ветлужскому крестьянину? Как изменилась экономика и культура края после отмены крепостного права?

Прежде всего выясним, в чьих руках оказалась земля и леса?

Вот данные учета 1877 года:

Дворяне Крестьяне-собственники Крестьянские общины
Число вла-

дель-

цев

Всей земли Паш-

ни

Число вла-

дель-

цев

Всей земли Паш-

ни

Число

вла-

дель-

цев

Всей земли Паш-

ни

Ветлуж-

ский

77 478240 2202 338 23419 758 29935 225274 100102
Варна-винский 68 282217 3018 515 20439 474 35299 218606 121097
Итого 145 760457 5220 853 43858 1232 65234 443880 221199
% от

всего

0,07 34 0,2 1,9 0,05 19,8 9,8

Из  этой таблицы наглядно  видно, что положение крестьян осталось почти прежним. Земля осталась в руках помещиков,  казны и удела.

Помещики, составлявшие всего 0,07% от общего состава населения края, владели 34% земли, 38% земли осталось в руках казны и удела. В руках же крестьян оказалось всего 21,7 % земли, да и подавляющая часть ее еще находилась в общинном землепользовании. Спустя 16 лет после отмены крепостного права только 1,9 % земли находилось в частной личной собственности крестьян. Но посмотрим и на эту категорию крестьян, имевших землю в личной собственности. Что это был за состав? Попытаемся цифру 853 расчленить: из этих 853 человек крестьян-собственников 9 человек государственных крестьян Ветлужского уезда владели 15134 дес., или по 1681 дес. (в среднем).  9 государственных крестьян Варнавинокого уезда владели 182 дес., или по 20 дес., 42 удельных крестьянина владели 374 дес., или по 9 дес.,  и 793 помещичьих крестьянина владели 28168 дес.,  или по 36 дес. Цифры сами показывают, что это были деревенские кулаки, нарождающиеся лесопромышленники, т.к. из 43858 дес., находящихся в их пользовании, только 1232 дес. являлись пахотной землей, а 42626 дес. земли, покрытые лесом. Не земледелие,  а торговля лесом составляла основу их экономики. Еще более яркую картину дают цифры помещичьего землепользования: из 145 помещиков только 18 владели меньше чем по 100 десятин, а 127 помещиков владели больше, чем по 100 десятин. И среди этих последних было 13 владельцев, имевших от 2-х до 3-х тыс. десятин, два владельца имели свыше 3-х тысяч десятин, и у 17 помещиков было 675 тыс. десятин, или по 40 тыс. десятин (в среднем), в их руках находилось 70 %всей земли. Это ветлужские магнаты, вершители судьбы и жизни ветлужских крестьян. Вот в чьих руках находилась земля и леса и после отмены крепостного права.

Главная масса земли продолжала оставаться в общинном землепользовании. Всего на 28476 дворов с 65232 ревизскими мужскими душами приходилось 436970 дес., из которых 220973 дес. составляла пашня.

Рассмотрим более подробно, как сложилось общинное землепользование, велики ли были крестьянские наделы на ревизскую мужскую душу. (Данные 1877 г.)

Наделы на ревизскую душу

(дес.)

Итого по двум уездам    в процентах
количество дворов ревизских душ всей земли пашни
1- 2,5 0,6 0,7 0,2 0,3
3 – 3,5 1,5 1,2 0,5 0,5
3,5 – 4 1,6 1,7 0,9 0,9

Итого по   двум   уездам в  процентах

наделы на ревизскую душу(дес.) количество дворов ревизских душ всей

земли

пашни
4 – 4,5 2 2,1 1,3 1,4
4,5 – 5 2 2,1 1,3 1,3
5 – 6 53,7 55 ,3 50 50,4
6 – 7 14,6 14,3 13,5 13 ,9
7 – 8 4,3 4,6 5,1 5,8
8 -10 10,4 10,4 14 14,2
10 -15 7,9 7,3 12,5 10,7
свыше 15 дес. 0,4 0,3 0,7 0,6

Анализируя данную таблицу, находим, что в среднем по двум уездам   на ревизскую душу приходилось 6,7 дес.  всей земли, из  которых пахотной земли было З,3 дес. Но за этими средними цифрами кроются огромные различия в распределении земли: на 41095 ревизских душ, которые составляют 63 % от общего количества ревизских душ по двум уездам, приходилось меньше 6,7 десятины. Если к этому добавить, что больше половины из учтенной земли было занято лесом, который маломощные крестьяне самостоятельно не могли использовать, а использовали их лишь кулацкие хозяйства и лесопромышленники, скупавшие за бесценок крестьянские леса, то станет ясным положение   и тех крестьян, которые пользовались общинной землей. Наибольшее количество малоземельных крестьянских хозяйств было среди бывших помещичьих крестьян, а меньшее количество – среди удельных крестьян. Скупали леса у маломощных крестьян свои деревенские кулаки и представители новой нарождающейся ветлужской буржуазии – лесопромышленники. Так, бывший управляющий имения князя Трубецкого, Стюсся, швейцарец по национальности, за короткое время скупил у крестьян большое количество леса (к 1877 году уже имел 1026 десятин) и сам превратился в лесопромышленника.

Такова, кратко, характеристика состояния сельского хозяйства и землепользования в Ветлужском крае в 70-х годах XIX  века.

Теперь рассмотрим, какие промыслы существовали в это время в крае и каково было их значение в экономике края?

Изучая все статистические материалы и описания края за это время, приходится делать вывод, что неземледельческие доходы занимали видное место в экономике края. Неземледельческие заработки крестьянина составляли необходимое дополнение к бюджету большинства крестьянских семей. Особенно широкий размах получили кустарные промыслы, связанные с  переработкой  лесных материалов, а также лесоразработки и лесосплав, после 1886 года, когда законом от 12 июля 1886 года оброчная подать преобразовалась в выкупные платежи, рассроченные на 44 года. После выкупа оброчной подати государственные крестьяне превращались в полных собственников земли, а в их руках находилось 126400 дес. земли, из коих больше половины  было под лесом. Как велик удельный вес кустарных промыслов был в это время в Ветлужском крае, можно судить по следующей записи, сделанной А.Овсяниковым в книге «Географические очерки и картины Поветлужья»  в 1878 году: «Ветлужский уезд скорее можно назвать и отнести к промышленным уездам, чем к земледельческим, так как по меньшей мере две трети его населения существуют почти исключительно промыслами, при слабом лишь подспорье хлебопашества. (том 1, стр. 209). Все сказанное Овсяниковым о Ветлужском уезде не в меньшей степени относится и к Варнавинскомд уезду.

О размахе кустарных промыслов свидетельствуют следующие цифры: через г.Ветлугу продавалось до 1 миллиона штук рогож, сотни тысяч пудов смолы, дегтя, древесного угля, производившихся на 120 смолокуренных и дегтярных заводах. Тканье рогож, производство канатов и снастей для сплава леса до лесных пожаров 1839 и 1841 годов,  охвативших огромные лесные массивы Приветлужья, производилось из  мочала местного производства, а потом ежегодно до 100 тысяч пудов мочала покупалось через Нижегородскую ярмарку. «Все указанные промыслы, – говорит А.Овсяников,- существуют с незапамятных времён в Ветлужском уезде», (стр. 212). Если к этому добавить суждения Василия Андросова – «Рогожи в чрезвычайном количестве делаются по всей Ветлуге и Волге. В 1826 году из разных портов отпущено 2236033 рогожи», то станет очевиден удельный вес ветлужского мочального производства в общероссийском масштабе. (В.Андросов. Хозяйст. статист. России. стр. 202).

Теперь посмотрим, каков был объём лесосплава? «По Ветлуге брёвна сплавляли плотами; дрова и мелкие лесоматериалы везли в белянах и баржах. Сплав был большим. Так, в 1894 году по Ветлуге на Козмодемьянскую лесную ярмарку было доставлено 500 тыс. брёвен, до 60 белян и 10 барок… На Ветлуге работало 6 лесопильных заводов, отправлявших продукцию в белянах. 90 % крупного леса сплавлялось однорядными плотами… До 10 % сплавляемых лесоматериалов заготовлялось в казенных лесах, 15 % в удельных, а 75 % в частновладельческих.» (Цветков. География внутренних лесных рынков, стр. 100. Сборник «Вопросы геогр.» № 50). О ценности сплавляемых лесных материалов можно судить по таким данным: беляна стоила на месте постройки до 2000 руб. и поднимала она груза до 150 тыс. пудов. Московский четырёхкантованный брус, весивший около 15 пудов, стоил до 10 рублей, следовательно, одна беляна стоила больше 100 тыс. рублей, а стоимость 60 белян равна 6 млн. руб. Примерно такая же стоимость 500 тыс. брёвен, сплавляемых в плотах. Вот какие колоссальные ценности сплавлялись в это время по Ветлуге! К этому надо добавить сотни тысяч пудов дегтя, смолы, угля, древесного уксусно-кальциевого порошка, мочальных и щепных изделий.

Приведённые цифры не являются рекордными. Крживоблоцкий приводит сведения по одному Ветлужскому уезду за 1856 год такие:  «на 52 дегтярных заводах выкурено 199297 пудов дёгтя на сумму 120000  руб. и 56069 пуд. смолы на сумму 14000 руб.,  рогож продано 1400000 штук  на сумму 120000 рублей, сплавлено брёвен  154365  шт., угля 1000 кулей, тёсу 9000 досок.» (стр. 396). Теперь рассмотрим, что оставалось лесным рабочим – ветлужским крестьянам за труд и каковы были условия труда в то время?

«Средний заработок крестьянина (с лошадью) от заготовки леса за зиму 35 рублей»..  «По сведениям 1874 года сельские рабочие, при содержании от хозяина,  получали за год:  мужчина – 40  руб., женщина – 25 руб. За все летние работы мужчина получал 30 руб., женщина – 15 руб… За поденную работу в обычное время мужчина получал 30 коп., женщина – 20 коп.»(Вводная часть к спискам населенных мест Костромской губ. за 1870-71 г.) Если к этому добавить, что стоимость пуда хлеба дошла до 60-70 коп., то станет ясным: жизнь ветлужского крестьянина и к концу XIX века не стала лучше. Заработок в  5-6 кг. хлеба за каторжный 17-18 часовой рабочий день не мог создать благополучия крестьянской семье. Но ведь и этот жалкий заработок не был систематическим. Он был случайным и целиком зависел от произвола купца, кулака, лесопромышленника. Чтобы судить о том, как тяжел был труд в лесу в условиях того времени, привожу несколько материалов. «Лесной промысел не может быть назван выгодным. Он губительно действует на здоровье и в особенности на развитие груди у молодых людей. В наборы рекрутов 1870 и 1871 годов,  Ветлужское рекрутское присутствие  вынуждено было ходатайствовать об изменении для уезда нормы размера груди у новобранцев.» (Введение к спискам 1870 г.) Вот к каким пагубным последствиям приводил труд лесоруба в условиях того  времени. Он калечил не только его быт, но и его организм, превращая в преждевременного инвалида и калеку. В.И.Ленин,  изучая развитие капитализма в России,  изучал и  развитие лесной промышленности, и вот что он записал: «лесные  работы принадлежат к наиболее дурно оплачиваемым; гигиенические условия их отвратительны, и здоровье рабочих подвергается сильнейшему разрушению; положение рабочих, заброшенных в лесную глушь, наиболее беззащитное, и в этой отрасли промышленности царят во всей силе кабала, и тому подобные спутники «патриархальных» крестьянских промыслов… Костромские лесорабочие «живут в лесах артелями в устроенных наскоро и плохо избушках, в которых нет печей, а отапливаются они  очагами. Плохая пища из плохого приварка и хлеба, обратившегося за неделю в камень, отвратительный воздух… постоянно полусырая одежда… все это должно производить пагубное влияние на здоровье лесопромышленников.» (В.И.Ленин. т. 3,  стр.462). И далее у В.И.Ленина находим: «Вятские исследователи отмечают, что наем на лесные работы приурочивается обыкновенно ко времени взыскания податей, что забор жизненных припасов у хозяев сильно понижает заработки… Как лесорубы, так и дроворубы получают около 17 коп.  за летний день и около 33  коп. в день с лошадью,.. Такая ничтожная плата – недостаточное вознаграждение за труд, если вспомнить, что промысел этот выполняется при  самой антигигиенической обстановке.» (В.И.Ленин, т. 3,стр.463). Всё, что сказал Владимир Ильич о лесных рабочих,  все целиком относится к нашим ветлужским лесорубам прошлого века. Мне хочется привести еще один материал,  целиком относящийся к ветлужским сплавщикам, и отражающий одну из специфических сторон прошлой истории  ветлужского лесосплава, тяжкой и униженной жизни плотовщиков, полной горя и страданий.  Севернее города Ветлуги,  в излучине реки, есть район весьма высокой плотности населения. Я не нашёл ещё ответа, какие исторические причины обусловили такую высокую плотность населения в этом районе Ветлужского края,  но она крайне не свойственна всему Приветлужыо. Задача для  всех ветлужских краеведов разгадать эту тайну, и тем самым, вписать новую страницу в историю края, раскрывающую его прошлое, его заселение.  Этот район имеет песчаные бедные почвы,  не имел никаких побочных промыслов, а потому и население его было крайне бедным. Вот что находим об этом районе во вводной части к «Спискам населенных мест Костромской губернии» за 1870-72 год:  «На 1 января 1875 года недоимки по выкупным платежам доходили до 14,5 % , но большая часть её падает на одну местность, а именно на более населённый округ Приветлужья (от дер.Ивановской до г. Ветлуги) или на протяжении дуги, описываемой рекой, на участке примерно в 35 вёрст в длину и 12 в ширину. Здесь находится   до 37 чел.  на кв. версту, тогда как во всем Приветлужье немногим выше 9 чел. на кв. версту. Число селений так значительно, что кроме Семеновско-Никольского тракта, встретилась надобность в особой просёлочной дороге (Ивановской)… Большая часть местных крестьян помещичьих, а остальные удельные. Край этот беднейший  во всей губернии… Причинами громадного накопления здесь недоимки служат, по удостоверению администрации: крайнее бесплодие почвы, падежи скота в течение нескольких лет подряд, парализовавшие также ход лесных промыслов и, наконец, некоторые совершенно исключительные обстоятельства. Условия эти в совокупности так тяжелы, что, хотя  недоимки рассрочены на несколько лет, нельзя ожидать, чтобы крестьяне могли выйти из неё собственными средствами» (стр. 47).

Вот население этого района ветлужские лесопромышленники и использовали, как самую дешевую рабочую силу для сплава однорядных плотов. Вечная тяжкая нужда наложила своеобразный отпечаток на весь облик этих людей. Они носили самую бедную домотканую одежду, имели низкий рост, большой рахитичный живот и своеобразную речь, необычную для среднего Приветлужья – резко окающий говор с заменой буквы «ч»  буквой «ц». В силу своей бедности они брали для питания самые дешевые продукты. Мясники всего Приветлужья сбывали им испортившееся мясо, студень, мясные сбои. Весь этот район получил название «адоевщины», о чем подробно говорилось в главе «о заселении»,  а население, вместо «одоевцы», получили название, как унизительную кличку -»адуи». Думаю, что её придумали средневетлужские мелкопоместные дворяне, завидовавшие северным вотчинникам, более богатым и более обеспеченным лесами и дешевой рабочей силой. В качестве мишени и были избраны физические и бытовые отличия одоевцев от средневетлужских крестьян. Сколько небылиц, анекдотов, оскорбительных слов и реплик создали про них на Ветлуге досужие умы «московских умников». На всем пути через среднее Приветлужье одоевцам приходилось слышать бесконечные насмешки и оскорбления. И надо отдать должное их завидной выдержке и стойкости против мерзких нападок.

«Адуи плывут», – слышали они первое приветствие у каждой деревни, а за ними начиналась омерзительная перебранка:  »Адуй, сгони-ко с руля-то воробья-то,  а то потопит!»… Вот в такой морально напряжённой обстановке и шёл их путь до Волги.

Козмодемьянск – конечный пункт их пути. Но и здесь не кончались страдания плотовщиков: – бесконечные обсчеты приказчиков, новые оскорбления и унижения. До второй половины  XIX века на Ветлуге не было пароходов, и одоевцы возвращались домой пешком. Усталые и измученные, проходя через деревни среднего Приветлужья, они вновь слышали всё те же оскорбления. Сколько надо иметь мужества, чтобы в все это перенести! Но и появившиеся пароходы немного улучшили их положение. Меньше они стали страдать физически от долгого пути, но от оскорблений и унижений не избавились. Капитаны пароходов, в большинстве уроженцы среднего Приветлужья, доставляли им не меньше страданий: то высадят на берег из-за мелководья,  а потом километров 5-6 заставят идти пешком, то сбросят прямо на перекате, то дрова заставят грузить в ночное время,  а то и прямо оставят на берегу, повернув обратно вниз, якобы из-за мелководья. Да и сама посадка пассажиров на пароход скорее напоминала загон гурта скота, чем посадку людей. На пароходе не оставалось ни одного свободного места, нельзя было ни пройти, ни пролезть, даже трудно пошевелиться.  Вот какой рассказ  мне пришлось услышать от одного ветлужского старого лоцмана: «Ветлужский пароход «Василий Чиркин» стоял у пристани под Козмодемьянском. Большая группа плотовщиков, получив расчет, покупала биле ты на ветлужский пароход. Один из  плотовщиков обратился к капитану: -»Господин капитан. Пароход долго ещё будет стоять, можно сходить на гору в чайную?  – Конечно, можно. Раз  билеты купили, то пароход без вас не уйдёт.» – Успокоенные ответом капитана, плотовщики толпой пошли на гору в чайную. Купили по два больших  «каравая» белого хлеба, кренделей и зашли в чайную. Едва успели сесть за столики, услышали гудок парохода. Помня слова капитана, гудок их не обеспокоил и продолжали пить чай. Но, что это ?.. Своим глазам не веря,  они видят, что их пароход отчалил от пристани. Боже мой! Как быть?.. Ведь большая часть заработка отдана за билет. Их отчаянию нет границ.  Бросая чай, с котомками и «караваями» под мышкой, они кубарем скатываются  с крутого Козмодемьянского откоса и мчатся вдогонку за удаляющимся пароходом по грязному, каменистому волжскому бечевнику, исступленно крича: – Вася,  миленький, воде ведь билеты-те, ты забыл нас?! – Прогнав два-три километра, капитан подчаливал к берегу. Он удовлетворил свое холуйское самолюбие, потешился над несчастными  людьми».

Это только одна из страниц тяжёлого, бесправного положения ветлужских рабочих, занятых на лесосплаве, к которым в XIX веке относи лось значительное число ветлужских малоземельных крестьян. Конец XIX века ознаменовался постройкой первого промышленного предприятия по химической переработке древесины – это картонная фабрика Бердникова (ныне фабрика им. М.И.Калинина Ветлужского района). Фабрика была построена среди огромного лесного массива на трассе «Шестидесятого волока», проложенного Макарьевским-Унженским монастырем в XVII веке. Время открытия фабрики – 1897-1899 год. В 1897-1899 году вступил в строй Малаховский стекловаренный завод на речке Шуде, построенный Базилевским (ныне территория Варнавинского р-на). Стекловаренный завод производил оконное стекло и винную посуду. В 1905 году вступил в строй стекловаренный завод под с. Успенским (ныне завод «Революционер» на территории Воскресенского района). В 1916 году вступил в строй второй завод лесохимической промышленности – Баковский формалиновый завод, объединивший всех кустарей Варнавинского уезда, занимавшихся сухой перегонкой дерева. Завод производил формалин из кустарного древесного спирта. К этому же времени относится работа небольшого завода лесохимической промышленности, построенного Семеновым около дер. Наврас Варнавинского р-на. Таково было промышленное лицо нашего края в канун Октябрьской революции. Ручной каторжный труд, топор и дубина оставались основными орудиями труда ветлужского крестьянина и рабочего.

В каком состоянии находилось народное образование и здраво охранение в послереформенное время в крае?

Если выше говорилось, что перед реформой в Ветлужском крае было 9 школ и 2  больницы, то приходится сказать, что и после реформы земство очень медленно  открывало школы и больницы. Так, по данным 1872 года, в Ветлужском крае было 26 начальных школ и 5 земских больниц.  Как видим, за 12 лет после реформы открыто всего вновь только 16 школ и 3 больницы. Расходы на школы за это время увеличились с 0,8 копейки до 1,7 коп. на душу на селения. Увеличение крайне маленькое. Мало изменилось положение и к самому концу XIX века. Вот данные переписи населения 1897 года: по Варнавинскому уезду грамотность определена – 15,8 % , а по Ветлужскому уезду – 15,2 % при средней грамотности по Костромской губ. 24%. Такова была печальная картина культуры нашего края перед началом XXвека. Мудрено ли, что так много было всяких инфекционных заболеваний среди крестьянского населения края. Сотни людей болели трахомой, оспой, венерическими болезнями. По данным переписи населения 1897 года, ослепли после рождения (надо полагать, после оспы и трахомы) 297 мужчин и 427 женщин, а всего потерявших зрение – 724 человека. – факты тяжкого прошлого Ветлужского края, позорного хозяйничанья ветлужских лесных магнатов.

Развитие экономики и культуры края за годы Советской власти

Тяжелое материальное положение, бесправие ветлужских крестьян не могли не вызывать протеста с их стороны. Крупным выступлением крестьян за свои права было выступление в дер. Боль. Поляны (ныне Воскресенский р-н) в имении князя Трубецкого в июле 1862 года. Крестьяне восстали против грубого ущемления их прав на землю в результате проведения реформы 1861года. В деревню был выслан отряд солдат в количестве 75 человек. Начались бесчинства и издевательства. «Солдаты в домах выпивали водку за каждый день».»Стали сечь розгами»…   «Многих крестьян взяли под арест и отправили в Варнавин»… «В пользу князя Трубецкого собрали  1300 рублей золотом и 150  вёдер вина»…(кн. Великая реформа,  т. 5,  ст.221-222 и статья Круткина М.Е.  «Освобождение крестьян или «милость» князя Трубецкого», напечатанная в газете «Колхозная победа Воскресенского р-на  22.03.1961 г.) Сколько ни бесчинствовали каратели, но крестьяне не выдали своего ходока Степана Иванова, выбранного крестьянами для подачи жалобы царю. Ясно, что жалоба не была принята царем, и их претензии  не были удовлетворены.

В 1905 году, в период массового революционного движения, в нашей стране волна восстаний прокатилась и по Ветлужскому краю. Крупное выступление крестьян в имении князя Трубецкого на территории нынешнего Кр. Баковского района вылилось в массовые самовольные порубки леса в дачах Трубецкого. Произошло крупное выступление лесных рабочих на реке Усте под руководством Додонова. Восстание крестьян в дер. Зашильское (ныне Кр. Баковский р-н) против помещика Кочугова возглавил Дурнов Иван Николаевич. В Варнавине было выступление молодёжи под руководством Беляева Владимира Ивановича и Долгушева В. Все эти выступления носили стихийный характер и были подавлены царским правительством. Годы первой мировой войны еще больше ухудшили положение ветлужских крестьян. Октябрьские лозунги коммунистической партии нашли живой отклик в сердцах ветлужских бедняцких и середняцких крестьянских масс. 3 январе 1918 года во всём крае была установлена советская власть. Становление советской власти проходило в жестоких схватках с кулаками и ветлужской буржуазией. В августе 1918 года в заречной части Ветлужского края вспыхнуло контрреволюционное восстание, получившее название «Уренское». В руках восставших оказалось всё левобережье, город Ветлуга и Баки. Только Варнавин не был захвачен восставшими, мужественный гарнизон которого отбил все атаки белогвардейцев и удерживал город до прихода рабочих отрядов из Костромы и Иванова. Костромские и ивановские рабочие красногвардейские отряды вместе с трудящимися края восстановили советские органы и ликвидировали белогвардейские банды. Отдельные бандитские группы бесчинствовали в лесном левобережье в течение всей зимы 1918-1919 года, совершив ряд кровавых злодеяний над работниками советских органов и продотрядниками.

Целый продотряд был захвачен ночью  в деревне, вывезен в лес, где над ними  были совершены страшные злодеяния: вырезали звёзды на спине, на груди, обливали водой на морозе,  а потом бросали еще живых людей в огонь костра. В этом отряде был старик Матасов со своей пятнадцатилетней дочерью. Но рука бандита не дрогнула. Она поднялась и на старого, и на малого, не щадя ни старости,  ни малолетства. Тела замученных людей были перевезены в Варнавин, с почестями, при огромном стечении народа, похоронены в братской могиле на берегу реки Ветлуги.

Свято чтят память о погибших товарищах трудящиеся Ветлужского края. Они любовно сохраняют братские могилы в г. Ветлуге и в Варнавине, где покоится прах тех, кто отдал свою жизнь за счастье народа, за счастье и радости, которые имеет наш советский народ в настоящее время. Светлую память будут верно хранить потомки об их смелой, самоотверженной борьбе, об их великих делах и великом вкладе в дело строительства первого в мире советского государства.

Бедняцко-середняцкая часть ветлужского крестьянства очень скоро поняла тот обман, которым их опутали заклятые враги народа, отошла от кулацких вожаков и в дальнейшем способствовала ликвидации кулацких банд, в восстановлении органов советской власти и в организованной  их работе. Не легкая это была работа. Два мира, два лагеря сталкивались на каждом шагу. Мир бедняцко-середняцкого крестьянства с поденщиками и лесными рабочими встал против ветлужских лесоторговцев, купцов, пароходчиков, баржевиков, деревенских кулаков, различных подрядчиков.

Посмотрим же, как на новой политической основе строилась и развивалась   экономика и культура Ветлужского края.

Сельское    хозяйство

Первый закон советского правительства – Декрет о земле, положил конец вековой несправедливости в землепользовании. Помещичья земля и леса перешли в руки народа, земля и леса стали общегосударственной собственностью.

Но Ветлужский край обладал рядом своеобразных особенностей в системе землепользования. Ветлужские помещики и все нетрудовые собственники края не имели большого интереса к сельскому хозяйству. В условиях края оно требовало много затрат, но мало давало дохода. Они были заинтересованы в лесоторговле, а потому и помещичьей пашни было мало. По материалам учета 1877 года, крестьянской запашки было 223781 десятина, а не крестьянской пашни было 18521 десятина, что составляло всего 7,6 % от всей пашни. По материалам с.х. переписи 1916 года, крестьянской пашни было 257880 десятин, а частновладельческой 859 десятин, или 0,3 % от общей пашни. Помещики продавали пашню крестьянам, оставляя себе леса, как наиболее выгодную и доходную собственность.

Такой низкий процент пашни, подлежащей переделу по Декрету о земле, не мог удавлетворить и обеспечить ветлужских крестьян землей. А население Ветлужского края остро ощущало недостаток хлеба, будучи отрезанным гражданской войной и разрухой от богатых хлебом районов страны. И ветлужские крестьяне, с первых же лет свободного землепользования землей, создают новые починки, новые деревни на землях, расчищаемых из-под леса. В результате этих массовых расчисток произошло значительное увеличение пашни, что наглядно видно из следующей таблицы:

Дата Административное деление Территория,  в кв. км. Вся пашня в   га. Весь посев в   га.
1858 Варнавинский, Ветлужский уезды 23397 189330 126320
1877 Варнавинский, Ветлужский уезды 23397 264109 176073
1916 Варнавинский, Ветлужский уезды 26776 282025 188018
1933 Ветлужский Шарьинскйй Шахунский Кр-Баковский Уренский  Воскресенский

районы

23766 393095 260352
1959 Ветлужский Шарьинскйй

Тоншаевский

Варнавинский Шахунский Кр-Баковский Уренский

Тонкинский Воскресенский районы

18890 331638 257529

Сделаем подробный анализ данной таблицы. Прежде всего приходится отметить, что в данной таблице используются для  сравнения разные территориальные площади, что связано: а) с генеральным межеванием, уточнившим границы уездов, в) с меняющимся административным делением, в результате которого менялись площади административных районов. Но это не мешает нам ясно увидеть беспрерывный рост пашни, а так же и посева. Рассмотрим это по этапам: с 1858 года по 1877 год произошел рост пашни на 39 % – это, конечно, за счет активности крестьян после отмены крепостного права;  с 1877 года по 1916 год произошло небольшое увеличение пашни, большему росту помешали многие причины, но главная – это первая мировая война, обездолившая деревню мужской рабочей силой. С 1916 года по 1933 год пашня увеличилась на 40%. А если учесть, что новое административное деление дало уменьшение территории на 8%, то станет еще понятнее та огромная работа, которая проведена была ветлужскими крестьянами по освоению новых земель за счет расчисток из-под леса.

За время с 1933 года по 1959 год площадь под пашней сократилась на 15%, но это прежде всего за счет изменения административного деления – в под счет не вошел Шарьинский район, который теперь входит в состав Костромской области, а кроме того, всем нам хорошо известно, какие страшные разрушения принесла война всему народному хозяйству, конечно, принесла она разрушения и сельскому хозяйству. Следует еще добавить и то, что в статистическом сборнике по Горьковской области за 1960 год нет данных о площади пашни по районам, а дан только посев. Я к площади посева прибавил площадь озимого посева (предполагая ее за паровое поле), и получил площадь пашни, возможно здесь тоже есть ошибка, приведшая к уменьшению площади пашни. И несмотря на это, посевная площадь в абсолютных цифрах почти такая же, как и в 1933 году, – это результат тех мероприятий, которые проводила партия по восстановлению народного хозяйства после войны.  Однако, изменения произошли в сельском хозяйстве не только в отношении площади пашни, но другие, касающиеся структуры посевных площадей.

В приводимой ниже таблице и делается такой анализ.

Структура посевных площадей и количество скота на 100 га. пашни.

год структура посевных площадей в %% на 100 га пашни приходится
зер-новые сеяные травы карто-фель лен всего скота лошади кр.рог.

скот

овец свиней
коров
1916 86 1 4,9 7,3 175 20,2 45,3 79,3 30,2
29
1933 73, 6 7 8,4 10, 8 96,7 12,4 24,7 47,6 12
18
1959 55,3 24,6 9,1 7,1 93,6 6,1 35,2 30,5 21,8

Анализируя данную таблицу, прежде всего видим, что с ростом площадей под сеяными травами сокращается площадь под зерновыми культурами – основной продовольственной и кормовой базы, а как  следствие этого – сокращение поголовья скота, сокращение количества органических удобрений, сокращение сбора всех сельхозкультур.

Таблица дает характеристику изменения состава нашего животноводства за прошедшие 45 лет: уменьшилось в 3,5 раза поголовье лошадей – явление вполне  закономерное в связи с коренной реконструкцией системы обработки земли, с полной заменой лошадей тракторами при полевых работах и почти полной заменой лошадей автомашинами при всех других перевозках. Увеличилось поголовье крупного рогатого скота, в том числе и коров, увеличилось поголовье свиней по сравнению с 1933 годом, но не достигло уровня 1916 года. Уменьшение кормовой базы привело к снижению урожайности наших почв, остро нуждающихся в органических удобрениях, привело к запущенности естественных сенокосов, к сильному сокращению сбора сена с лугов, а как следствие, к подрыву кормовой базы животноводства.

Вот некоторые исторические показатели: в 1858 году на 100 га пашни приходилось 104 головы скота, и 37 га естественных сенокосов. В 1933 году приходилось на 100 га пашни 96,7 головы скота и 35 га естественных сенокосов. За 1959 год нет данных по веем районам края, но те, что имеются, говорят о большом сокращении естественных сенокосов в связи с их зарастанием кустарником. Так, например, колхозы Ветлужского района имеют 15 тыс. га естественных сенокосов, но из них 9 тыс. заросло кустарником, колхозы Кр. Баковского района имеют 9 тыс. га сенокосов, но фактически косят около 6 тыс. га. Это, конечно, противоречит указаниям партии о максимальном использовании природных богатств. По данным   учета 1933 года, в пределах Ветлужского края имелось 140361 га естественных сенокосов с урожайностью на заливных лугах 18 центнеров сухого сена. Разве это не величайшее богатство? Бесспорно, да. Этим количеством сена было прокормлено в 1933 году 381069 голов скота. Мартовским пленумом ЦК КПСС поставлены новые задачи перед сельским хозйством. Рост нашего населения и рост благосостояния советских людей не может быть удовлетворен старыми показателями урожайности и старой продуктивностью животноводства. И партия указала пути достижения этих целей. Ключ к разрешению этих задач лежит через пропашную систему земледелия с заменой малоурожайных культур высокоурожайными, какими являются  сахарная свекла, картофель, горох, кормовые бобы. Это указание партии нельзя понимать так, что теперь нет нам дела до естественных лугов и пастбищ. Луга – наше природное богатство, и бросать его нельзя.  При умелом их использовании они лишь скорее помогут решить задачу общего подъема сельского хозяйства. И в Ветлужском крае есть немало примеров прекрасного сочетания комплексного использования всех природных богатств колхозных земель. Так, в колхозе им. Карла Маркса Варнавинского района с 1957 года ведется большая работа по подъему урожайности всех  с.х.  культур и продуктивности животноводства и в комплексе мероприятий колхоза, поставленных для осуществления этих задач, уделено внимание и улучшению естественных сенокосов. Результаты не замедлили сказаться. С распаханных лугов, с подсевом трав, уже в 1959 году было получено по 30 центнеров с га замечательного сена первого укоса, да еще была собрана и отава. И надо полагать, что это не предел урожайности, так как подобная урожайность сена с заливных лугов Ветлужского края даже зафиксирована в справочниках 1848 года, когда никакого понятия не имели о минеральных удобрениях и не имели мощных современных лугомелиоратавных машин.

Нашим ветлужским маяком по подъему сельского хозяйства может служить колхоз »Коммунар» Ветлужского района, где на полях, в чистоте, холе, возделывается сахарная свекла и кукуруза, где прекрасные пойменные луга, используемые как для сена, так и для летних лагерей скота. На будущий год коммунаровцы  решили произвести на каждые 100 гектаров  пашни 75 центнеров мяса (в убойном весе) и 16 центнеров мяса на каждые 100 гектаров остальных сельскохозяйственных угодий. А в этом году они решили на каждые 1,5 гектара земли откормить по одной свинье весом не ниже 90-100 килограммов. И колхозный вожак Николай Федорович Калачёв, председатель колхоза «Коммунар», тружениками села выдвинут, а 18 марта 1962 года избран депутатом Верховного Совета СССР по Шахунскому избирательному округу № 168.

Дело чести всех тружеников сельского хозяйства Ветлужского края – равняться на маяки, работать, как передовые люди сельскохозяйственного производства и внести свой вклад в осуществление задачи, поставленной Программой КПСС, – «Создание изобилия сельскохозяйственных продуктов», когда может осуществится предначертание нашей партии , что «Всё население получит возможность удовлетворять в достатке свои потребности в высококачественном и разнообразном питании.»

И такая задача теперь по плечу сельскому хозяйству Ветлужского края. Ушли в прошлое соха и деревянная борона вместе с крестьянской конягой, являвшихся единственными орудиями труда и единственным тяглом в 56617 единоличных крестьянских хозяйствах. Ныне на просторах ветлужских полей организуют сельскохозяйственные работы крупные колхозные хозяйства, оснащенные мощной советской техникой. Не коняга с сохой идет сегодня по полю, а мощный трактор с многолемёшным плугом. Не жница с серпом убирает ныне урожай, а самоходный комбайн жнет, молотит и веет зерно прямо на поле, а грузовая машина на ходу, в поле же, принимает зерно для отправки на колхозный склад или на государственный элеватор.

Только с 1940 года количество тракторов выросло в 3 раза. В 1933 году во всём крае было 30 тракторов «фордзон», а сегодня в одном Кр. Баковском районе имеется 150 тракторов и 50 комбайнов. С 1940 года количество комбайнов увеличилось по краю в 7 раз, в 6 раз увеличилось число грузовых колхозных автомашин. Выросли и денежные доходы колхозов. За последние 5 лет, несмотря на неблагоприятные погодные условия, денежные доходы колхозов возросли в два раза.

Таковы наглядные и хорошо видные изменения в сельском хозяйстве Ветлужского края за годы Советской власти. Решения мартовского Пленума ЦК КПСС направлены на дальнейший и ещё более быстрый рост всех отраслей сельского хозяйства.

Промышленность

Основным богатством края являлся и сейчас является лес. С момента образования первых русских населенных пунктов в крае лесные промыслы занимали господствующее  положение. Население края с давних времен, о чём говорилось выше, занималось кустарными промыслами: гнали деготь, смолу, выжигали древесный уголь, производили мочало и мочальные изделия, делали деревянную и берестяную посуду.

Немыми свидетелями широкого размаха производства дегтя, смолы, скипидара, угля являются остатки древних «заводов», часто встречающихся в приречной части реки Ветлуги и Усты.  Особенно хорошо сохранился такой «завод» под дер. Красногор  Кр. Баковского района. Здесь у подножья правого коренного берега реки Ветлуги имеется несколько холмов правильной формы с ямами в средине. Это и есть древние смолокуренные заводы. Их возраст пока не определен, так как еще не было их точного обследования, но возраст их большой. Широкое развитие имели и другие кустарные промыслы: производство саней, телег, лопат, коробов, корзин. После Октябрьской Революции широкий размах кустарные промыслы получили в годы НЭПа. По переписи 1932 года, когда начался спад деятельности кустарей, и то кустарных изделий производилось очень много. Всего в это время занималось кустарным производством 26718 человек, что составляет 6,7% к общему количеству населения края. Кустарная промышленность имела годовой валовый оборот в сумме 24243 тыс. рублей. В государственной промышленности было занято 2773 человека с валовым оборотом в сумме 10395 тыс. рублей. (по экономич. сборн. Горьк. края, 1933 г.) Как видим, кустарная промышленность в начале тридцатых годов давала продукции в два раза больше, чем государственная промышленность, а по занятости рабочей силы кустарная промышленность в 9 раз превосходила государственную промышленность.

Тридцатые годы – время большого строительства государственных предприятий в Ветлужском крае. С 1925 года широкое развитие в крае получает подсочка сосны, и на станции Ветлужской строится канифольный завод для переработки получаемой при подсочке живицы. Самым крупнейшим промышленным предприятием края является завод Вахтан. Он был начат строительством в августе 1921 года в труднейшее для нашей страны время – время страшного голода, поразившего нашу страну. Но и в это тяжелейшее для нашей страны время великий Ленин видел будущее нашей страны, увидел ее нужды и будущие потребности. Где было намечено строительство этого завода? А вот где: восточная часть за рекой Ветлугой, в Ветлужском уезде, находится почти в первобытном со стоянии, покрыта по течениям рек дремучими лесами, едва лишь тронутыми рукою человека, изобильна реками и болотами, и населена весьма скудно… и до таксации огромной казенной дикоросшей дачи, эта часть страны была известна одним лишь мочальным промышленникам, приходившим сюда весною для добывания липовых лубов. (Военно-статистист. обозрен. т.17, 1848 г.) Здесь-то и было определено место строительства нового советского завода лесохимической промышленности. Конечно, оно уже не было таким, как описано выше. За прошедшее время ветлужские магнаты приложили свою руку и к этому дикому уголку ветлужской природы, но все-таки он оставался еще богатейшим лесным районом. А проводившаяся линия железной дороги Н.Новгород – Котельнич делала этот район приобщенным к крупнейшим промышленным центрам страны самой кратчайшей дорогой. «Совет Труда и Обороны (СТО) 5 августа 1921 года постановлением за подписью В.И.Ленина образовал при ВСНХ комиссию под названием «Вахтанское строительство». Этим же постановлением была утверждена постройка железнодорожной ветки протяжением 25 километров с примыканием на ст.Тоншаево к вновь строящейся железнодорожной линии Нижний Новгород-Котельнич. В то время на месте нынешнего поселка Вахтан рос дремучий лес. Единственным жильем здесь был кордон «Кормежка». Во второй половине августа сюда потянулись по лесным дорогам первые строители… После предпускового периода, 1 октября 1927 года первенец индустриальной лесохимической промышленности – экстракционный канифольно – скипидарный завод «Вахтан» вступил в строй действующих предприятий страны, начав выпуск дефицитной продукции: канифоли, скипидара и флотомасла.» (П.Березин, участник Вахтанского строительства. Горьковская правда, 24 августа 1961 года) Вахтан был и остаётся самым крупным промышленным предприятием и поставщиком  лесохимической продукции Ветлужского края. В 1929 году на станции Ветлужской Кр. Баковского района построен смолоперегонный завод, впоследствии реконструированный и объединившийся с другими предприятиями лесохимической промышленности Кр.Баковского района под названием «Ветлужский химкомбинат». В это же время строится на ст. Шеманиха Кр. Баковского района завод сухой перегонки дерева и в Ветлужском районе лесохимический завод «Сява» с выпуском продукций на 4 млн. рублей. В 1932 году проведено строительство завода стандартного домостроения «Ударник» в пойме реки Ветлуги, под дер. Красногор Кр. Баковского района. Родственный ему по профилю производства построен завод стандартного домостроения при Буреполомском лесозаводе в Шахунском районе.

Старинной отраслью промышленности  Ветлужского края   является баржестроение. В 1848 году было занято постройкою судов по реке Ветлуге 1500 чел. После Октябрьской революция произошло объединение плотников-одиночек, занятых в судостроительной промышленности, в кооперативную артель с центром в Кр.Баках.  Артель успешно развивалась. Выполняла большие заказы на баржи для Волги и для Каспия. Артели была поручена и почетная работа по созданию судов для киносъемки картины «Волга- Волга». В 1956 году  кооперативная судостроительная артель была переименована в «Лесокомбинат» и передана  Горьковскому совнархозу, как госпредприятие. Лесокомбинат сегодня – крупное многоотраслевое промышленное предприятие, производящее мебель, лыжи, рубленые дома, пиломатериалы. Выпуск валовой продукции  за последние пять лет вырос в два раза. Были и сейчас остаются одной из важнейших отраслей промышленности края лесозаготовки.

Это теперь уже другая промышленность, чем до Октябрьской революции. Здесь тоже широкое применение получили механизмы как на заготовке, так и на разделке, вывозке и погрузке. Электрические пилы, бензопилы, сучкорезы, лебёдки, подъёмные краны, тракторы, автомашины, передвижные   электростанции поставлены теперь на службу лесозаготовок, облегчая труд человека.  Объём лесозаготовок особенно возрос в послевоенные годы. Ветлужский край – ближайший лесной район к крупным промышленным центрам, и на восстановление народного хозяйства в после военные годы были поставлены лесные богатства края.

В соответствии с развитием промышленного производства растет и энергетическое хозяйство края. Электрическая энергия все большее и большее место занимает во всех отраслях  промышленности, проникает в сельское хозяйство и для удовлетворения бытовых потребностей населения. До Октябрьской революции в крае были только две маленькие электростанции в г. Варнавине и г. Ветлуге, освещавшие больницу и несколько домов. Население же  в большинстве своем не имело никакого представления об электричестве. Свечи и маленькие керосиновые лампы были основными средствами освещения. Сейчас картина в корне изменилась: лампочка Ильича проникла в большую часть населенных пунктов края. На территории края сейчас работают государственные электростанции: Уренская, Кирилловская, Отарская, построенные на реке Усте. Многочисленные электростанции предприятий, леспромхозов, колхозов, железной дороги. Планируемая электрификация железной дороги с проведением по территории края высоковольтной линии от Горьковской ГЭС еще лучше обеспечит край электроэнергией и удешевит ее стоимость.

Пищевая промышленность в районе края не получила широкого развития, хотя попытки ее создания и были. Были построены крахмальные заводы, паточные, картофелесушильные, заводики по производству пряников, конфет, но все они были нерентабельные и давали плохую продукцию.  Главной причиной, приведшей к их ликвидации, является отсутствие избыточного сырья в наших колхозах для работы этих предприятий. А малый объем предприятий не дает возможности применить высокопроизводительные машины. Самыми большими и устойчиво работающими предприятиями пищевой промышленности являются:  Ветлужский спирто-водочный завод, молокозаводы в каждом районе, перерабатывающие молочную продукцию колхозов. Я не располагаю данными   абсолютных цифр выпуска валовой продукции всеми предприятиями края, но данные Горьковского областного статистического управления за 1961 год по 15 крупнейшим предприятиям края, говорят о том, что все они работали вполне успешно и дали продукции за 1961 год больше, чем выпустили в 1960 году. Завод же Вахтан дал продукции в 1961 году на  212 % больше, чем в 1960 году.

Чтобы судить о росте промышленности за годы Советской власти в крае, приведу данные по Кр. Баковскому району, характерные и для других районов. Если оценить всю промышленную продукцию, производимую в районе, в тыс. рублей, то получится следующая таблица:

1913 1940 1950 1956 1958
Государственная 7550 14100 103606 114635
Частная 850 987 2520 6693 20497
Промкооперация 2040 6505 8465 5100
Всего по району 850 10577 23125 118764 140232

Из сопоставления цифр данной таблицы можно сделать много выводов о промышленности района. Прежде всего хочется отметить, что промышленность района беспрерывно растет.  Более быстрыми темпами растёт государственная промышленность, растёт и местная промышленность, особенно за последние годы, что находится в прямой зависимости с принятыми партией и правительством решениями об улучшении благосостояния советских людей и об удовлетворении их растущих потребностей.

Из таблицы видно, что произошло снижение выпуска продукции промкооперацией.  Это объясняется тем, что слабо механизированная кустарная промышленность выпускала дорогую и некачественною продукцию и давала убытки, а потому и пришлось некоторые артели ликвидировать, а в 1960 году ликвидировать все. Но самый замечательный вывод из этой таблицы можно сделать при сопоставлении цифр 1913 года, 1940 и 1961 годов.  Стоимость выпускаемой продукции в 1961году в 13,3 раза превосходит стоимость продукции, выпущенной в 1940 году и в 166 раз превосходит стоимость продукции, выпущенной в 1913 году.

Эти цифры – наглядный пример политики нашей партии и нашего правительства по развитию промышленности  ранее отсталых районов страны.

Транспорт

Одним из древнейших путей, игравшем главенствующее значение в жизни населения края, являлся водный путь по реке Ветлуге и по крупным ее притокам: Усте, Волу, Какше. Самые старые населенные пункты возникли на этих реках, и наибольшая плотность населения до сего времени сохраняется в районе этих рек.

Ветлуга и ее притоки служили для сплава леса и для передвижения населения, а потом и для вывоза кустарных изделий, производившихся в крае. Сплав леса и вывоз кустарной продукции велся на плотах, белянах, баржах, делавшихся местным населением, а впоследствии приводимых с Волги. С возникновением пароходного движения по Волге, оно стало развиваться и на Ветлуге. В начале XX века на Ветлуге ходило до 10 пассажирских пароходов и до 15 волжских буксиров, приводивших баржи с Волги и уводивших их с Ветлуги с пиломатериалами и материалами для шахт Донбасса. Но все это было только в течение одного весеннего месяца, а после этого наступало на Ветлуге затишье до новой весны.

С 1912 года началось строительство железной дороги Горький-Котельнич. В 1925 году был построен мост через Ветлугу, давший возможность осуществлять прямое сообщение через весь Ветлужский край до Котельнича и до Волги, а с постройкой моста через Волгу, и до Горького. Железная дорога изменила как количество перевозимых грузов и пассажиров по Ветлуге, так и характер этих перевозок. Лес в больших количествах стал перевозиться по железной дороге, особенно из глубинных районов, расположенных вдали от берегов рек. Но и сейчас еще до 1 млн.  куб. мет ров леса сплавляется по реке.

Пассажирское сообщение по Ветлуге разбилось на отдельные участки. Только весной существует прямое сообщение от Волги до г. Ветлуги на больших пароходах, а летом регулярное сообщение поддерживают небольшие катера на участке: Козмодемьянск- Воскресенск и Воскресенск- Ветлужская. Выше же Ветлужской летом ходят только служебные катера.

Изменились и методы сплава леса: уже не делают больше на Ветлуге белян, мало делают плотов-однорядков. Сплав идет, главным образом, в грузовых плотах объёмом в 5-10 тыс. куб. метров, буксируемых волжскими буксирами, что значительно сократило потребность в рабочей силе во время сплава. Отдавая должное водному и железнодорожному транспорту, нельзя забывать, что с давних пор существует и сухопутный транспорт. Через территорию среднего Приветлужья проходили очень важные сухопутные дороги, имевшие общегосударственное значение. Правда, эти дороги преимущественно использовались в зимнее время, так как весной и осенью они были почти непроходимы («российская бездорожица»- так говорили иностранцы о наших дорогах).

Первая такая дорога носила название «Из Вятской земли в Нижегородские земли».  Она шла через территорию современного Кр.Баковского района по маршруту: дер. Хомылино, Усольцево, Удельная Чащиха, Бараниха, Баки. Из Баков дорога шла через левобережье на Заводь, Носовую, Урень в г. Яранск. Вторая дорога «Из Вятской земли через Костромские земли в Москву». Эта дорога шла из Вятки через г. Яранск, Урень, Варнавин, дер. Скоки, г. Юрьевец (на Волге), г. Кострома, Москва. Существовала еще очень важная дорога из г. Н.Новгорода в бассейн Северной Двины на Великий Устюг. Она шла из Н.Новгорода на Баки, по описанному выше маршруту на Урень, а здесь отделялась от Вятского тракта и шла на г. Ветлугу, на г. Никольск (на р. Юг) и на г. Великий Устюг. Дорога существовала до постройки ж.д. Вятка – Котлас (1906 г.). В дер. Баранихе Кр. Баковского района ещё есть старики, которые помнят, как через Бараниху по зимам проходили большие обозы «устюжан». Построенная ныне шоссейная дорога Горький -Шахунья с ответвлением в Урене на г. Ветлугу вновь возрождает этот путь. Уже идут новые машины с автозавода и с грузом из Горького по этой дороге к Никольску и Великому Устюгу, так как этот путь короче железнодорожного, а современные автомашины имеют дорожные скорости не меньшие, а еще большие, чем железнодорожные. И мы вновь являемся живыми свидетелями возрождения экономических связей среднего Поволжья и Приветлужья с бассейном Северной Двины, возрождения связей, существовавших при заселении Ветлужского края славянами, но теперь опирающихся на новую политическую и экономическую основу. За последние 10 лет автомобильный транспорт на территории края получил очень широкое развитие. Автомашины в большом количестве используются на лесозаготовках, в сельском хозяйстве, на подвозках грузов к станциям железной дороги, к промышленным предприятиям, к пристаням реки. Неизмеримо возросло использование автомобильного транспорта для перевозки пассажиров. Существует регулярное автобусное сообщение между районными центрами края, сообщение с крупными ж. д. станциями. С 1957 года регулярно ходят автобусы между Кр. Баками и Горьким, а с 1958 года – между Кр. Баками и Шахуньей. В1961 году от этой линии сделано ответвление на Тонкино и Шарангу. На главных направлениях, связывающих наш край с областным центром и центрами соседних районов, «российское бездорожие» кануло в вечность, и наше молодое поколение будет знать о нем лишь по рассказам старых людей да из книг.

Социально – культурное строительство

Трудная и тяжелая  была жизнь первых поселенцев Ветлужского края. Крайне медленно шло культурное развитие края. Варнавинский и Макарьевский монастыри не были заинтересованы в культурном развитие народа. Не были в этом заинтересованы помещики и управляющие удельным имением. Им нужны были лишь одаренные одиночки для выполнения необходимых технических и канцелярских работ, связанных с ведением большого хозяйства имений, учета лесов, торговых операций.

Выше уже говорилось, что к концу XIX века  грамотность по Варнавинскому уезду составляла 15,8 %,  а по Ветлужскому уезду – 15,2 %. В начале XX века  сеть школ несколько расширилась. В городах Ветлуге и Варнавине к этому времени существовали Высшие начальные училища с 7-ми летним курсом обучения для мальчиков. В 1906 году в г.  Ветлуге открыто было первое среднее учебное заведение Ветлужского края – Ветлужская женская гимназия. В 1907 году открыта женская гимназия в г. Варнавине. В 1911 году открыта мужская гимназия в г. Ветлуге – первое среднее учебное заведение для мальчиков в Ветлужском крае.  В 1916 году  открыта гимназия в г. Варнавине. К 1917 году на территории края охват детей школьным обучением составлял 6 учащихся на 100 жителей. Общая грамотность составляла 30 % , а среди женщин только) 10%.

Только Октябрьская революция  уничтожила вековую отсталость населения Ветлужского края, дала возможность взрослому населению ликвидировать    неграмотность, а детям  получить образование.

Проведена огромная работа по строительству новых школ, по подготовке учительских кадров, по оборудованию новых и старых школ учебными пособиями, отвечающим новым требованиям советской школы. Созданная сеть школ позволила осуществить всеобщее восьмилетнее обучение детей до 16 летнего возраста, а взрослому населению через систему школ рабочей и сельской молодежи получить среднее образование. К началу 1959/1960 года на территории края имелось 565 начальных, семилетних, восьмилетних и средних школ, в которых обучалось 52300 учеников, что составит по 14 человек на 100 жителей. Кроме того, имелось 23 школы рабочей молодежи, в которых обучалось 2461 человек взрослой молодежи, работающей на предприятиях или в колхозах.

В соответствии с ростом школ росли и расходы на народное образование. В 1916 году расходы по народному образованию составили 42 коп. на душу населения края, а в 1961 году по 11 рублей 67 копеек, или в 28 раз больше. Но это только расходы на детские школы, не считая школ взрослых и специальных школ. В крае работает два лесных техникума, педагогическое училище, школа механизаторов сельского хозяйства, сельскохозяйственная школа, школа строительных десятников.

За годы Советской власти выросла новая сеть культурно-просветительных учреждений, которых не только не было до 1917 года на территории края, но и не знало об их существовании население края. Это массовые библиотеки, клубные учреждения, театры, кино, музеи.

На начало 1960 года в крае было 240 массовых библиотек с книжным фондом в 1161400 экземпляров книг. Имеется 328 клубных учреждений, многие из которых представляют настоящие дворцы. Вот что мы читаем о Доме культуры Вахтана:  «Это белокаменное здание с колоннами, с многочисленными комнатами, киноконцертным и спортивным залами и тридцатью другими помещениями… Давайте пройдемся по дворцу. Вот лекционный зал на 200 человек, библиотека с читальным залом, располагающая 30-и тысячами томов. Три комнаты отведены детям. Это так называемый «детский сектор». Только маленьких актеров занимается в драматическом кружке 100 человек. Но, пожалуй, самый красивый, просторный и светлый – это танцевальный зал с колоннами. И когда вечером здесь в вихре вальса закружатся пары, забываешь, что находишься в далёком лесном поселке, за сотни километров от больших городов. Да и киноконцертный зал имеет городской вид – шутка ли, на 430 человек.» (Горьковская правда, 15 декабря 1961 года). Не имели никакого понятия большинство людей края о кино до Октябрьских дней, а сейчас в крае имеется 215 киноустановок.

Не лучше было и с медицинским обслуживанием населения.  Выше уже говорилось, что к концу XIX века в крае было 5 больниц. К 1917 году их было несколько больше. Но это были бедные учреждения, не располагавшие никакой аппаратурой для диагностики болезни.

Сейчас в крае 42 больницы, имеющие 1409 мест для стационарного лечения. Имеется 47 амбулаторий для ежедневного приема больных, 188 фельдшерских и акушерских пунктов для приема больных в дальних селениях. В каждом районе имеются лаборатории для  производства медицинских анализов, два электрокабинета, три рентгеновских кабинета. Такие медицинские учреждения до Октябрьских дней имелись только в больших городах.

Никакого понятия не имело население края о дошкольных учреждениях. Работница и крестьянка-мать шли на работу с малолетними и грудными детьми, а часто и рожали детей в поле, в поле и кормили грудных ребят.

Сейчас в крае имеется 28 постоянных детских яслей, обслуживающих 1233 детей ясельного возраста, 76 детских садов, обслуживающих 3833 детей дошкольного возраста.

Этот сухой перечень цифр, но красноречивее всяких слов говорит о тех колоссальных изменениях, которые произошли в крае после 1917 года в деле культурного развития населения.

Выросли культурно и политически люди края, показывая образцы в труде в годы мирной жизни, показавшие образцы героизма в годы Великой Отечественной войны. За боевые подвиги награждены тысячи граждан Ветлужского края, и среди них великой славой овеяны дела  Хлебова Николая Павловича, Синявина Федора Фёдоровича, Березина Андрея Арсентьевича, Чугунина Михаила Васильевича, Удалова  Николая Ивановича из Кр. Баковского района; Скворцова Андрея Аркадьевича, Малышева Михаила Васильевича из Варнавинского района, Душеина Владимира Васильевича, Кириллова Владимира Яковлевича из Ветлужского района, Майкова Александра Николаевича, Ручина Александра Степановича из Воскресенского района; Рогожникова Николая Алексеевича из Шахунского района. Их дела и подвиги служат ярким маяком для каждого ветлужанина, примером беззаветного служения нашей Родине. Другими стали люди Ветлужского края, другой стала экономика и культура. Неузнаваемо изменился и весь внешний облик края, облик сел и деревень, речных пристаней и железнодорожных станций. Иным стал труд и быт людей. Иные стали думы и песни ветлужских рабочих и колхозников. Кануло в вечность проклятое прошлое, веками душившее все живое и разумное, все светлое человеческой души. Нет больше на Ветлуге адуев, нет унизительного труда плотовщиков. Сегодняшний сплавщик, владеющий могучей советской техникой, – свободный творец своего счастья, борец за счастье всего советского народа, вносящий свой достойный вклад во всенародное дело досрочного выполнения семилетнего плана. Да и сама Ветлуга стала иной, иной сделалась и ее экономическая роль в народном хозяйстве края. Она не стала единственной транспортной артерией края, единственной нитью, связывающей край с внешним миром нашей страны. Не грусть и тоску несут в своих песнях ветлужские люди, работая на полях, в лесах, в цехах заводов, на просторах любимой реки, а песни радости, песни гордости за нашу любимую советскую Родину, песни, славящие труд, мечты советского человека, строящего коммунизм. Но значит ли это, что все прошлое надо забыть? Нет и еще раз нет! Нашей молодежи надо знать историю своего края, знать, какими тяжкими путями шли их деды и отцы, какие величайшие блага принесла нашему народу Великая Октябрьская революция, давшая возможность увидеть счастливое и радостное сегодня.

Список   литературы

1.    В. И.Ленин.  Развитие капитализма в России,  т. 3, изд. 4

2.    С.С.Станков.  Очерки физической географии Горьковской обл.

3.   «Природа  Горьковского и Кировского краев».

4.   «Россия». Полное географическое описание нашего отечества. т. 1,

Московская   промышленная область.  СПБ.  1901 г.

5.    Н.М.Шомысов. Геология и полезные ископаемые Горьковской обл.

6.    Е.А. Живчикова.  Полезные ископаемые Горьковской обл.

7.    А.Овсяников. Географические очерки и картины Поволжья.  т.1, 1878 г.

8.    И.И. Кром. Из далекого геологического прошлого Ветлужского края.

9.    А.Н.Рождественский. Краткие сведения о раскопках в Костромской губ.

10.  Н.А.Качинский. Происхождение и жизнь почвы.

11.  Журнал «Природа и хозяйство», издание Ленинградской

лесотехнической  академии, выпуск 2-ой, 1931 г.

12.  Е.П.Чистяков.  Плотовой сплав.  1934  г.

13.  Проф. Б.П.Серебряков. Почвы Горьковского края.  1934 г.

14.  И.Д.Артамонов. Лесное хозяйство Горьковской обл.  1951 г.

15.  Б.С.Жуков. Человек Ветлужского края.

16.   Б.С. Жуков.  Первобытные культуры в Нижегородском крае.

«Краеведческий сборник».Труды Нижегородского

педагогического института. 1924 г.

17.  Ю.Готье.  Замосковский край в ХУ11 веке.

18.  С.Б.Веселовский. Село и деревня в Северо-Восточной Руси XIV-XVI  в.

19.  М.К.Любавсквгй. Образование основной территории великорусской

народности. Из-ство Академии Наук.  1929 г.

20.  А.С.Уваров. Меряне и их быт по курганным раскопкам.

21.  К 350 – летию покорения Казани. Подлинная о Казанском походе

запись Царственной книги И Сказание князя Курбского.

Под редакцией В.Афонасьева. 1902 г.

22.  С.Ф.Платонов. Очерки по истории смуты в Московском государстве

в XVI-XVII веках.

23.  В.Л.Комарович.  Китежская легенда. Издание Академии Наук СССР. 1936 г.

24. Я. Крживоблоцкий. Материалы для географии и статистики России.

Костромская губ. 1861 г.

25.  Памятная книжка Костромского губ. стат. комитета на 1862 г.

26.  С.К.Кузнецов. Русская историческая география. 1910 г.

27.  С.М.Середонин. Историческая география. Лекции, читанные в

Петроградском Археологическом ин-те.   1916 г.

28.  П.Зарубин.  О Варнавинском уезде. Журнал «Русский вестник». Т. 6, 1855 г.

29.  П. Мельников.  Отчет о современном состоянии раскола. 1854 г.

30.  Ржига. Разиновщина и раскол в Нижегородской губ.

Журнал «Краеведческий сборник», т. 1,  1924 г.

31.  А. Попов.  Материалы из истории возмущения Стеньки Разина.  1857 г.

32.  Нижегородский край. Издание Нижегородского губ. правления.  1901 г.

33.  Г.Перетятькович.  Поволжье в XV -XVI  веках.  Москва, 1877 г.

34.  Проф. иеромонах Макарий. Сказание о жизни и чудесах

Макария Желтоводского и Унженского. 1850 г.

35.  Архимандрит Макарий. История Нижегородской иерархии

с 1672 г.  по 1850 год.  С.Петербург.  1857 г.

36.  М.Д.Чулков.  Историческое описание  Российской коммерции.  СПБ., 1781 г.

37.  20 лет Марийской АССР.

38.  Александр Ратшин. Полное собрание исторических сведений

о всех бывших и ныне существующих монастырях

и примечательных церквах в России. Москва, 1852 г.

39.  История народного хозяйства СССР. Под редакцией

проф. Ф.Я.Полянского. 1960 г.

40.  Василий Андросов. Хозяйственная статистика России. 1827 г.

41. В.Никонов. История освоения Среднего Поволжья по материалам топонимики.

Сборник «Вопросы географии»  №50.

42. М.А.Цветков. География внутренних лесных рынков  в Европейской России

во второй половине  XIX века и начале XX в.

43. В.А.Попов. Движение народонаселения в Вологодской губ.

Записки русского географического об-ва, т. 2,  1871 г.

44. Военно-статистическое обозрение российской империи. Костромская губ.,

том 4, часть 3. С.Петербург, 1848 г.

45. Списки населенных мест по сведениям 1870-72 г.  Костромская  губ.

46. Списки населенных мест по сведениям 1859 г. Вологодская губ.

47. Списки населенных мест по сведениям 1859 г. Нижегородская губ.

48. Списки населённых мест по сведениям 1859 г. Архангельская губ.

49. Первая всеобщая перепись населения  Российской империи 1897 года.

50. Предварительные итоги Всероссийской с.-х.  переписи 1916 года.

51. Районы Горьковского края.  Экономический справочник.  т. 2, ч. 1, 1934 г.

52. Справочник народного хозяйства Кр.Баковского р-на за 1932 год.

53.  А.Кучкин, В.Мамонтов. Очерки по истории Уренского р-на.

Газета «Колхозная искра» за февраль-март 1957 г.

54. А.Халиков, Е.Безухова. Археологическое обследование

северных районов Горьковской обл. «Горьков. правда», 18.08.1957 г.

55. В.Безухова. Экспонаты, которым тысячи лет. »Горьков. правда», 13.11.1959 г.

56. Н.Березин. Лагенда о девушке Ирге. »Горьковская правда», 23.03.1958 г.

57. П.Березин.  Поселку Вахтан 40 лет. »Горьковская правда», 24.08.1961 г.

58. М.Владимиров. Дворец в лесном поселке.»Горьковск. правда», 15.12.1961 г.

Печатается по тексту:

Н.Г.Тумаков. Ветлужский край. 1962 г.

Рукопись. Из фондов Краснобаковского районного исторического музея.

23.04.2015 · Богуслав · Комментариев нет
Рубрики: НИЖЕГОРОСКАЯ ОБЛАСТЬ, КРАЕВЕДЕНИЕ НИЖЕГОРОДСКОГО КРАЯ

Написать комментарий

Это не спам.


интернет казино вулкан еще